История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Станислав Мешавкин

УВАЖАЕМЫЕ ДРУЗЬЯ ФАНТАСТИКИ!

[Речь на торжественном вручении призов «Аэлита-2001»]

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© С. Мешавкин, 2001

Выложено с любезного разрешения автора - Б. м., б. г.- 6 с.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

    Уважаемые друзья фантастики!

Прежде всего хочу поприветствовать зал, всех тех, кто пришел сегодня на эту торжественную церемонию, а наособицу тех, кто приехал издалека, гостям - особый почет и уважение.

Позвольте представить президиум - директор ООО "Уральский следопыт" Игорь Алексеевич Колесников, Сергей Александрович Другаль, член редакционного совета журнала "Уральский следопыт" Сергей Иванович Казанцев, Виктор Саргин, Андрей Плеханов.

* * *

Двадцать лет назад впервые в истории советском фантастики была вручена премия-приз "Аэлита". Дата не юбилейная, но круглая и это дает основание вернуться к истокам рождения традиции. Ну прежде всего хотя бы потому, что как бы в дальнейшем не складывались события, "Аэлите" самой судьбой суждено навсегда остаться в летописи, ибо она первая. Во-вторых, нередко подлинная хроника событий подменяется звонкой фразой типа: "Нашло на коллектив "Следопыты" озарение и в один прекрасный день родилась прекрасная "Аэлита"". Все было будничнее и сложнее.

"Аэлита-81": А. Стругацкий и А. Казанцев
Фото В. Коблова

В один из осенних вечеров 1980 года я вернулся из редакции по обыкновению поздним вечером и перед сном решил почитать "Комсомолку". И как-то сразу обратил внимание, что в одном номере "Комсомолка" вручала аж целых два приза - не помню за что, да это и не важно. И мне стало профессионально обидно. "Следопыт" тогда круто набирал обороты, обретал всесоюзную известность, а в активе - ни одного приза.

Утром следующего дня - не в пример сегодняшнему, я был тогда достаточно энергичен, взялся за дело. Собственно, претендентов внутри редакции было два, два кита "Следопыта" - краеведение и фантастика. После недолгого раздумья, пригласил В.И. Бугрова. У него, оказывается, давно зрела эта идея, но он не решался поделиться ею. Близко знавшие Виталия Ивановича согласятся со мной. Он мог днями и ночами отдаваться творческой работе, а вот аренда помещения, выбивание денег, бронирование гостиниц, транспорт а именно это составляет львиную долю труда по проведению "Аэлиты" - все это было глубоко чуждо его характеру.

Полагаю, с самого начала мы верно определили стратегический характер премии. Многие солидные издания - "Огонек", "Вокруг света" имели свои премии, но они носили закрытый, ведомственный характер. Мы решили, что премия присуждается независимо от места публикации и второе - она должна носить официальный, если не всесоюзный, то общероссийский статус, что по тем временам было крайне важно. В те годы Союз писателей РСФСР был мощной творческой организацией, возглавлял его теперь уже автор двух гимнов Сергеи Михалков, а комиссию по фантастике - Сергей Абрамов. И у него, оказывается, давно зрела эта идея, но он не видел реальных путей ее воплощения. Словом, семя упало на подготовленную почву.

Срочно потребовалось отсылать документы в Москву и впервые стал вопрос о названии, хотя бы временном. Кто-то произнес "Аэлита". Все дружно поморщились, но приняли как рабочее. Почему поморщились? По странной прихоти случая почему-то именно в конце семидесятых - начале восьмидесятых слово Аэлита была необычайно популярными оттого затасканным, заштампованным. Повсюду в т. ч. и в Свердловске существовали задрипанные забегаловки с этим романтическим именем, даже стиральный порошок и тот гордо назывался Аэлитой. Решили, что пока документы будут блуждать по Москве, мы придумаем более звучное, яркое название. И потому во всех официальных документах после слова "Аэлита" следовало в скобах уточнение "название рабочее".

Объявили конкурс среди местных фэнов и сотрудников редакции. Тематика строго не ограничивалась, но предпочтение отдавалось следующим приоритетам:

"Аэлита-2001": А. Плеханов, В. Саргин, С. Казанцев, С. Другаль, И. Колесников, С. Мешавкин

1. Название по имени популярного персонажа мировой и отечественной фантастики.

2. Космос. Тогда мы этому придавали большое значение. Старожилы помнят, что первые фестивали неизменно проходили в апреле - месяце рождения космонавтики, а первые председателем жюри по присуждению премий стал летчик-космонавт Макаров.

3. Раз премия рождается на Урале, то и имя может быть уральские: камни, горы, сказы Бажова и т. д.

Через месяц собрались в кабинете главреда, поставили большой самовар. Всего было предложено порядка 35-40 вариантов, жаль у меня не сохранился список, возможно он есть в архивах Виталия Ивановича или Игоря Георгиевича. Назывался очередной вариант, сообща обсуждался. Через два часа все сорок вариантов были отвергнуты демократическим большинством! Мы сначала обескураживающе-недоуменно переглянулись, а потом дружно, облегченно рассмеялись Лучшего имени, чем "Аэлита" не нашлось.

Трудно рождался и эскиз приза. Известные мастера по камню принесли несколько вариантов, но они слишком походили на спортивные кубки и вазы. И вот однажды заглянул ко мне мой давний друг, позднее трагически погибший в автокатастрофе писатель и журналист Юрий Яровой. По складу характера это был человек действия. Узнав о моих проблемах, он молча взял стопку бумаги, ручку и тут же в кабинете стал сосредоточенно черкать, отбрасывая один листок за другим. Минут через десять протянул набросок. Это был прообраз сегодняшней "Аэлиты". На другой день он привез в редакцию камнереза Виктор Саргана и художника Михаила Надеенко. Так окончательно родилась модель "Аэлиты".

Мой экскурс в историю затянулся - я это отчетливо сознаю и винюсь перед вами - и все-таки еще один заключительный штрих.

С самого начала имя будущего лауреата не вызывало сомнений - Аркадий и Борис Стругацкие. Абрамов был полностью согласен с нами, но мрачно предупредил: правление не утвердит кандидатуру Стругацкого.

В те годы в правлении преобладали снобы, признающие исключительно лишь реалистическую литературу, фантастика же считалась второстепенным сортом, чем-то вроде "дешевого чтива". Стругацкие, как лидеры фантастики, вызвали особенно острую неприязнь.

"Аэлита-2001": Марина Дяченко

Блестящий выход из тупиковой ситуации подсказал все тот же Абрамов. Он настоятельно посоветовал мне заручиться поддержкой обкома партии. Я откровенно рассказал в обкоме об обстановке в московской писательской среде, попросил помощи. Через два дня получил "добро". Окрыленный, позвонил Абрамов. Тот во всех затруднительных случаях, а их было немало, пускал в ход тщательно отрепетированную магическую фразу: кандидатура Стругацкого согласована редакцией "Уральского следопыта" со Свердловским обкомом партии. Каюсь, даже десятилетия спустя, когда у меня с Аркадием сложились, смею полагать, искренние и глубокие дружеские отношения, даже сидя за бутылкой-другой водки в Свердловске, или, что чаще всего в маленькой квартире на проспекте Вернадского, я ни разу не упомянул об этой детали. Зачем ему, крупному художнику, знать все эти мелкие дворцовые интриги.

Итак, 20 лет тому назад произошло знаменательное событие. Впервые в истории отечественной фантастики была вручена литературная премия в области фантастики. Обладателями "Аэлиты" стали патриарх советской фантастики Александр Казанцев и Аркадий и Борис Стругацкие.

И поскольку дата почти юбилейная, назову в хронологическом порядке всех последующих лауреатов: Зиновий Юрьев, Владислав Крапивин, Сергей Снегов, Сергей Павлов, Ольга Ларионова, Виктор Колупаев, Север Гансовский, Олег Корабельников, Владимир Михайлов, Сергей Другаль, Василий Звягинцев, Геннадий Прашкевич, Кир Булычев, Евгений Гуляковский, Сергей Лукьяненко, Вадим Шефнер.

Вполне допускаю, что кто-то, и не без основания подкорректировал бы этот список, и что еще более очевидно, пополнил бы его, но, как мне представляется в целом произведения лауреатов "Аэлиты" объективно отражают состояние отечественной фантастики конца XX века, а значительная часть - вершинные достижения этого жанра. Жаль, не удалось реализовать идею - издать специальную библиотек лауреатов "Аэлиты".

"Аэлита-2001": Виктор Косенков

На "Аэлите" мы чаще говорим о литературной стороне фестиваля. Но 20 лет назад на "Аэлите" произошло еще одно знаковое, как теперь событие - рождение советского фэндома. В Америке это случилось в 1926 году, у нас на 55 лет позднее. Аэлита собирала сотни фэнов со всех уголков страны.

Как-то незаметно, как само собой разумеющееся, отцом всесоюзного дома фантастов стал Игорь Георгиевич Халымбаджа. По справедливости я должен назвать еще три-четыре десятка имен, но боюсь кого-то упустить, а, значит, обидеть и потоку всем им, особенно активистам клубов "Миф" и "Радиант" огромное спасибо. Не будь их - фэновское половодье смело бы маленький коллектив редакции. Да и гости были великолепны - ни безденежье, ни громадные расстояния, ни вечные бытовые неустройства - ничто не останавливало их. С умилением вспоминаю, как утром пробирался к кабинету, осторожно переступая через тела мерно дышащих после бурной ночи фэнов. Палатки во дворе редакции, звон турнирных мечей - романтическое время!

А сейчас к главному событию дня. Жюри и редакция журнала "Уральский следопыт" присудили главный приз фестиваля - приз "Аэлита" Марине и Сергею Дяченко. Приз вручает директор журнала "Уральский следопыт".

Наверное, не один я обратил внимание на знаменательное совпадение. В 1981 году первую премию получил семейным дуэт Стругацких, а ровно двадцать лет спустя дуэт Дяченко.

Приз имени Ефремова - это приз за пропаганду достижений отечественной фантастики. Лауреатом стал Владимир Борисов (Абакан).

Следующая номинация "Старт". Как явствует из самого названия он присуждается за лучший литературный дебют. Среди многих претендентов победителей стал В. Бурцев.

"Аэлита-2001": Александр Ройфе

Роль и значимость Виталия Ивановича в развитии отечественной фантастики, а в особенности фантастики "Уральского следопыта" неоценимы. Приз имени Бугрова присуждается за лучшее литературоведческое исследование. Итак в области критики и библиографии жюри назвала лауреатом Александра Ройфе (Москва). Приз вручает член редакционного совета "Уральского следопыта" Сергей Иванович Казанцев.

К залу: Есть ли вопросы, к лауреатам, к редакции "Следопыта" к президиуму. Возможно, есть желающие выступить, высказать замечания?

В заключительных словах мне прежде всего хотелось бы от имени редакции и всех присутствующих сказать благодарственное слово руководству камерного театра, персонально Л.А. Худяковой, которая все эти последние годы любезно предоставляет в распоряжение фэнов этот по-домашнему уютный зал.

Определенная веха - как-никак 20 лет позади. "Аэлита" вступила в XXI век. Очень хотелось, что бы она смелее шла по пути поиска. Брать на вооружение все лучшее, что накоплено фэновским движением как в нашей стране, так и за рубежом. Да и в самой практике "Аэлиты" есть что позаимствовать: когда-то на сцене выступали фэны с самодеятельными номерами, поэты, барды, музыканты. Чтобы оживить аудиторию - не слишком чинно-спокойно все проходит, устраивать прямо в зале экспресс-викторины, конкурсы и т. д. и т.п.

Возможно, в рамках фестиваля стоило бы проводить дискуссионные клубы или круглые столы с привлечением крупных ученых и писателей. Диалог ученых и фантастов по острейшим проблемам науки с заглядом в будущее наверняка вызвал бы интерес общественности, повысил духовный потенциал "Аэлиты". И, наконец, полагаю, что стоило бы поменять постоянного ведущего этой программы - на мой объективный взгляд, он излишне консервативен.

Очень хотелось бы надеяться и верить, что "Аэлита" обретет новые краски, станет ярким литературным праздником России!

    До новых встреч на "Аэлите". Спасибо всем!



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001