История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

RU.FANTASY.ALT

Художественная литература в жанре Fantasy

КОНФЕРЕНЦИИ ФИДО



- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 88 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Чтв 14 Дек 00 21:25 
 To   : All                                                 Птн 15 Дек 00 23:30 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Валентинов Андрей (2/4).     
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    Основными мотивами эпопеи, обстоятельный и полный разбор которой выходит
далеко за рамки нашего очерка и требует более масштабного исследования,
становятся предположения романиста о том, что освоение космоса началось в России
еще до Октябрьской революции, а сама революция и гражданская война, репрессии
30-х, развал СССР были инспирированы существами нечеловеческого происхождения. В
принципе, идея эта не нова для русской литературы. Еще в 1830-х годах русский
писатель М.H. Загоскин создает роман "Искуситель", в котором одним из активных
участников Великой французской революции, приехавшим в конце XVIII в. в Россию
сеять смуту в душах юношества, был сам Сатана. Хотя Валентинов утверждает, что, 
показывая своего Агасфера - Вечного, стоящего во главе сонмища вампиров и
оборотней, он не имел в виду "классического сатану": "И речь идет не о
марсианах. У меня действуют силы разумные, но нечеловеческие. Как ученый, я
допускаю участие их в истории, хотя в обозримом прошлом не вижу реальных следов.
Но почему не предположить существования в очень далеком прошлом иных,
нечеловеческих цивилизаций? Это вполне возможно, в том же Коране об этом
подробно рассказывается. Что получилось реально в семнадцатом году? Несколько
десятков озверевших от теории интеллигентов взялись спасать человечество. Я
просто решил, что эти интеллигенты могут быть и нечеловеческого происхождения".
    Образы "нелюдей" у романиста получились достаточно убедительными. Они зримы 
и узнаваемы. И если в 1-й трилогии лишь в самом конце начинаешь подозревать, что
Агасфер скрывается под маской Председателя СНК В. Ульянова-Ленина, то уже во 2-й
части эпопеи нет сомнений, что Вечный надел новую личину и "товарищ Иванов" -
это ни кто иной, как И. Сталин. Парадоксальность ситуации усиливается, когда
читатель знакомится с "подпольным Политбюро", возглавляемым "товарищем
Чижиковым" (также один из партийных псевдонимов И.В. Джугашвили). Получается,
что в одно и то же время, в одном и том же месте (а не в параллельном мире)
существуют два Сталина. Один настоящий, старый большевик, помогающий будущим
жертвам скрываться от репрессий. И другой - нелюдь, в духе Фантомаса
скрывающийся за известной всем маской, эти репрессии организующий. Что это? Еще 
одна вариация на тему известного советского мифа о "добром товарище Сталине", не
ведавшем, что его именем в Советском Союзе освящался разгул террора? Вряд ли. А.
Валентинов слишком умен и тонок, чтобы опускаться до подобного рода
мифотворчества. Он просто уважает своего читателя, оставляя за ним право на
домысел, на сотворчество. Это становится очевидным, когда, знакомясь с 3-й
трилогией, пытаешься ассоциировать Агасфера с реальными лицами новейшей истории 
России. Ужели Вечного следует называть теперь Борисом Николаевичем Ельциным?
Hапрашиваются аналогии с попытками Пьера Безухова "просчитать" с помощью
кабалистики нечеловеческое происхождение Наполеона Бонапарта. И вновь романист
виртуозно уходит от прямого ответа, предоставляя право выбора самому читателю.
    Наиболее удачным, на наш взгляд, в когорте Вечного вышел образ Всеслава
Волкова. Это развивающийся, психологически убедительный персонаж, знакомый еще
со страниц "Слова о полку Игореве". Князь-оборотень Всеслав Брячиславич
Полоцкий, погубивший свою бессмертную душу волхвованием, никак не может
успокоиться. Он вновь и вновь идет навстречу противнику в надежде, что найдется,
наконец, тот, кому суждено его остановить.
    Естественно, есть в романах и добрые силы, помогающие положительным героям в
их ратоборстве с неприятелем. Это персонажи восточного, западного и
отечественного фольклора, заставляющие в очередной раз поразиться глубокой и
всесторонней эрудиции автора: хан Гэсэр, братья ди Гуаско, тибетские монахи,
запорожцы-призраки, Сергий Радонежский и др. Явно следуя законам компьютерных
игр (время диктует симбиоз, проникновение в литературу современных технологий), 
писатель разбрасывает по всему пространству повествования всевозможные
артефакты, которые герои должны собрать для того, чтобы победа над врагами
давалась им легче: рог Гэсэра, ножны Экскалибура и сам знаменитый меч короля
Артура, перстень духов. Подобная поэтика валентиновских романов позволила И.
Феоктистову сопоставить их с фильмами об Индиане Джонсе: "Совпадения налицо: тут
и там герои, чтобы спасти свои жизни и само мироздание, должны искать чудесные
предметы, реликвии седой старины, обладающие магическими свойствами".
    И все же главными героями эпопеи являются не навьи силы, а реальные люди. В 
первой трилогии, как верно подметил В. Владимирский в статье "История и
фантастика", А. Валентинов "главным предметом исследования сделал эволюцию
взглядов двух человек (белогвардейского капитана Ростислава Арцеулова и красного
комиссара Степана Косухина.-И.Ч.), изначально принадлежащих к противостоящим
лагерям, но постепенно постигающих природу сил, приведших страну к хаосу
гражданской войны, и понимающих всю нелепость вооруженного противостояния
сторонников различных идей". Героями второй трилогии стали сотрудники НКВД
(Сергей Пустельга, Михаил Ахилло) и их жертвы (Юрий Орловский, писатель Бертяев,
прототипом которого, несомненно, был М.А. Булгаков, с романом которого "Мастер и
Маргарита" ведет полемику Валентинов, Ника), хотя разделение на "жертв" и
"палачей" здесь чисто условно. По словам того же В. Владимирского, "автор сумел 
удержаться на некой невидимой грани, не сдавая все карты в руки одной из сторон 
<...>. Сотрудники карательных органов, встречающиеся среди центральных героев
романов, выглядят едва ли не более неприкаянными и несчастными, чем вчерашние - 
или завтрашние - жертвы HКВД. Последние порой даже оказываются в более выгодной 
с точки зрения морали позиции, так как перед ними не вста т дилемма о том, что
дороже: честь офицера или чистая совесть? А ведь для е  разрешения существует
только один проверенный способ. Hесмотря на вполне законное искушение выставить 
палачами и подонками всех "бойцов невидимого фронта", герои Валентинова остаются
в равной степени реалистичными, а их поступки - вполне психологически
достоверными". То же можно сказать и о героях трилогии о 1991-1992 годах:
Николае Лунине (образ явно автобиографический, имеющий много общего с судьбой
самого автора), Фроле Соломатине, Михаиле Корфе.
    Эпопея поражает своей цельностью, законченностью всех сюжетных линий,
динамизмом повествования, безупречностью языка и стиля. Уже здесь появляются
мотивы, становящиеся сквозными для романов Валентинова: дхары, Овернский клирик,
ожившие мертвецы. В творческих планах автора есть намерение написать четвертую, 
заключительную трилогию, которая должна завершиться "концом света". Правда,
после выхода в свет дилогии "Нам здесь жить" писатель, намекнувший, что
Армагеддон уже произошел и доведший до конца историю дхарского народа, полагает,
что уже частично реализовал свой замысел.
    Следующие три романа ("Серый коршун", "Овернский клирик" и "Дезертир") не
входят ни в какие циклы, хотя и в них присутствуют сквозные мотивы (прежде
всего, эпизоды из жизни дхарского народа), связывающие произведения между собой.
В жанровом плане "Серый коршун" и "Овернский клирик" - это
историко-фантастические детективные триллеры. Правда, первый из них - детектив
без детектива, зато второй обладает всеми необходимыми компонентами
криминального жанра.
    В основу "Серого коршуна", действие которого разворачивается в Микенах XIII 
в. до н. э., положен прием, обыгрывающий частичную амнезию главного героя, столь
удачно использовавшийся Ф. Фармером и Р. Желязны. Возвратившийся на родную землю
бывший вавилонский наемник Клеотер волею случая оказывается вовлеченным в
заговор и в результате дворцового переворота восседает на микенском престоле.
Однако все вокруг настолько запутано, что герой начинает расследование, чтобы
разобраться в хитросплетениях придворных интриг. Тем более, что ему прямо и
косвенно намекают на то, что венец ванакта он носит не без права. Так кто же он,
"серый коршун"? По законам жанра писатель до самого конца держит нас в
напряжении. Но прямого ответа на вопрос Валентинов не дает, вновь предоставляя
читателю право самому выбрать устраивающий его вариант финала.
    Роман очень познавателен. Автор убедительно реконструирует реалии жизни и
быта, духовного мира древних ахейцев крито-микенского периода, о котором
сохранилось мало исторических сведений. Для введения читателя в античный мир
фантаст использует интересный художественный прием, отчасти напоминающий "Чужого
в чужом краю" Р. Хайнлайна. Мы воспринимаем все глазами почти инопланетянина, т.
е. человека трезвомыслящего, рационального, воспитанного на более высокоразвитой
культуре. Клеотер - столичный житель, оказавшийся в глухой провинции. Здесь все 
подчинено несколько иному ритму, иным законам.
    В творчестве Валентинова впервые звучит мотив "двойного зрения", которое в
дилогии "Нам здесь жить" получит "научное обоснование" и будет названо "теорией 
адаптации Семенова-Зусера". Клеотер, родившийся в Микенах, но покинувший их еще 
в детстве, глубоко чужд окружающему его миру. Он не видит и десятой части того, 
что видят обыкновенные ахейцы. Те, например, уверены, что вокруг них живут боги,
кентавры, циклопы и прочие мифологические персонажи. Для серого же коршуна вс 
это лишь сказки экзальтированной толпы. Таким образом, автор как бы превращает
роман из фантастического в реалистический. Кентавров, сатиров и дриад на самом
деле нет. Они только плод воображения. Подобная точка зрения примиряет ванакта с
действительностью, заставляя относиться к своим подданным как к взрослым детям. 
Лишь однажды второе зрение открывается и у Клеотера: "Я чуть не попятился.
Вместо Телла у огня пристроилось жуткое чудище - получеловек-полуконь с людским 
торсом и лошадиным телом. Иппоандрос... <...> Тея убрала руку, и все приняло
прежний вид <...>. Я нерешительно оглянулся. Иппоандросы, киклопы, наяды с
дриадами... Что это? Безумный бред дикарей - или мир, который не позволяет
увидеть Тот, в Кого я верю? Но мне жить в этом мире". Так кто же прав в этом
споре? Клеотер предпочитает не мудрствовать лукаво, спрятавшись в сиянии ауры
Единого. Он не решается расстаться со своей самобытностью и стать настоящим
ахейцем. И даже в эпилоге мы видим его, уже прожившего долгую жизнь среди
греков, вс  таким же "чужим в чужом краю".
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 89 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Чтв 14 Дек 00 21:28 
 To   : All                                                 Птн 15 Дек 00 23:30 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Валентинов Андрей (3/4).     
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    Мотив "двойного зрения" развивается и в "Овернском клирике", по нашему
мнению, одном из наиболее интересных произведений А. Валентинова.
    За внешней динамичной и увлекательной фабулой книги (расследование
таинственного исчезновения и убийства) скрыта глубокая и важная тема -
зарождение в недрах мрачного средневековья гуманистической философии эпохи
Возрождения. Главному герою, монаху аббатства Сен-Дени Гильому (бывшему
участнику крестового похода Андре де Ту) волею церковного начальства поручено
разобраться в таинственных делах, творящихся в архиепископстве Тулузском.
Сатанисты, еретики-катары, нечисть, защищающаяся крестом (оказавшаяся
впоследствии, конечно же, излюбленными валентиновскими дхарами-лограми) - вот та
атмосфера, в которой Овернский клирик проводит сво  расследование. Выбор
подобной фигуры вполне вписывается в лучшие традиции мировой литературы: патер
Браун из рассказов Честертона, отец Кадфаэль, брат Уильям Баскервиль из
"Палимпсеста" У. Эко. Все они не просто внимательные и проницательные
следователи, а, в силу своего сана, еще и глубокие философы, способные не только
найти преступника, но и понять и объяснить мотивы, движущие им.
    Таков и брат Гильом у Валентинова. Мотив "двойного зрения" получает в
"Овернском клирике" двойную же мотивировку. С одной стороны, с помощью
чудодейственного бальзама логров у де Ту открываются глаза. Он видит истинный
лик логров-дэргов, а не тот облик, в котором их зрят остальные люди. С другой
стороны, у брата Гильома открывается еще одно, духовное зрение, или, лучше,
прозрение. Разгадать загадку для него не самоцель, он делает это почти без
труда. Гораздо важнее увидеть то, что скрыто за самим решением папской курии
провести расследование в Тулузском графстве. Кому выгодно? Де Ту видит, что его 
доклад может спровоцировать разгул церковного террора. Почему же, задается
вопросом Овернский клирик, а вместе с ним и А. Валентинов, почему мы, люди, так 
нетерпимы к любой форме инородности, непохожести на нас. И почему так стремимся 
все унифицировать, сделать единообразным, идя при этом даже на крайние меры? Не 
в силах предотвратить неизбежное, брат Гильом бежит из готовящейся зажечь костры
инквизиции Европы на Восток. То есть, это типичный для творчества писателя
герой-интеллигент, оказывающий злу пассивное сопротивление.
    Еще более философским произведением является роман "Дезертир", сочувственно 
принятый как критикой, так и читателями. С похвалой, например, отозвался о нем
мэтр российской фантастики Б.H. Стругацкий. Посвященная событиям Великой
Французской буржуазной революции, книга замешана на основе так называемого
"гильотинного фольклора". Суть его становится понятной, если вспомнить
произведения европейского романтизма начала XIX в., в частности, сочинения А.
Дюма "Тысяча и один призрак", "Женщина с бархоткой на шее" или уже упоминавшийся
выше роман М.H. Загоскина "Искуситель". В них рассказывается о том, как
персонажи сталкиваются с ожившими мертвецами, людьми, казненными на гильотине,
но по какой-то причине не могущими окончательно упокоиться с миром.
    Аналогичный сюжет обыгрывается и в "Дезертире". Его герой, французский
аристократ, погибший в бою с санкюлотами, но вернувшийся на землю для исполнения
обета, суть которого им забыта. "В одиночестве, - пишет В. Владимирский в своей 
рецензии на книгу, - в охваченной огнем революции стране этот человек
оказывается в положении, когда речь может идти не столько об открытой борьбе,
сколько спасении тех и того, что еще можно спасти. Гильотина работает в ударном 
темпе, но время от времени люди возвращаются - те, чей долг чести остался не
выполнен. Не важно, из какого сословия ты происходишь - из первого или из
четвертого, из аристократов или из мастеровых, но если понятие чести для тебя не
пустое место, ты имеешь шанс вернуться и завершить начатое". Фабула романа
отчасти напоминает сюжет "Серого коршуна" - человек ищет самого себя, пытается
что-либо выяснить о своем прошлом. Но в отличие от Клеотера, герой "Дезертира"
вспоминает в самом конце, что его зовут Франсуа Ксавье Оноре Жан Пьер Батист дю 
Люсон, двенадцатый маркиз де Руаньяк. Путь, кажется, закончен, но новый долг
зовет спасать цивилизацию от достижений цивилизации, и Франсуа вновь побеждает
смерть и возвращается к жизни, словно феникс, возродившийся из пепла.
    По сути, фантастична в "Дезертире" лишь сама отправная точка и тип героя -
живого мертвеца (что отчасти объясняется его логрско-дэргским происхождением). В
целом же книга Валентинова реалистична. Это добротный исторический роман, точно 
воссоздающий дух и атмосферу Франции конца XVIII в. "Нельзя не отметить и ту
аккуратность и корректность, - справедливо отмечает В. Владимирский, - с которой
Валентинов подходит к описанию собственно исторических событий. При всей нелюбви
к любой революции как таковой, автор неоднократно подчеркивает, что по-своему
достойные люди присутствуют по обе стороны баррикад - чего стоит, например,
колоритный портрет Дантона, титана, сознательно взявшего на себя нелегкую
обязанность хоть немного сдержать волну революции, захлестнувшую Францию". Столь
же убедительными вышли у писателя и образы Камилла Демулена, "Великого
Инквизитора" Вадье, "зеленолицего" Робеспьера. Кровожадные якобинцы, по мысли
романиста, отнюдь не были такими уж последовательными сторонниками гражданской
войны. Они истинные дети своего времени, XVIII века - века Разума. Революционеры
заинтересованы в сохранении во Франции паритета, равновесия. Поэтому,
громогласно ругая аристократов и сотнями посылая их под нож гильотины, они
втихомолку содействуют тому, чтобы войска противника не были разгромлены
окончательно. Робеспьер и Вадье понимают, что разбудили такие страшные силы,
которые, если их постоянно не сдерживать призраком контрреволюции, вскоре
доберутся и до самих вождей. Как показала история, в этом они оказались правы.
    Дилогия "Ория" ("Нарушители равновесия" и "Если смерть проснется") условно
"для издателей" названа автором "славянским фэнтези". "На самом деле, -
указывает писатель, - это скорее историческая фантазия, с выдуманными народами, 
местностями, обычаями и так далее". Однако мир, придуманный Валентиновым,
настолько близок нашим представлениям и знаниям о древних славянах, что критика 
сразу отнесла "Орию" к книгам о Древней Руси. "Валентинов описывает именно нашу 
историю, - утверждает В. Каплан, - не убегая в альтернативные и параллельные
миры. Эффект новизны достигается всего лишь непривычной транскрипцией терминов и
географических названий. Не князь, а кей, не Днепр, а Денор, не печенеги, а
пайсенаки. И...этого оказывается достаточно, чтобы выйти за рамки исторического 
романа". С подобным утверждением трудно согласиться. Не одна лишь терминология
выводит дилогию за рамки исторического жанра, делая е  образцом "криптоистории".
Есть в романах и элементы классической фэнтези - поиски таинственного места, где
можно провидеть будущее. А темные силы, живущие в Навьем лесу? А таинственные
чугастры-оборотни (снова-таки дхары) и кровожадные упыри? А лютые Змеи Горынычи?
Кроме того, дилогия отчасти является и футурологией, предупреждением. Не
случайно вторая книга называется "Если смерть проснется". Стало быть, она
заснула, уже свершив что-то ужасное. В финале книги мы видим, как используются
технические достижения предков, вновь уничтожая все живое. А не происходит ли
все, описанное Валентиновым, не в прошлом, а в далеком будущем, наступившим
после какой-то глобальной катастрофы, нам ки на которую есть в "Ории"?
    Hельзя не признать правоту В. Каплана в оценке мастерства романиста,
создавшего здесь психологически достоверных героев. Так, интересен образ бывшего
холопа Навко, взобравшегося на вершины власти. "Умный, смелый и изначально
благородный юноша вынужден идти путем предательств и подмен, дабы спасти
возлюбленную. Но средства, как всегда, становятся целями, маска двойного,
тройного, а потом уже n-мерного агента прирастает к лицу, логика предательств и 
самообмана затягивает - и вот уже нет Навко, есть лишь знатный дедич Ивор сын
Ивора, осознавший истинную цель своей жизни - власть".
    Несколько особняком стоит в творчестве А. Валентинова недавно вышедшая
дилогия "Нам здесь жить" ("Армагеддон был вчера" и "Кровь пьют руками"),
написанная в соавторстве с Г.Л. Олди. Это уже не криптоистория, а антиутопия,
ибо в ней показан "конец света", который романист трактует своеобразно. Для него
"конец света - не обязательно гибель человечества". Он думает, что "это может
быть просто концом привычного". "Нам здесь жить" - произведение достаточно
сложное и в некотором смысле рубежное. Подведен определенный итог творчества и
Олди, и Валентинова. Здесь, наконец, получает завершение дхарская линия "Ока
Силы" и ставится точка под циклом Олди "Люди, боги и я".
    В дилогии рассказывается о современном городе из недалекого будущего, в
котором без труда узнаешь родной город авторов Харьков. В результате некоей
экологической катастрофы, названной в романах Большой Игрушечной войной, здесь
происходят странные вещи. Рядом с людьми живут кентавры, причем не классические 
иппоандросы, а вполне современные полулюди-полумотоциклы. Убийц преследуют
Первач-псы с человеческими лицами, рядом с мирными обывателями живут домовые,
исчезники, Снегурочки... Нет, это не современная веселая городская сказка. Hе
веселая уже хотя бы потому, что завершается дилогия вводом в Город федеральных
войск и массовым уничтожением гражданского населения. В круговороте локальной
войны гибнут все главные герои романов. Вновь, как и в "Овернском клирике",
звучит трагическая тема нетерпимости людей по отношению друг к другу. Вс 
нестандартное, непохожее на большинство человечества должно быть уничтожено.
    Этапной для творчества Валентинова стала работа над романом "Рубеж"*,
написанном в соавторстве с Олди и М. и С. Дяченко. Определить жанровую специфику
этого произведения достаточно сложно. Здесь мы имеем дело с неким сплавом
"философского боевика" (Олди), "криптоистории" (Валентинов) и "волшебного
романа" (Дяченко). Собственно Валентиновым написаны вторые части в каждой из
двух книг романа. В центре их находятся герои, связанные с Украиной условного
XVIII в. Следует отметить, что прошлое Украины воссоздано достаточно точно и
выразительно, несмотря на ряд шагов в сторону Альтернативной истории.
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 90 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Чтв 14 Дек 00 21:30 
 To   : All                                                 Птн 15 Дек 00 23:30 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Валентинов Андрей (4/4).     
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    Чем отличается история Украины в "Рубеже" от общеизвестной? Ну, разве что
тем, что в 1709 г. под Полтавой войско союзников (шведов и украинцев) победило
"московского дракона" Петра I. И все. Почему бы и нет? Украина просто отстояла
ряд своих прав и вольностей. Но, судя по событиям романа, она осталась частью
конфедерации с Россией, ведь для получения визы на "зарубежную" поездку герои
едут не в гетманскую столицу, а в Петербург. Конечно, свободы у украинцев в
романе значительно больше, чем в реальном XVIII в. Они самостоятельно ведут
военные действия против Турции. У них действует свое законодательство, а не
законы Российской империи. Однако есть здесь и своеволие "диких помещиков",
пользующихся слабостью центральной власти для решения своих проблем, и погромы, 
и охота на ведьм. Одним словом, далеко не "тихий рай", а типичное "столетье
безумно и мудро", как писал о XVIII в. Радищев.
    Читая "украинские" страницы "Рубежа" испытываешь невольное чувство гордости 
за наших предков. Какими они, однако, были славными людьми, какие хорошие песни 
сложили. Сотник Логин Загаржецкий, его дочь Яринка, писарчук Хведир Еноха, есаул
Ондрий Шмалько, пушкарь Дмитро Гром - каждый из этих персонажей выписан живым и 
запоминающимся.
    Несколько образов стоят в этой группе особняком. Это Иегуда бен-Иосиф и пан 
Мацапура-Коложанский. Последний является лицом историческим, реально
существовавшим. Это типичный украинский Дракула или, точнее, Синяя Борода. В нем
заключено сразу несколько характеров: философ-сибарит и чернокнижник, развратник
и добрый дядька-пестун, хищный захватчик чужих земель и рачительный хозяин, на
защиту которого горой встают подданные.
    Юдка - герой довольно сложный и противоречивый. С ним связана проблема,
которую в свое время так талантливо воплотил В. Гроссман в "Жизни и судьбе". Это
проблема геноцида еврейского народа. Семья Иегуды становится жертвой набега
гайдамаков на Умань. Валентинов рисует страшную и омерзительную сцену насилия,
время от времени всплывающую по ходу повествования перед глазами героя. Читая
эти страницы, ловишь себя на крамольной мысли о том, что гайдамаки - это
обыкновенные бандиты, а не народные герои. И вот двенадцатилетний малыш (возраст
знаковый для иудейской религиозной философии), ставший свидетелем погрома,
просит у Неба последней милости. Он молит сделать его убийцей, не знающим
пощады. И мольба была услышана. С тех пор в Иегуде бен-Иосифе живут два
человека: малыш, которому так и не суждено вырасти, и Мститель.
    Противоречивость образа и заключается в этой двойственности. Как малыш, от
которого ожидали в будущем великих свершений, суля сан "наставного рава в самом 
Кракове", Юдка умен и поэтичен. В нем воплотилась и сплелась воедино мудрость
еврейского и украинского народов. Он умеет тонко чувствовать и переживать. Но
Мстителю приходится пользоваться всеми приемами, даже запрещенными. И потому
зеркальным отражением сцены изуверства гайдамаков Зализняка становится эпизод
взятия Юдкой села Гонтов Яр, устроенной им кровавой свадьбы.
    Иегуда бен-Иосиф повторяет судьбу всех главных героев "Рубежа". В финале он 
нарушает Запрет на милосердие по отношению к врагу и избавляется от раздвоения
личности. Глубоко символичной становится сцена единения трех нарушителей
Запрета: Юдки, Рио и каф-Малаха.
    Сочинения:** Волонтеры Челкеля. - М. - СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1996;
Страж раны. - М. - СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1996; Несущий свет. - М. -
СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1996; Золотая богиня // Покойник низкого качества.
- Харьков, 1996. - С.4-46; Методика Фухе // Покойник низкого качества. -
Харьков, 1996. - С.99-101; Великая пропажа // Покойник низкого качества. -
Харьков, 1996. - С.101-102; Справедливость // Покойник низкого качества. -
Харьков, 1996. - С.102-103; Рождественский рассказ // Покойник низкого качества.
- Харьков, 1996. - С.104-105; Ты, уставший ненавидеть. - М. - СПб.: АСТ - Terra 
Fantastica, 1997; Мне не больно. - М. - СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1997;
Орфей и Hика. - М. - СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1997; 12. Преступившие. - М. 
- СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1997; Вызов. - М. - СПб.: АСТ - Terra
Fantastica, 1997; Когорта. - М. - СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1997; Дезертир. 
- Смоленск: Русич, 1997; Овернский клирик. - Харьков: Фолио, 1997; Серый коршун.
- Харьков: Фолио, 1997; Нам здесь жить. Книга первая. Армагеддон был вчера. -
М.: ЭКСМО, 1999; Нам здесь жить. Книга вторая. Кровь пьют руками. - М.: ЭКСМО,
1999; Рубеж. - М.: ЭКСМО, 1999; Ловля ветра: Сборник стихов. - Харьков: ХГЦКНО
"Похищение Европы", 1997; Небеса ликуют. - М.: ЭКСМО, 2000; Ория: Нарушители
равновесия. Если смерть проснется. - М.: ЭКСМО, 2000; Печать на сердце твоем. - 
М.: ЭКСМО, 2000.
    Литература: Владимирский В. История и фантастика // Если. - 1996. - N 10;
Владимирский В. Дезертир (Рецензия) // Если. - 1997. - N 1; Дудко Д.М. Эпоха
буржуазной реакции в зеркале фантастики // Бумбараш. - 1998. - N 2; Каплан В.
Ория (Рецензия) // Если. - 1998. - N 7.; Книга небытия (Рецензия) // Двести. -
1995. - Е.; Петрова В. Его герой - интеллигент нечеловеческого происхождения // 
Книжный клуб. - 1997. - N 23.

    И. Черный

    * Роман "Рубеж" был удостоен 1-ой премии в номинации "Крупная форма" на
фестивале фантастики "Звездный Мост-2000" в Харькове.

    ** В 2000-ом году в серии "Нить времен" московского издательства
"ЭКСМО-Пресс" у Андрея Валентинова вышли также книги "Дезертир", "Овернский
клирик" и "Диомед, сын Тидея" (том 1: "Я не вернусь").
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 91 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 08:21 
 To   : All                                                 Суб 16 Дек 00 18:43 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Васильев Владимир (1/2).     
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ВАСИЛЬЕВ Владимир Николаевич - родился 8 августа 1967 года в городе
Николаеве (Украина), где и проживает в настоящее время. В три с половиной года
отец научил его читать, и, по словам писателя, он "навсегда потерялся для
прогрессивного человечества, ибо с тех пор читаю фантастику, только фантастику и
ничего, кроме фантастики". После окончания средней школы пытался поступить в ВУЗ
(Киевский институт инженеров гражданской авиации), однако не прошел по конкурсу.
Поступил в СПТУ 21 г. Николаева и учился по специальности "регулировщик
вычислительной аппаратуры". Потом была служба в армии. Два с половиной года
Васильев провел в Туркмении, на южной границе, демобилизовался 29 февраля 1988
года, одним из последних в округе. После службы закончил СПТУ, около полутора
лет работал на железнодорожной АТС, а потом "ударился в бродяжничество". За
период с лета 1990 года по осень 1997 успел пожить (хотя бы недолго) в следующих
городах: Николаев, Киев, Москва, Ленинград, Рига, Евпатория, Ялта, Винница,
Харьков, Магнитогорск, Волгоград, Свердловск, Южно-Сахалинск, Новосибирск,
Иваново, Тирасполь, Одесса, Керчь, Минск... Возил сахар из Москвы в
Магнитогорск. Грузил книги в Киеве и Москве. В Москве еще и торговал книгами на 
стадионе Олимпийский. Работал компьютерщиком в фирме, которая сегодня известна
как "Эксимер". С лета 1996 года стал жить на гонорары.
    Писать фантастику начал в восьмом классе. Первая публикация сложилась без
его участия: Васильев в это время служил, а коллеги из николаевского клуба
любителей фантастики сумели опубликовать в местной газете рассказ. Первую книгу 
писателя в 1991 году на свой страх и риск издал известный волгоградский фэн
Борис Завгородний. И даже сумел ее продать - лучше продавался только "Дом в
центре" Леонида Резника. Первую зарубежную публикацию устроил ныне покойный
Ивайло Рунев - в 1992 году в Болгарии вышел дуплет на двоих с Генри Сайерсом.
Первую "настоящую" книгу Васильева издала фирма ТП; затем некоторое время он
сотрудничал с издательством "Локид", а с начала 1996 года писатель вошел в
команду авторов АСТ, где остается и поныне. Для АСТ написано восемь романов и
пишется девятый. Вышло десять книг и в проекте еще четыре.
    Среди увлечений писателя - музыка, футбол, собаки и парусный спорт. Васильев
также является достаточно известным бардом. Играет на гитаре (акустике и
электро), на басу и на ударных. На данный момент М. Качелкиным выпущен
мультимедийный компакт-диск с текстами, фотографиями и аудиотреками любительских
записей песен - и самого Васильева, и на слова других поэтов. Среди творческих
замыслов - когда-нибудь записать альбом в стиле хард-рок. Мечта жизни -
"потоптать все континенты и искупаться во всех океанах". Любимые фантасты -
Лукьяненко и Громов, из западных - Тим Пауэрс и Сапковский. Любимые нефантасты -
Жапризо, Уэстлейк, Ен  Рейто и Фарли Моуэт. Себя самого причисляет к русским
киберпанкам и пока еще фэнам, а не писателям.
    В жанровом отношении творчество Васильева весьма разнообразно. Здесь и
фэнтези, и киберпанк, и "жесткая" НФ, и "хоррор".
    Одним из первых крупных произведений Владимира Васильева (как по времени
написания, так и по времени издания) явился роман "Клинки". Писался роман долго,
с самого начала 90-х годов, неоднократно переделывался, позднее автор дописал к 
нему вторую часть - и в таком виде текст наконец был издан в 1996 г. московским 
издательством "ТП", открыв серию "Монстры фэндома". (Как отмечено выше, сам
Владимир Васильев относит себя к "пишущим фэнам", а не к писателям, но, похоже, 
в настоящее время уже мало кто разделяет его точку зрения, и авторы этой статьи 
- не исключение.) Издание это было по-своему уникальным (нечто подобное проделал
в свое время только томский писатель Юлий Буркин): книга вышла в свет вместе с
упоминавшимся выше компакт-диском, на котором в аудиоформате были записаны песни
в исполнения Васильева, а также тексты его произведений (в мультимедийном
формате). Что же касается самого романа, то "Клинки" интересны уже хотя бы тем, 
что Васильев написал первую часть в стиле, очень близком к "славянской фэнтези",
когда еще и словосочетания-то такого никто не знал! Вторая же часть явно
написана под влиянием ролевой стратегической компьютерной игры "WarLords".
Совместить это со "славянской фэнтези" надо было уметь! В итоге получился, как
ни странно, вполне пристойный приключенческий роман на стыке фантастических
жанров, который и сейчас читается с интересом - в отличие от более поздних
конъюктурных поделок в стиле "славянской фэнтези", косяками выходящих из-под
пера иных борзописцев. Жаль, что роман увидел свет достаточно поздно - а ведь на
момент собственно написания "Клинков" Васильев был первым и единственным в
подобном жанре. Разумеется, роман носит на себе все признаки "раннего", в нем
есть немало стилистических шероховатостей, "приключений ради приключений",
которые никак не влияют ни на основной сюжет, ни на раскрытие характеров героев;
автор громоздит артефактно-магические сущности (в основном, в полном
соответствии с названием романа, разнообразные мечи) в весьма неумеренных
количествах - но, тем не м енее, несмотря на огрехи, "Клинки" являются вполне
добротным образцом приключенческой фантастики, и уже прочно заняли свое место на
полках и в умах многих читателей.
    Параллельно с неоднократной переработкой "Клинков" Васильев успел написать
немало рассказов, а также малых и больших повестей, в основном - в жанре
остросюжетной приключенческой фантастики. Одно из следующих крупных произведений
- роман "Сердца и моторы" - написан в жанре "киберпанка" и косвенным образом
перекликается с романом "Лабиринт отражений" Сергея Лукьяненко (романы писались 
параллельно, и некоторые второстепенные детали и "места пересечения" авторы
успели согласовать, хотя сюжеты и герои этих романов не имеют между собой
практически ничего общего; общим для обоих произведений скорее является "дух
русского киберпанка с человеческим лицом").
    Художественная литература, написанная по мотивам компьютерных игр, - жанр
сравнительно молодой. На Западе он довольно популярен. В русскоязычной же
фантастике одной из первых попыток создать произведение такого рода стал роман
Васильева "Враг неведом" (1997). (Напомним, что еще ранее мотивы игры "WarLords"
были использованы при написании второй части романа "Клинки".) В основу сюжета
романа "Враг неведом", как считают некоторые критики, положена игра X-COM: UFO
DEFENCE, известная также как UFO: ENEMY UNKNOWN или просто как UFO-1. Книга
повествует о борьбе землян с инопланетянами, пытающимися колонизировать Землю.
Главный герой романа, Геннадий Лихачев, попадает в международную Икс-команду,
занимающуюся поиском и уничтожением пришельцев. Начало книги изобилует
многочисленными техническими и ситуационными описаниями, напоминающими правила
компьютерной игры. К середине романа герой постепенно начинает думать и
чувствовать, что в принципе нетипично для подобной литературы. Возникают
сюжетные повороты, невозможные в самой игре. Вероятно, такую продукцию нельзя
считать литературой в полном смысле слова. Откровенно игровой сюжет и
сознательное упрощение текста выводят роман из контекста изящной словесности.
Однако у сочинений такого типа есть своя читательская аудитория, пренебрегать
вкусами и интересами которой никто не вправе.
    Васильев пишет много и с удовольствием. Как однажды признался сам автор, он 
пишет то, что сам бы хотел читать. Пробует он свои силы и в соавторстве. Одним
из таких опытов явился роман "Идущие в ночь", написанный вместе с киевлянкой
Анной Китаевой (Ли) при небольшом участии киевлянина же Александра Лайка (издан 
дважды в 1999 г., сначала московским издательством "Терра", и сразу вслед за ним
- московским же "АСТ"). Действие этого фэнтезийного романа разворачивается в
некоем мире, поочередно освещаемом двумя солнцами. Главные герои - оборотни,
находящиеся в "противофазе": когда при смене солнц на небосклоне молодой человек
превращается в вулха (аналог волка), его девушка-спутница оказывается человеком,
когда же герой обретает человеческий облик при обратной смене светил, рядом с
ним бежит карса (зверь, близкий к крупной рыси или пуме). Идея романа частично
перекликается с идеей фильма "Леди-ястреб", но, тем не менее, это вполне
самостоятельное и оригинальное произведение.
    Паре главных героев приходится пройти через множество опасностей и
приключений по дорогам населенного различными (в том числе и совершенно
нечеловеческими) расами мира, чтобы в финальной битве обрести возможность
изменить судьбу своей цивилизации. Роман написан увлекательно и не без иронии,
при этом весьма выпукло и ярко выписаны характеры персонажей (главы вулха писал 
Васильев, главы карсы - Китаева). Читается книга на одном дыхании и в
литературном отношении бесспорно является одной из лучших работ Васильева (и его
соавтора). В 1999 г. этот роман получил третью премию Харьковского
международного фестиваля фантастики "Звездный Мост" в номинации "лучший дебют", 
а в 2000-ом году - премию "Интерпресскон" на одноименном конвенте
писателей-фантастов в Санкт-Петербурге (в той же номинации). Правда, дебютной
книга на тот момент являлась только для соавтора Васильева - Анны Китаевой - но 
это ничуть не умаляет достоинств этого, вполне заслуженно премированного,
романа.
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 92 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 08:24 
 To   : All                                                 Суб 16 Дек 00 18:43 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Васильев Владимир (2/2).     
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    Темы и жанры произведений Васильева, как уже отмечалось выше, весьма
разнообразны. Вот, к примеру: человек мог произойти не только от обезьяны. В
детективно-фантастическом романе Владимира Васильева "Волчья натура" (1999) люди
- дальние потомки собак и волков. Двести лет назад на планете была проведена
всеобщая биокоррекция, вытравившая из цепочек ДНК человека один из самых древних
и один из самых опасных инстинктов - инстинкт убийства. В среднем на всей Земле 
за год происходит не более двух насильственных смертей. Но вот в сибирской тайге
обнаруживают целую группу людей, не только сохранивших инстинкт хищников, но и
начавших совершать убийство за убийством. Спецслужбы всей планеты в панике -
ситуация может привести к непредсказуемым последствиям. Небольшой сибирский
городок Алзамай становится ареной жестокой битвы.
    Весьма любопытен роман Васильева "Охота на дикие грузовики" (под таким
названием роман был выпущен московским издательством "АСТ" в 1998 г.; авторское 
же его название - "Техник Большого Киева"). Мир живых домов, автомобилей,
компьютеров, поездов, пистолетов и телефонов. Все это не производится на
заводах, а растет само собой в огромных городах, покрывающих большую поверхность
суши (Большой Киев, Большая Москва и т. д.). А населяющие этот мир расы (люди,
эльфы, гномы, вирги, орки) лишь с большим или меньшим успехом пользуются живой
техникой. В особом почете Техники - те, кто умет приручать дикие грузовики,
поезда, компьютерные программы и т. д. Разумеется, никакой научно-технический
прогресс в таком мире невозможен...
    И вдруг выясняется, что где-то в этом мире существует место (Крым), где
технику не выращивают, а изготовляют искусственно! Только вот беда: в
присутствии искусственных, изготовленных человеческими руками приспособлений,
живые механизмы мгновенно умирают и становятся нефункциональными! Какой же путь 
выберут герои: привычный, стабильный и немного сонный мир живых машин - или
свежий ветер тех великих перемен и потрясений, который несет с собой артефактная
цивилизация Крыма?..
    Роман "Дневной Дозор" (1999) написан Васильевым в соавторстве с С.
Лукьяненко и является продолжением романа последнего "Ночной Дозор" (1999). Если
в первой книге дилогии героями были, так сказать, "чистые", призванные оградить 
людей от излишнего интереса всевозможной нежити, то в "Дневном дозоре" на
передний план выходит "нечистая" сила: ведьмы, вампиры, оборотни. В то же время 
авторы прослеживают и судьбы персонажей "Ночного дозора": Антона Городецкого,
Светланы Назаровой, Гесера, Завулона. В книге достаточно сложно отделить
"чистых" от "нечистых". Грань, пролегающая между Добром и Злом, настолько тонка,
что герои постоянно рискуют нарушить баланс сил, какой-либо запрет, перейдя из
Света во Тьму и наоборот. Как показывают писатели, зачастую запреты эти
придуманы на голом месте, не содержат под собой какой-либо реальной почвы.
    Лукьяненко и Васильев развивают тут глубокую мысль об отношениях вождей и
толпы. Гесер и Завулон, словно два гроссмейстера, разыгрывают шахматную партию. 
Очень занимательную, красивую, малопонятную окружающим. Они упиваются самим
процессом Игры. И при этом равнодушно жертвуют пешками-подчиненными. Что для них
какой-то жалкий винтик, если на кону стоят судьбы Добра и Зла. Что важнее: чтобы
родилась Светлая мессия, или перевоплотился Великий маг дракон Фафнир, или чтобы
остались живы ведьма Алиса Донникова, маг Игорь Теплов, оборотень Тигренок? Для 
шефов Ночного и Дневного дозоров ответ однозначен. Но не для читателя, который
уже давно не воспринимает аксиом типа: "Добро должно быть с кулаками". Не должно
оно бить под дых или ниже пояса. Иначе это не Добро. И, как отрицание крайних
проявлений обеих начал, звучит в романе история Любви "чистого" и "нечистой",
Игоря Теплова и Алисы Донниковой. Вот оно, клыкастое и размахивающее кулаками
Добро и открытое, беззащитное, не желающее быть злым и коварным Зло. Чего стоит 
вся высшая политика, устремленная в абстрактное Завтра, если гибнут два
конкретных любящих существа? Грош ей цена.
    Интересен сюжетный ход с Зеркалом мира, возникшим из Ничего и туда же
канувшим. Это воплощенное равнодушие и спокойствие. Ему совершенно все равно,
кого повергать в прах. Лишь бы был соблюден закон: сила действия равна силе
противодействия. Зеркало бесстрастно и беспристрастно. Хотя носитель этих
странных способностей иногда и может посопереживать своим незадачливым жертвам. 
Но это делается как-то мимоходом. Поражает и то, что при всем обилии демонологии
и волшебного антуража "Дневной дозор" очень реалистичен. Hет-нет, да и
промелькнет знакомый пейзаж, здание или лицо-тип. Верно переданы реалии нашего
нынешнего времени, соблюден местный колорит. Думается, "Дневной Дозор" открыл
новый период в творчестве В. Васильева.*
    Стоит также упомянуть некоторые рассказы и повести Васильева. Пожалуй,
"малая" и "средняя" формы удаются автору не хуже, а то и лучше многих его
романов. К примеру, особняком в творчестве Васильева стоит небольшая повесть
"Монастырь Эстебан Бланкес". Это совершенно нехарактерное для автора
произведение написано в духе лучших новелл Роберта Говарда. Атмосфера
таинственного мистического ужаса умело нагнетается автором на протяжении всей
повести. Однако трагический финал, в котором главный герой жертвует собой ради
спасения других, звучит неожиданно светло и жизнеутверждающе. Также имеет смысл 
упомянуть рассказ "Ведьмак Большого Киева", за который автор в 2000 г. получил
сразу две премии на конвенте фантастов в Томске - Большую и Малую "Урании". Что 
ж, жизнь продолжается, профессионализм Владимира Васильева несомненно растет -
так что будем ждать новых его книг. Чем-то еще удивит нас этот интересный автор 
в очередной раз?
    Сочинения:** Садовая, 7 // Уральский следопыт . - 1989. -   10; Триста
девятый раунд // Фантакрим-МЕГА. - 1992. - N 5; Без страха и упрека //
Космически рицар. - София: БЕВА-ПРЕСС, 1992; Без страха и упрека. - Волгоград:
БАЗИАТ, 1991; Клинки. - М.: ТП, 1996; Знак воина. - М.: ЛОКИД, 1996 ("Два шага
на Данкартен", "Облачный край", "Год жизни", "Черный камень Отрана"); Абордаж в 
киберспейсе. - М.: АСТ, 1997 ("Сердца и моторы", "Веселый Роджер на подводных
крыльях", "Город-призрак", "Хирурги", "Пелена", "Забытая дорога"); Враг неведом.
- М.: АСТ, 1997; Охота на дикие грузовики. - М.: АСТ, 1998; Смерть или слава. - 
М.: АСТ, 1998; Волчья натура. - М.: АСТ, 1999; Звезды над Шандаларом. - М.: АСТ,
1999; Черная эстафета. - М.: АСТ, 1999; Идущие в Hочь. - М.: АСТ, 1999 (в
соавторстве с А. Ли) (то же: М.: Терра, 1999); Дневной Дозор. - М.: АСТ, 2000 (в
соавторстве с С. Лукьяненко).
    Литература: Синицын А. Волчья натура (Рецензия) // Если. - 1999. - N 11.

    И. Черный, Д. Донерман.

    * Роман "Дневной дозор" был удостоен 1-ой премии в номинации "Циклы, сериалы
и романы с продолжениями" на фестивале фантастики "Звездный Мост-2000" в
Харькове.

    ** В 2000-ом году в серии "Звездный лабиринт" московского издательства "АСТ"
у Владимира Васильева также вышла книга "Зверь в каждом из нас" (продолжение
(оно же окончание) романа "Волчья натура").
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 93 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 08:26 
 To   : All                                                 Суб 16 Дек 00 18:43 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Вершинин Лев (1/2).          
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ВЕРШИНИН Лев Рэмович - родился в Одессе в 1957 году. В 1977 году поступил на
исторический факультет Казанского университета, однако менее чем два года спустя
был отчислен со второго курса за левацкие высказывания и "неполиткоорректные"
стихи, посвященные Леониду Ильичу Брежневу. Вернулся в Одессу, где пошел
работать - сначала на завод, а затем в школу. Одновременно поступил на вечернее 
отделение Одесского Государственного университета. После окончания университета 
поступил в аспирантуру Московского государственного педагогического института,
защитил диссертацию по Древней Греции. До 1989 года работал в школе и писал
статьи по истории, часть которых публиковалась за рубежом. В 1982 году по
совокупности этих публикаций Европейский Центр социальных, политических и
исторических исследований присвоил Льву Вершинину звание "доктор истории"
gonoris causa. В начале 1990-х годов писатель попробовал свои силы в политике - 
до 1998 года был депутатом Одесского городского совета. Близость к политическому
истеблишменту дала Льву Рэмовичу возможность ближе познакомиться с кухней, на
которой решается судьба людей, городов и стран, привела к убеждению, что любая
политика - грязь (хотя иногда грязь неизбежная), а также способствовала
проведению в Одессе двух международных конвентов - "Фанкона-95" и "Фанкона-97".
    Писать историческую прозу Лев Вершинин начал в 17 лет. В 1979 году рукопись 
повести про царя Пирра готовилась к печати в издательстве "Детская Литература", 
но после отчисления автора их Казанского университета так и не была издана. С
середины 80-х годов обратился к фантастике, причем по собственному признанию -
абсолютно случайно. Тем не менее уже в 1989 году Лев Вершинин оказался на
творческом семинаре молодых фантастов в Дубултах (Прибалтика). Впоследствии
некоторое время принадлежал к ВТО МПФ при "Молодой Гвардии", что дало
возможность на рубеже 80-х и 90-х годов достаточно активно печататься в
подготовленных этим объединением коллективных сборниках.
    Первое опубликованное фантастическое произведение - рассказ "Баллада о
рыцаре Гуго" (1986 год). Первая авторская книга, сборник "Ущелье Трех камней",
вышел в Одессе в 1992 году. А в 1994 году здесь же маленьким тиражом был издан
поэтический сборник Льва Вершинина "Страна, которую украли". Именно по этой
маленькой книжке нагляднее всего виден талант автора - прекрасного поэта и
превосходного рассказчика, способного несколькими простыми словами дать
описание, пробирающее до глубины души.
    Тем не менее, с отдельными изданиями долгое время было туго. Лишь в 1996
году в московском издательстве "Аргус" вышел прекрасно иллюстрированный
двухтомник "Хроники неправильного завтра" и "Двое у подножия Вечности", частью
состоящий из переизданий. Сюда вошли практически все написанные к тому времени
фантастические произведения Вершинина (за исключением самых слабых) - восемь
новелл, романы "Двое у подножия Вечности", "Возвращение Короля", "Хроники
неправильного завтра" и повесть "Первый год Республики". Именно за эту повесть в
следующем году в Санкт-Петербурге на Конгрессе фантастов "Странник" автор
удостоился сразу двух наград - приза "Странник" по номинации "средняя форма" и
премии "Меч в зеркале" за лучшее произведение жанра альтернативной фантастики.
    Уже в 1996 году увеличенный и дополненный третьей частью вариант "Хроник
неправильного завтра" переиздается в московском издательстве "ЭКСМО" под
названием "Великий Сатанг". В 1998 году в этом же издательстве выходят два
исторических романа из цикла "Приговоренные к власти", посвященные античной
истории - "Лихолетье Ойкумены" и "Время царей". В 1999 году в "ЭКСМО" вышел
последний на настоящий момент (весна 2000 года) роман Вершинина - "Сельва не
любит чужих", вобравший в себя, кроме всего прочего, и опыт участия автора в
"большой политике".
    Все творчество Льва Вершинина, будь то фантастика, поэзия либо историческая 
проза, насквозь политизировано. Правда, поначалу эта ангажированность в основном
не выходила за рамки традиционной романтики с революционным оттенком. Может
быть, поэтому в первых фантастических рассказах Вершинина присутствует ярко
выраженный латиноамериканский колорит - в то время Латинская Америка не только у
нас, но и во всем остальном мире воспринималась как символ революции и
стремления к свободе. Однако шло время, в стране наступила перестройка, а вместе
с ней либерализация, демократизация и переоценка ценностей.
    Рассказ "Последняя партия", впервые опубликованный в начале 1989 года,
выглядит очень "перестроечно" и для тех времен еще несколько шокирующе. Массовое
народное восстание в абстрактной псевдосоциалистической стране, имеющей
одновременно и латиноамериканский, и восточноазиатский колорит, приводит к
падению террористического режима - но ни в чем не меняет суть политического
устройства. Времена, когда люди гибли за металл, давно прошли: ныне идут умирать
либо за абстрактные слова о Свободе, Независимости и Революции - либо за
конкретные колбасу и консервы. И так трудно понять, что из этого страшнее...
    Впрочем, Слово и в наше время далеко еще не потеряло своей жуткой силы. Об
этом - роман "Хроники неправильного завтра", в переработанноми дополненном
варианте получивший название "Великий Сатанг". Где, на какой планете (а может - 
на нашей?) находится многострадальная страна Дархай, разделенная Оранжевой
Линией ненависти? Той ненависти, что порождает великие идеи квэхва, заставляющие
людей сотнями и тысячами ложиться под танк, заваливать своими телами пропасть - 
для того, чтобы огнедышащая машина, ведомая "военным советником" с Земли, могла 
перейти на ту сторону и ринуться в бой. В последний бой.
    Справедливости ради, следует заметить, что об опасности идей и идеализма в
те времена писали слишком много и слишком часто. Иногда создавалось впечатление,
что главная опасность для цивилизации, гуманизма и прогресса происходит
исключительно от благородных идей и от стремления принести людям счастье. Но
произведения Вершинина никогда не были столь однозначны. Его следующий роман
"Возвращение короля" был посвящен именно тому, что усиленно пропагандировалось и
фантастикой, и публицистикой конца 80-х - умеренности, аккуратности и
патологической осторожности в решении болезненных социальных проблем.
    Прогрессоры? Никаких прогрессоров! Долой вмешательство в жизнь слаборазвитых
планет, долой навязывание так называемым "отсталым цивилизациям" своих
представлений о прогрессе и справедливости. Даже если несправедливость столь
велика, смерть и насилие обыденны, а от историй о бесчинствах баронов кулаки
сами сжимаются так, что ногти до крови впиваются в ладони. Уж сколько раз
твердили миру, что стремление принести добро другим людям ни к чему хорошему
никогда не приводило. И не приведет.
    Но принцип невмешательства иногда тоже требует активных действий. Например, 
когда случается ЧП - бесследно исчезает кибер-разведчик, для пущей безопасности 
замаскированный под Багряного рыцаря, персонажа местных легенд. Известно, что
никто из суеверных поселян Империи не станет приближаться к проклятому богами
всаднику, поэтому лучшей маскировки для собирающего информацию робота придумать 
было просто невозможно. Но случилось невероятное: в кибере засбоила программа и 
он неожиданно приступил к активным действиям - возглавил мятеж голодных селян,
постепенно переросший в грандиозную и кровопролитную крестьянскую войну. Войну, 
которую необходимо прекратить любой ценой. Не только потому, что она является
следствием вмешательства землян, но и потому, что все понимают, какой может
стать новая империя, построенная обезумевшим роботом.
    Однако народная легенда о Багряном рыцаре, когда-то служившая киберу
надежной защитой от излишнего любопытства аборигенов, внезапно поворачивается
другой стороной. Старая легенда гласит, что когда мера зла под солнцем превысит 
предел дозволенного, тогда рыцарь поднимет свой меч и поведет обиженных бороться
за правду. А легенда - страшная вещь. Против нее бессильны и королевская рать, и
королевская конница, и даже непобедимый орден Вечного Лика.
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 94 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 08:29 
 To   : All                                                 Суб 16 Дек 00 18:43 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Вершинин Лев (2/2).          
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    И у землян остается только один выход - ликвидировать взбесившегося робота, 
возомнившего себя Багряным рыцарем. Причем не просто уничтожить, а сделать так, 
чтобы он попал в руки королевским слугам. Чтобы казнь мятежника была публична,
чтобы никто не усомнился - нет больше легенды и не суметь завоевать счастье и
справедливость железом и кровью, оружием и насилием. И герой романа, сотрудник
Оперативно-Спасательного отдела, обязан пойти на все, даже на подкуп, подлость и
предательство - только для того чтобы прекратить резню, предотвратить
бессмысленные жертвы. Чтобы восторжествовал великий принцип Hевмешательства!
    Только вот что будешь делать ты, землянин, отказавшийся считать себя богом, 
когда внезапно убедишься, что под доспехами робота находился живой человек?
Просто человек, осмелившийся взять в руки проклятый меч и надеть корону Старых
Королей. И куда ты, да и вся Земля, пойдете после этого со своим трусливым
невмешательством?
    Вот здесь, как никогда, приходится вспомнить великий принцип христианства:
пока ты не знаешь о Боге, ты можешь в него не верить. Но узнав о нем и не
уверовав, ты становишься грешником.
    И перефразировать его: пока ты не бог, ты можешь спать спокойно. Но если ты 
получил возможность стать богом, отказ от этой миссии неизбежно обернется
трусостью и предательством - как бы ты ни пытался выкрутиться.
    Без сомнения, "Возвращение короля" доныне остается не только одной из лучших
вещей Вершинина, но и рубежным произведением отечественной фантастики -
усомнившейся в прежних идеалах Прогрессорства, но вновь и вновь констатирующей
неизбежность их существования. Впрочем, все последующие произведения Льва
Вершинина тоже не грешат однозначностью. Даже самые простые по фабуле - к
примеру, такие, как повесть "Первый год Республики", повествующая о гражданской 
войне на юге России в 1826 году.
    Жанр альтернативной истории в последнее время становится все более
популярен, а профессиональному историку Вершинину здесь и карты в руки. Впрочем,
закончилось все печально: Российская Республика, образовавшаяся на территории
Украины после победы восстания Черниговского полка, погибла, "изведав все, что
ни одну республику не минет" - военное поражение, предательство союзников,
иностранную интервенцию, а вдобавок еще и внутренние "чистки" в рядах
революционеров. Вот с этим, на мой взгляд, автор несколько переборщил. Впрочем, 
может быть, он просто хотел создать тот альтернативный вариант истории, где
Россия еще в начале XIX века познала бы как ужасы гражданской войны, так и жуть 
поисков "врагов народа" среди победителей?
    Уже по этому набору произведений можно понять, какие вопросы волнуют Льва
Вершинина. Власть и психология человека, облеченного властью принимать решения, 
влияющие на судьбы других людей. Ответственность человека за свои действия и
свое бездействие. Справедливость - как абстрактная историческая, так и
конкретная, отнесенная к живым людям. Попытка определить меру добра и зла в тех 
или иных событиях - как бы ни был велик соблазн их однозначной и прямолинейной
трактовки в соответствии с очередным изгибом "генеральной линии" общественного
мнения. И, наконец, вечное стремление понять смысл движения Истории.
    Понять - вовсе не значит простить. Но честная попытка понять смысл тех или
иных событий или действий самых разных людей подводит нас к истине гораздо
ближе, чем высокомерное обвинение с позиций чересчур избирательного
"одноразового гуманизма". Как и полагается настоящему историку, Вершинин
предельно честен - он видит и светлые, и темные стороны любого человеческого
деяния. Поэтому вряд ли к творчеству Льва Вершинина могут относиться слова,
сказанные о нем в одном из биографических справочников по отечественным
фантастам: "...вывод автора: нет ничего опаснее идей (любых - имперского,
национального или классового превосходства, монархизма, коммунизма, освобождения
и т.п.), если они требуют жертв". Что ж, может быть, ныне это и правда. Только
вот как быть с теми, кто в первую очередь приносит в жертву себя? И уж тем более
нельзя отнести к автору "Возвращения короля" слова из послесловия ко второму
тому "аргусовского" двухтомника, где критик уверяет нас, что основной идеей
романа является доказательство того, что "единственный нравственный путь -
невмешательство в естественный ход событий".
    Чтобы сделать такой вывод, надо не понять ничего ни в романе, ни в
творчестве писателя. Ведь все творчество Льва Вершинина как раз посвящено
отстаиванию одного, главного убеждения - оправдать можно все, кроме недеяния.
Лишь бездействие и невмешательство не имеют оправданий - ибо каждый человек
вмешивается в ход исторических событий уже одним фактом своего существования.
Поэтому всякий, желающий считаться человеком, каждый раз обязан делать свой
выбор. Даже если это будет выбор между большим и меньшим злом.
    Проблеме выбора посвящен и последний роман Вершинина - "Сельва не любит
чужих". Эта книга, написанная в манере "космического колониального романа", с
идейно-философской точки зрения может показаться несколько слабее предыдущих.
Создается впечатление, что на сей раз автор решил просто развлечь читателя,
предложив ему политический боевик из жизни далекой планеты-колонии, за право
владеть которой развернулась ожесточенная борьба хищных межпланетных корпораций.
Но на планете имеются и аборигены, которые имеют по данному поводу свое
собственное мнение. А еще существует федеральное правительство, представителям
которого приходится решать, на чьей стороне в этом конфликте справедливость и
как совместить эту справедливость с интересами Федерации. Потому что Луи
Бонапарт все-таки был прав: Империя - это мир. Точнее, возможность жить в мире и
знать, что впереди у тебя есть будущее.
    Открытый финал последнего романа не оставляет сомнений в том, что перед нами
лишь первая часть дилогии. А может быть, даже трилогии. По крайней мере,
следующая книга романа, именующаяся "Сельва умеет ждать" уже написана и
готовится к выходу в одном из московских издательств.*
    Сочинения:* Ущелье Трех камней. - Одесса, 1992; Хроники неправильного
завтра. - М.: Аргус, 1996; Двое у подножия Вечности. - М.: Аргус, 1996; Великий 
Сатанг. - М.: ЭКСМО, 1996; Лихолетье Ойкумены. - М.: ЭКСМО, 1998; Время царей. -
М.: ЭКСМО, 1998; Сельва не любит чужих. - М.: ЭКСМО, 1999.
    Литература: Харитонов Е. Разрушенные миражи (Штрихи к портрету Льва
Вершинина) // Вершинин Л.Р. Сельва не любит чужих. - М.: ЭКСМО, 1999.

    В. Гончаров

    * Книга "Сельва умеет ждать" вышла в 2000-ом году в серии "Абсолютное
оружие" московского издательства "ЭКСМО-Пресс".
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 95 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 22:55 
 To   : All                                                 Вск 17 Дек 00 13:37 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Гайдамака Наталья.           
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM

=== Cut ===
    ГАЙДАМАКА Наталья (наст. Набока Hаталья Лукьяновна). Родилась 24 декабря
1952 г. в Киеве, в семье научных работников (биологов). С детства активно писала
стихи, сказки, маленькие пьески. Увлекалась фантастикой, но сама творить в этом 
направлении не думала. Печаталась в периодике ("Зiрка", "Юный ленинец",
"Пионерская правда" и др.). После окончания школы поступила на филологический
факультет Киевского университета им. Тараса Шевченко (украинский язык и
литература). Потом работала в школе, а после рождения сына - в детском саду. Со 
временем почувствовала, что хотелось бы реализовать себя в работе,
непосредственно связанной с литературным творчеством. Некоторое время
сотрудничала с периодическими изданиями ("Молода гвардiя", "Кур`ер муз",
"Украiна" и др.). С 1991 года начала работать литсотрудником в ВТО МПФ.
Печаталась в периодике, сборниках фантастики. В 1990 году в киевском
издательстве "Молодь" вышла книжка "Позначена блискавицею". Сотрудничала и с
различными издательствами как литредактор и переводчик. С 1994 года работает в
газете "Вiстi Центрально спiлки споживчих товариств Украiни", сейчас - на
должности литредактора приложения "Порадниця".
    Прозаические произведения H. Л. Гайдамаки, как правило, выполнены в "малой" 
и "средней" формах. Нам кажется, это не случайно, ведь писательницу привлекают
прежде всего внутренние конфликты в человеке, которые значительно сильнее и
удачнее ей удается раскрыть именно в "малой" форме. Тем самым H.Л. Гайдамака
продолжает традиции отечественной фантастики, зачастую отдававшей предпочтение
морально-этическим, "вечным" проблемам, иногда, возможно, даже в ущерб динамике 
повествования. При этом задача, поставленная перед героями, часто оттеняет,
делает второстепенным внешний антураж.
    Яркий пример этому видим в "Меченой молнией". Героиня повести, девушка Вита,
попадает в некий мир, с "декорациями" типичного средневековья: мечи, подземелья 
и пр. Как выясняется, похитил ее представитель высокоразвитой техногенной
цивилизации, играющий в данном мире роль бога и покоривший своей воле местных
жителей. Другой "гость из будущего", возглавляющий "повстанцев", спасает Виту.
Они борются против псевдобога и побеждают его. Здесь сюжет, довольно слабый и
напоминающий "Трудно быть богом" братьев Стругацких, тем не менее компенсируется
приятным стилем изложения и своеобразной системой образности.
    Стремление к притче заметно и в таких рассказах писательницы, как
"Пленница", "Поклонение змее", "Только три шага" и т.д. (кстати, именно
"Пленницу" H.Л. Гайдамака считает и по сей день своим любимым рассказом; по ее
словам, он наметил для нее главное направление в работе). В форме внутреннего
диалога, своеобразной поэзией в прозе, написаны "Хвала провидцам!",
"Колыбельная".
    Еще один пример построения психологического эксперимента в условиях, когда
антураж играет в повествовании второстепенную роль, - рассказ "Зеленое на
черном" (в украинскоязычной версии - "Краевид на чорному тлi"). Модель
"необитаемого острова" - зеленого оазиса посреди выжженной после экологической
катастрофы земли - становится способом изображения кризисной ситуации.
Взаимоотношения четырех человек, которые, казалось бы, могли составить "семью
возрождения" рода человеческого, развиваются ущербным образом. Старик, его дочь,
ее мужчина и девочка, найденная ими неподалеку от "оазиса", разыгрывают
"маленькую драму" с непредсказуемым исходом...
    Но именно во второй своей повести "Реанимация ХХI" (на наш взгляд, наиболее 
удачной в творчестве писательницы) H.Л. Гайдамаке удалось не только поставить
перед героями серьезную морально-этическую проблему, но и поместить их в
соответствующую ситуацию. В "Реанимации ХХI" соединились поэтичность прозы H.Л. 
Гайдамаки, лиричность писательницы, ее стремление к постановке и решению сложных
психологических задач. Кроме того, в этой повести H.Л. Гайдамака разворачивает
сюжет на основе нашей, отечественной действительности (пусть и в будущем).
Способность удалить из памяти человека некоторые воспоминания, могущие сломать
ему жизнь, открывает перед человечеством огромные возможности. Это
фантастическое допущение не ново в литературе. Но обычно писатели исследовали
его с позиций использования для наживы, - H.Л. Гайдамака же говорит о лечебных
аспектах такого изобретения. Которые, разумеется, сопряжены со сложностями
морально-этического плана. Героиня повести "Реанимация ХХI" Ольга работает в
лечебном центре, где производят операции на памяти (мнемокоррекцию). Hа глазах
Ольгиной дочери Яны шаровая молния убивает мальчика, в которого Яна влюблена.
Что делать? "Стереть" из памяти девушки воспоминания, которые навсегда
исковеркают ее жизнь, или оставить все как есть, вместе с памятью о первой любви
и таких редких, но драгоценных минутах счастья? Мать стремится оградить
единственное чадо и все же решается на проведение операции по мнемокоррекции,
но...
    Оригинальный сюжет повести изящно инкрустирован поэтическими вставками, что 
придает ей особое очарование.
    Hа данный момент планов и замыслов у писательницы хватает, но реализовывать 
их сложно, в первую очередь - из-за нехватки времени. Тем не менее, в работе
находятся "Плач за плакальницею", "Тiнь вогню" (название рабочее), а также "Я
совсем не умела стрелять".
    Сочинения: Тiльки три кроки // Знання та праця. - 1988. - N 6; Колискова // 
Молода гвардiя. - 1988. - 25 октября; Хвала провидцям! // Знання та праця. -
1989. - N 8; Колыбельная // Ветер над яром: Сб. фантастики. - М.: Молодая
гвардия, 1989; Позначена блискавицею. - К.: Молодь, 1990; Пленница // Феми-фан: 
фантастические повести, рассказы. - Симферополь: Таврия, 1990; Краевид на
чорному тлi // Днiпро. - 1990. - N 8; Зеленое на черном // Дорога миров: Сб.
фантастики. - М.: Молодая гвардия, 1991. - Т.2; Меченая молнией // Ошибка дона
Кристобаля: Сб. фантастики. - М.: ВТО МПФ,1992.

    В. Пузий
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 96 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 22:58 
 To   : All                                                 Вск 17 Дек 00 13:37 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Герасимов Сергей.            
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ГЕРАСИМОВ Сергей Владимирович - родился в 1964 г. в г. Харькове. Образование
высшее - закончил Харьковский Госуниверситет. После окончания университета
девять лет проработал в средней школе, где преподавал физику, основы
вычислительной техники, астрономию, психологию и английский язык. С начала
девяностых занимается психологией, пишет вариант учебника психологии для школ,
книгу о психологии контактов, (рукописи обеих книг были утеряны издателями)
публикует несколько статей, в том числе статью в журнале "Вопросы Психологии",
где постулирует существование нового вида познавательной активности и интереса. 
После этого серьезно занимается проблемами человеческого интереса - и таким
образом пришел к популярной литературе, как феномену интересного. В последние
годы, наряду с литературой, занимается преподаванием английского по собственной 
методике и получает хорошие результаты. Собирает материал для оригинального
учебника английского языка.
    Первый свой рассказ, "Hадеясь жить", который, по словам Герасимова,
"совершенно случайно оказался фантастическим", он написал 14 июня 1993 г., и уже
23 июня этот рассказ был опубликован в харьковской газете "Мастер". После чего
писатель продолжительное время сотрудничает с газетой. Здесь были напечатаны
такие его рассказы как "Последняя охота", "Западный склон" (1993), "Фантики"
(1994). Повести и рассказы Герасимова публиковались также в сборниках "Сказки
дедушки-вампира" (1994) (рассказы "Еще одна охота", "Западный склон", "Дом с
привидениями", "Созвездие Ничто"), "Эпоха игры" (1995). Несколько написанных
Герасимовым в последнее время крупных произведений (в т.ч. пять романов) еще не 
опубликованы.
    Сочинения:* Hадеясь жить // Мастер. - 1993. - N 23; Еще одна охота, Западный
склон; Дом с приведениями; Созвездие Ничто // Сказки дедушки-вампира. - Харьков,
1994; Тень // Радуга. - 1997. - N 3.

    Г. Шподырева

    * Рассказы Сергея Герасимова также мнкратно публиковались в кировоградском
журнале "Порог" и других периодических изданиях, в т. ч. в выпуске альманаха
"Перекресток" за 1999 г.; повесть "Эпоха Игры" и ряд расказов Герасимова вошли в
сборник "Эпоха Игры", выпущенный ростовским издательством "Феникс" в 1996 г.; а 
в 2000 г. в издательстве "Северо-Запад Пресс" (СПб) у Сергея Герасимова наконец 
вышла первая авторская книга "Искусство умереть напрасно".
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 97 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Суб 16 Дек 00 23:00 
 To   : All                                                 Вск 17 Дек 00 13:37 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Горишняя Юлия.               
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ГОРИШНЯЯ Юлия - родилась в 1971 г. в Харькове. По образованию радиофизик.
Ныне работает в космической отрасли. Фантастику пишет и публикует с 1993 г.
Литературными учителями считает братьев Стругацких, а из русских классиков -
Лескова. Автор романа "Слепой боец" (1997), сборника "Круг стихий" (1998).
    Хотя читатели и критики относят творчество Ю. Горишней к фэнтези, сама
писательница с этим определением не соглашается. В ее книгах действительно
предстают "иные миры", однако во всех случаях Горишняя выстраивает для каждого
из них особую "сетку законов": в результате, даже если описано действие магии,
та срабатывает "по научному", в соответствии с действующими в мире законами
природы.
    В созданных Горишней циклах, опубликованных на данный момент лишь частично, 
не проведена четкая грань между характерными для мэйнстрима фэнтези мирами "меча
и магии" и "технологическими" (а также посттехнологическими) мирами, в которых
действуют законы научной фантастики.
    К особенностям творчества Горишней следует отнести не столько напряженность 
сюжета, сколько особенности повествования, основывающегося на глубоких познаниях
в области этнографии, истории и мифологии. Так, критика отнесла "Слепого бойца" 
к т.н. "нордической" фэнтези. Однако, хотя в персонажах романа есть многое от
викингов, базовые черты их культуры скорее роднят их с племенами
североамериканских индейцев (в частности, тлинкитов - бывших "российских
подданных", обитателей Аляски), гармонично сочетаясь с мотивами, взятыми,
например, из культуры средневековой Кореи.
    В настоящее время Ю. Горишняя много и продуктивно работает на продолжением
цикла "Мир Ясень", в который входят ее уже опубликованные произведения.
    Сочинения: Слепой боец. - М. - СПб.: АСТ - Terra Fantastica, 1997; Круг
стихий. - Харьков: Рубикон, 1998.

    Г. Уринсон
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 98 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Вск 17 Дек 00 22:47 
 To   : All                                                 Пон 18 Дек 00 15:54 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Дашков Андрей.               
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ДАШКОВ Андрей Георгиевич - родился в 1965 году в городе Харькове. После
окончания средней школы в 1982 году поступил в Харьковский авиационный институт.
Получив диплом инженера, пришел на роботу в НИИ электроаппаратостроения, где и
работает по сей день. Как пишет автор в одной из своих автобиографий: "Интерес к
фантастике проявился у меня с детства; первое яркое впечатление - "Неукротимая
планета" Гаррисона, опубликованная в журнале "Вокруг света" в начале 70-х годов.
По сравнению с советской фантастикой тех лет это было как... рок-музыка - еще
одна отдушина, через которую врывался свежий ветер.
    Писать начал в начале 90-х. Отчасти толчком послужили многочисленные
переводы зарубежной "фэнтези", изданные в тот период. Чуть позже состоялось
знакомство с другими харьковскими писателями - Г. Л. Олди (Д. Громов и О.
Ладыженский), А. Валентиновым, А. Бессоновым и др. Увлечения не изменились -
книги, музыка и астрономия. Любимые писатели: Генри Миллер, Джон Фаулз, Эдуард
Лимонов, Эрих Мария Ремарк, Грэм Грин, Стивен Кинг, Андрей Дашков. Любимые
поэты: Томас Стернз Элиот, Федор Сологуб, Эдгар Ли Мастерс."
    А вот о том, что пишет сам Дашков - разговор особый. Пожалуй, на сегодняшний
день это единственный автор на просторах бывшего Советского Союза, который
давно, последовательно и успешно работает в жанрах "черной фэнтези", "ужасов",
остросюжетной мистики и мистико-фантастического психотриллера. Динамика развития
творчества Дашкова прослеживается достаточно отчетливо. Начал Андрей с
относительно небольших рассказов, одновременно работая над романом-трилогией
"Странствия Сенора" в традициях остросюжетной "черной фэнтези" и довольно
близкого по стилистике к творчеству Майкла Муркока. (Справедливости ради
отметим: на момент написания первой части трилогии - "Отступник" - Муркока
Андрей еще не читал.)
    Упомянутый "Отступник" был опубликован в 1993 г. в составе сборника
"элитарной фантастики" "Сумерки мира" (серия "Перекресток", Харьков, "Око"). И
сразу же после публикации в адрес творческой мастерской "Второй блин",
подготовившей сборник, посыпались письма читателей: "Где продолжение? Когда
выйдет?!"
    К сожалению, ждать читателям пришлось довольно долго. Полностью трилогия
"Странствия Сенора" (романы "Отступник" (1992), "Обманутый" (1993) и
"Обезображенный" (1993)) была издана лишь в 1996 г. (Харьков, "Фолио" - Москва, 
"АСТ", серия "Hовая русская фантастика"). В книгу также вошли два рассказа
Андрея, никак не связанные с трилогией.
    Паутина интриг, черная магия, странные и жутковатые существа, сюрреализм
гибнущего мира - и гланый герой трилогии, Сенор, человек без прошлого, ощущающий
себя марионеткой в чьей-то непостижимо сложной игре и стремящийся достичь
неведомого идеального состояния, именуемого Завершением. Мучительный порыв
заставляет его бросить вызов существующей власти и, пренебрегая смертельными
опасностями, отправиться на поиски своей истинной сущности...
    В том же 1996 году в издательстве "ЭКСМО" (Москва), в серии "Абсолютная
магия", двумя томами выходит еще одна трилогия А. Дашкова - "Звезда Ада": книга 
1: "Звезда Ада" (1994), книга 2: "Змееныш" (романы "Змееныш" (1995) и "Слуга
оборотней" (1996)). Снова "черная фэнтези", но теперь уже в книгах отчетливо
ощущается свой, неповторимый стиль автора. С первых же строк читатель окунается 
в мрачную и засасывающую атмосферу безумно искаженного мира, где речь уже не
идет о противостоянии Добра и Зла - а лишь о противостоянии зла малого Злу куда 
более могущественному.
    Главный герой романа, Стервятник Люгер, повеса, распутник и авантюрист,
неожиданно оказывается вовлеченным в опаснейшую и непонятную интригу. В поисках 
своей возлюбленной, похищенной оборотнями из тайной Лиги Нерожденных, он
совершает немыслимое путешествие через враждебные земли, преодолевает множество 
препятствий... "Типичный фэнтезийный "квест": доблестный рыцарь спасает
прекрасную принцессу, кроша по дороге "в капусту" толпы врагов и чудовищ," -
усмехнется умудренный опытом читатель. И будет в корне не прав! Никакого
благородства и "рыцарства" в Люгере нет. Ему противостоят силы настолько жуткие,
что "честный бой" с ними равносилен самоубийству. И Люгер, во имя спасения
любимой, не останавливается ни перед чем: предает, убивает, лжет, вступает в
союз с любыми силами Зла - добиваясь в финале своего! Вот только какую цену
приходится заплатить ему за победу...
    Трилогия "Звезда Ада" выглядит заметно мрачнее "Странствий Сенора" (также не
блещущих оптимизмом!); "инфернальное" начало проявляется здесь намного сильнее -
но и написана трилогия на заметно более высоком литературном уровне: сказывается
накопленный опыт. Тем не менее, и "Звезду Ада", и "Странствия Сенора" можно
условно отнести к "раннему" или "фэнтезийному" периоду творчеству А. Дашкова.
    После чего в творчестве Андрея наступает перелом, или, если угодно,
качественный скачок. Следующий роман Дашкова: "Умри или исчезни!" (1996, по
данным на июль 2000-го готовится к изданию) - уже не "фэнтези". Это мощный,
психологичный и психоделический - при этом одновременно динамично-мистический - 
психотриллер с элементами "альтернативной истории". Как ни странно, "гремучая
смесь" вышла на удивление цельной. Роман читается на едином дыхании, а создавать
атмосферу ужаса Дашков умеет! Ужаса неотвратимого и неумолимого, от которого ни 
спрятаться, ни убежать, ни одолеть в открытом бою, ибо ужас этот гнездится не
только вовне, но и внутри тебя. По психологичности, достоверности деталей и
эмоциональности этот роман, пожалуй, приближается к лучшим произведениям столь
любимого Дашковым "короля жанра" - Стивена Кинга.
    Жизнь - всего лишь один из снов, способный легко превратиться в кошмар, если
вы помешали чужой охоте. Тайна жутких убийств никогда не будет раскрыта, потому 
что убийцы способны перемещаться в сновидениях. Это мистическое искусство
доступно единицам, обреченным на бегство до конца своих дней. Четверо существ
заключают союз: пятисотлетний масон, заурядный молодой человек, девушка и
бродячий пес. Единственное, что их объединяет - стремление выжить в страшной
игре и понимание того, что они являются в ней всего лишь пешками...
    Искренне надеемся, что "Умри или исчезни!" рано или поздно все же будет
издан. (Роман оказался фатально "невезучим": на него трижды (!) подписывался
издательский договор, но книга пока еще не вышла в свет!)*
    Следующему роману - "Войны некромантов" (1997) - повезло больше. В 1999 г.
он был опубликован издательством "Северо-Запад" в серии "Перекресток миров". Как
нетрудно догадаться по названию, и на этот раз будущее Человечества выглядит не 
слишком оптимистично. Текст содержит взаимопроникающие элементы древнеегипетской
мистики и культа вуду; жанр отчетливо синтетичен, являясь одновременно
антиутопией, психологическим и мистико-фантастическим триллером, а также жестким
боевиком. Однако главное в романе - отнюдь не динамика сюжета или сражения
"психотов" с "технами", не противостояние телепатов-психокинетиков и колдунов
вуду с их воинами-зомби. Этот роман - о свободе воли. Свободны ли мы в своих
действиях, совершая тот или иной поступок? Делая выбор? Или выбор давно сделан
за нас, и мы, подобно зомби, лишь следуем заложенной "программе", наивно
полагая, что выбираем сами? Недаром один из главных героев романа - зомби, так и
не понимающий до конца: жив он или мертв?
    Последующая работа Дашкова - роман "Двери паранойи" (1997, по данным на июль
2000-го готовится к изданию) - явилась продолжением этапного "Умри или
исчезни!". Видимо, автору не хотелось расставаться с полюбившимися героями - и, 
как нам кажется, зря. Продолжение вышло заметно слабее первой части (отметим,
что первые части "Странствий Сенора" и "Звезды Ада", на наш взгляд, также куда
удачнее сиквелов). Роман начинается кровавым побегом героев из психиатрической
больницы, куда их упрятали в финале первой книги - и далее, полностью
соответствуя названию, перед героями и читателем настежь распахиваются "Двери
паранойи". Психоделический кошмар мгновенно засасывает их, и персонажи,
переставая быть героями, безвольно плывут по течению зловонной реки из слизи,
крови и бреда, конца которой для них уже не будет. Если в "Умри или исчезни!"
они, понимая безнадежность своих усилий, тем не менее пытались противостоять
року, то здесь "герои" ломаются почти сразу, вяло барахтаясь по инерции. Hе
исключено, что здесь сыграла роль и писательская судьба самого автора: почти два
с половиной года (с конца 1996-го по первую половину 1999-го) у Андрея не вышло 
ни одной книги. Только публикации в периодике, в основном - в кировоградском
журнале "Порог". Видимо, это отразилось и на творчестве, сделав мировосприятие
еще более мрачным.
    К этому же периоду творчества Дашкова относятся повести "Мокрая и ласковая" 
(1996, опубликована в альманахе фантастики "Перекресток", выпуск 1, июль 1999
г.), "Homo Super" (1998, не опубликована) и ряд рассказов.
    В 1998 г. Дашков пишет новый роман "Бледный всадник, Черный Валет" (не
опубликован). Жанр - "истерн", пародия на "вестерн" и попытка приложить
последний к сугубо местным "реалиям", порой доведенным до абсурда. Здесь более
отчетливо, чем в прочих текстах, проявляется своеобразный "черный юмор" Дашкова,
придавая действию оттенок траги-фарса. Автор явно ищет новые пути и новые
выразительные средства. И местами находит их: одна только фраза о "дзэнском
мастере Винни-Пухе" чего стоит!
    Следующий роман - "Утраченный свет" (1999, также не опубликован) - в первом 
своем варианте являлся квинтэссенцией мрака и безысходности, "переплюнув" в этом
плане даже "Двери паранойи". Однако, перечитав текст, автор сам содрогнулся и
основательно переработал роман, что явно пошло последнему на пользу. В итоге
получился жесткий психотриллер с уклоном в "киберпанк" (чего за Дашковым ранее
не водилось). А к названию добавился подзаголовок: "Оптимистический вариант".
Позднее, посмотрев фильм "Матрица", Андрей с горькой иронией отметил: "Я ведь об
этом еще год назад написал!" Разумеется, у романа с фильмом весьма мало общего, 
но...
    Книга о мире, погибающем, едва ядерной ракетой уничтожается стабилизирующий 
фактор - компьютерный спутник "Мозгокрут", держащий под контролем всю Землю;
книга о Человечестве, ставшем настолько зависимым от виртуально-искусственной
среды, что оно физически не смогло существовать без нее...
    Роман "Утраченный свет" подводит черту под вторым этапом творчества А.
Дашкова - условно назовем его "черным психотриллером".
    Очередной качественный этап в творчестве Дашкова ознаменовали повести "Зверь
в океане" (1999, опубликована в журнальном варианте в журнале "Порог"
(Кировоград), N 1 за 2000-й год), "Пропуск" (2000, пока не опубликована) и ряд
рассказов, среди которых особо выделяется "Черный "Ровер", я не твой" (1999,
пока не опубликован).
    Кажется, наконец-то у Дашкова началась "светлая полоса"! Возможно, свое
влияние оказал тот факт, что в начале 2000 г. автор женился (уж больно
напрашивается такой вывод!). Нет, отныне в текстах отнюдь не воцарилась "тишь да
гладь, да Божья благодать". Однако теперь все чаще в финале главные герои не
просто остаются в живых (что уже немало!), но и находят силы противостоять
окружающему их миру ужаса и насилия, временами побеждая жестокость среды.
Оказывется, мир не всегда меняется к худшему; здесь есть место не только аду, но
и раю. И даже Раю в самом прямом смысле слова (повесть "Пропуск"). Подобная
тенденция весьма обнадеживает. Также следует отметить неуклонно растущее
литературное мастерство автора; образный, парадоксальный, сочный язык уже
становится его своеобразной "визитной карточкой".
    Сочинения: Странствия Сенора. - Харьков: Фолио - Москва: АСТ, 1996; Звезда
Ада. - М.: ЭКСМО, 1996; Змееныш. - М.: ЭКСМО, 1996; Войны некромантов. - СПб.:
Северо-Запад, 1999; Зверь в океане // Порог. - 2000. - N 1.

    Д. Донерман

    * Роман А. Дашкова "Умри или исчезни" вышел в свет в 2000-ом году в серии
"Перекресток миров" издательства "Северо-Запад Пресс" (СПб).
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 99 из 127                           Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Вск 17 Дек 00 23:00 
 To   : All                                                 Пон 18 Дек 00 15:54 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Дубинянская Яна.             
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ДУБИНЯНСКАЯ Яна Юрьевна - родилась 21.08.1975 в г. Феодосии. Родители -
Ольга Леонидовна и Юрий Михайлович - тогда студенты, а ныне сотрудники
Таврического Национального университета (раньше - СГУ). Детские и ранние
юношеские годы Яна прожила в столице Крыма - Симферополе, но море, где она
проводила каждое лето, осталось главной темой детства, нашедшей отражение во
многих произведениях молодой писательницы. С 1990 по 1994 гг. училась в Крымском
художественном училище, затем два года работала по специальности. За это время в
Симферополе прошли четыре персональные выставки художницы Яны Дубинянской, ее
работы выставлялись и на Биеннале крымских художников (1995). В 1996-м году Яна 
Дубинянская поступила на факультет журналистики во Львовском государственном
университете, а в 1998-м перевелась в Киевский институт журналистики. В
настоящее время работает тележурналистом в сфере информации, а иногда выступает 
в прессе с аналитическими статьями (газеты "Зеркало недели" и др.) В 2000-м году
вышла замуж.
    Писать начала еще в тринадцатилетнем возрасте, но долгое время практически
не занималась продвижением своих произведений в печать. Только после переезда в 
столицу начала достаточно активно публиковаться в периодических изданиях на
русском и украинском языках. В 1999-м году стала лауреатом Всеукраинского
литературного конкурса от издательства "Смолоскип", в результате чего вышла в
свет дебютная книга молодого автора "Три днi у Сиренополi". В сборник вошли
десять рассказов и повесть "Лялька на гойдалцi". Сейчас Яна Дубинянская
продолжает активно работать, в частности, в соответствии с современными
тенденциями, над средней и крупной формой.
    Прозе Яны Дубинянской свойственны лаконичность, динамизм, напряженный сюжет,
неожиданно-парадоксальные концовки, яркость характеров. Именно на
психологическом конфликте, а не детальной разработке фона событий делается
акцент. Имена персонажей и топонимы, как правило, звучат "по-иностранному", но
без особой привязки к конкретной стране (Селестина, Фелиси, София Милани, Дэн
д'Аржантайль, Гелхеймская долина, города Сиренополь, Вероньез и т.д.), что
создает атмосферу некой экзотичности и условности. Психологическая наполненность
сюжета раскрывается на этом фоне в чистом виде, с особенной глубиной. Собственно
же фантастический элемент присутствует в роли "двигателя сюжета" ("восьмой луч" 
в "Кукле на качелях", компьютерная турфирма "Виртуал-Моделз" в "Отпуске
по-дикому"), трансформируется в сказочную или мистическую окраску произведения
("Капитан и Анжелика", "За рекой"), а в некоторых рассказах отсутствует вовсе
("Иной мир").
    Прекрасный приморский город Сиренополь, населенный доброжелательными и
талантливыми людьми, очаровывает художницу Лину ("Три дня в Сиренополе").
Недоверие к идеальному городу возникает у читателя еще на первых страницах
рассказа, а на последней иллюзия окончательно рушится: жители Сиренополя время
от времени избавляются от лишней агрессии, участвуя в зверских публичных казнях.
Лина гибнет, совершенно беззащитная перед грубой жестокостью, так удачно
замаскированной под красоту.
    На грани театра абсурда развиваются события в рассказе "Hепобедимая армия". 
Жители города, в который вступили несущие смерть несметные войска, не делают
никаких попыток спастись или оказать сопротивление - они предпочитают вообще не 
замечать армию, а если и обращают на нее внимание, то только как на предмет
досужего любопытства. Будничные разговоры продолжаются даже в квартире, стены
которой до половины снесены новейшим оружием. Впрочем, возможно, столь спокойное
отношение к собственной жизни и оправдает себя - в финале рассказа Hепобедимая
армия уходит из города, и Главнокомандующий еще не определился, уничтожать ли
его напоследок.
    Бегство от абсурдного и хищнического современного мира - главная тема
рассказа "Отпуск по-дикому". Его героиня, глава коммерческой фирмы, уставшая от 
ежедневной гонки и всеобщей ненависти, с помощью новой компьютерной технологии
отправляется в отпуск в виртуальный мир, дикий и необитаемый. Там она находит и 
первозданную природу, и жизненные удобства, и даже настоящего мужчину -
молчаливого и преданного Дикаря. Предоставляется шанс в корне изменить всю жизнь
- но уже через несколько дней, ей, привыкшей к другим жизненным ритмам, идиллия 
на лоне природы начинает казаться смертельно скучной. Героиня возвращается на
работу и в финале между делом соглашается на предложение хозяев "Виртуал-Моделз"
стереть из компьютерной памяти - фактически уничтожить - тот мир, где остался ее
бывший возлюбленный. Написанное в форме дневника ироничной и остроумной женщины,
произведение может на первый взгляд восприниматься как фривольный скетч, если бы
не очевидность трагического подтекста: побег невозможен, настоящие ценности
нивелированы настолько, что не в состоянии противостоять даже очевидно фальшивым
соблазнам калейдоскопно-жестокого мира.
    Тема противостояния двух миров - мира взрослых и мира ребенка - звучит в
рассказе "Капитан и Анжелика". Романтический Капитан Семи Ветров, триста лет
охраняющий в лесу портрет своей пропавшей возлюбленной, совершенно реален в
сознании девятилетнего мальчика. Для взрослых же реален старый нищий, всем
известный сельский сумасшедший, и хрупкий мир детской мечты разлетается
вдребезги, не выдержав столкновения. Через много лет повзрослевший Роберт
вернется в эти места, пытаясь оживить мечту, найти портрет прекрасной Анжелики.
    Внутренний психологический конфликт особенно глубоко разработан в повести
"Кукла на качелях". Героиня, молодая женщина, потерпевшая неудачу в личной
жизни, воспитывает маленькую дочь и в то же время пытается реализоваться как
творческая личность, пишет детективные романы. Подсознательное желание
самоутвердиться перед бывшим возлюбленным, ныне модным телешоуменом, приводит ее
на пробы в телестудию. Это завязка повести. А затем в жизнь героини и канву
повести врывается "фантасмагория": странные, необъяснимые, мистические события, 
центральное из которых - трагическая гибель и последующее воскресение ребенка
героини. Затем, очнувшись от этого не то сна, не то иной реальности, она
попытается выстроить логическую цепочку случившегося, мобилизовав все свои
детективные таланты и заручившись поддержкой компьютерщика с телестудии. Язык
глав-фантасмагорий резко отличается от общего стиля повести. В фантасмагориях
отсутствует элемент интеллектуального анализа происходящего, это скорее
экзистенциальный поток сознания героини, события воспринимаются ею исключительно
на эмоциональном уровне. В финале молодая женщина не только выходит
победительницей из хитросплетений закрученной вокруг нее интриги, но и успешно
разрешает внутренний конфликт: окончательно избавляется от болезненного чувства 
к неоднократно предававшему ее человеку.
    Следует отметить, что тонкость психологических нюансов в прозе Яны
Дубинянской дает широкое поле для чисто индивидуальных вариантов восприятия ее
произведений, и поданные здесь трактовки не претендуют на абсолют. Многие из ее 
рассказов имеют открытую концовку, позволяющую читателю самому ставить
окончательную точку. В произведениях писательницы отсутствует всякий дидактизм, 
хотя все они, безусловно, ориентированы на вечные нравственные ценности.
    Сочинения: Три дня в Сиренополе // Брега Тавриды. - 1998. - N 4-5-6; В
iншому свiтi // Святий Володимир. - 1999. - N 1; За рекой // Порог. -1999. - N
9; Непереможна армiя. Три днi в Сиренополi // Пульсар. - 1999. - N 3 ; Фелiсi //
Пульсар. - 1999. - N 6-7; Слабка жiнка // Ева. - 1999. - N 2; Три днi у
Сиренополi: збiрка. - Киiв: Смолоскип, 1999 (Три днi у Сиренополi, По той бiк
дощу, Слабка жiнка, Iнший свiт, Капiтан i Анжелiка, Знайти зрадника, За рiкою,
Непереможна армiя, Пiд пеленою, Фелiсi, Лялька на гойдалцi); Hеприкаянные души. 
Капитан и Анжелика. Найти предателя // Брега Тавриды. - 2000. - N 2-3;
    Литература: Семкiв Р. Казковий палац для ляльковоi принцеси // Дубинянская
Я. Три днi у Сиренополi: збiрка. - Киiв: Смолоскип, 1999.

    Я. Мишанич
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
- RU.FANTASY.ALT (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.FANTASY.ALT -
 Msg  : 100 из 127                          Scn                                 
 From : Dmitriy Gromov                      2:461/76.2      Вск 17 Дек 00 23:05 
 To   : All                                                 Пон 18 Дек 00 15:54 
 Subj : Справочник "Фантасты современной Украины": Дудко Дмитрий.               
--------------------------------------------------------------------------------
* Crossposted in KНARKOV.AUTHORS
* Crossposted in RU.FANTASY
* Crossposted in RU.FANTASY.ALT
* Crossposted in RU.SF.NEWS
* Crossposted in SU.BOOKS
* Crossposted in SU.SF&F.FANDOM
=== Cut ===
    ДУДКО Дмитрий Михайлович. Родился 9 декабря 1956 года в г. Харькове. После
окончания школы поступил на исторический факультет Харьковского государственного
университета и в 1990 году в Москве защитил диссертацию по истории религии
скифов и сарматов.
    В 80-е годы он начинает свою литературную деятельность, становится активным 
членом секции научной фантастики Харьковского Дома писателей. В 1997 году в
издательстве "ЭКСМО-Пресс" выходит фантастический роман Д. М. Дудко "Воины
Солнца и Грома".
    Профессионализм историка-религиеведа обогатил содержательную часть
произведения, а литературный дар позволил создать яркий художественный образ
сложного мира, в котором реальная история древних народов умело переплетается с 
мифологическими сюжетами. Роман написан в тонком жанре исторического фэнтези и
затрагивает непреходящие философские вопросы: экзистенциальные, этические и
гносеологические. Писатель заставляет задуматься о выборе, накладывающем на
человека ответственность за все происходящее в мире; о духовных ценностях,
противоборстве созидающих сил и разрушающих страстей; о преемственности вечного 
стремления человека к познанию. Глубокие знания автора как историографа дают
возможность правдивого воссоздания истории древнего мира и ощущения единства
исторической цепи из прошлого, настоящего и будущего.
    Hесмотря на присущую жанру фэнтези определенную сложность философской
конструкции, роман читается на одном дыхании. Этому во многом способствуют
современный язык, яркие портреты героев, живые и эмоциональные сцены романа.
     Дудко Д. М. принадлежит к тому же литературному направлению, что и Г. Л.
Олди и H. Перумов.
    В настоящее время Д.М. Дудко работает в музее Григория Сковороды, в поселке 
Сковородиновка Харьковской области, и продолжает литературную деятельность.
    Сочинения:* Воины Солнца и Грома. - М.: ЭКСМО, 1997.

    А. Дербенева

    * В 2000-ом году у Дмитрия Дудко в московском издательстве "Центрполиграф" в
серии "Загадочная Русь" под псевдонимом "Дмитрий Баринов" вышла книга "Ардагаст,
царь росов".
=== Cut ===
---
 * Origin: H Oldie (2:461/76.2)
  

Предыдущая Список сообщений Следующая


Скачать в виде архива




Русская фантастика > ФЭНДОМ > ФИДО >
ru.fantasy | ru.fantasy.alt | ru.ludeny | ru.mythology | ru.sf.bibliography | ru.sf.news | ru.sf.seminar | su.books | su.sf&f.fandom
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001