История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Е. Панаско

ОКНО В НОВЫЙ МИР

Интервью

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© Е. Панаско, В. Бугров, 1978

Молодой ленинец (Ставрополь). - 1978. - 3 июня. - 110 (9002). - С. 2-3.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2006

В АПРЕЛЕ этого года исполнилось 20 лет журналу «Уральский следопыт». Наш корреспондент встретился в Свердловске с В. И. Бугровым, заместителей заведующего отделом прозы популярного журнала.

– Виталий Иванович, читатели знают журнал «Уральский следопыт» как одно из тех изданий, где фантастический рассказ или повесть можно встретить не время от времени, а почти в каждом номере...

– Да, фантастика в журнале печатается с первого выпуска, с 1958 года, В 1967 у нас появилась рубрика «Мой друг – фантастика» – для заметок, эссе. С 1974-го пошел «Калейдоскоп» – нечто вроде вашей викторины, Эта рубрика вызвала большую почту, стало даже интереснее заниматься фантастикой, так как «видишь» аудиторию. Пик публикаций научной фантастики пришелся в журнале на конец 60-х годов. Потом фантастика стала появляться реже, но сейчас мы снова уделяем ей большое внимание. В сборник, который издательство «Молодая гвардия» подготовило к юбилею «Уральского Следопыта», вошло несколько фантастических рассказов, в частности, «Экзамен по космографии» М. Грешнова – тогда ставропольчанина. Правда, в целом подбор фантастики в этом сборнике не характерен для сегодняшнего «Уральского следопыта». Менялось время, менялось и наше отношение к фантастике, как и она сама.

– И тем не менее идут годы и десятилетия, а фантастика по-прежнему интересна самым широким кругам читателей. Скажите, а вы-то сами как заинтересовались ею?

– Я вообще рано начал рыться в книгах. И не знаю, отвечу ли на ваш вопрос: почему возник особый интерес к фантастике. Городишко, где я родился и кончил школу, Ханты-Мансийск, был крохотный. А фантастика – это было окно в новый мир. Очень хорошо помню воздействие ефремовских рассказов – их приподнятость и необычность были именно тем, чего так не хватало нам в послевоенной действительности. Причем я должен подчеркнуть очень существенное обстоятельство: необычности сколько угодно у старых приключенцев – Майн Рида, Жюля Верна... Но там всегда есть дистанция между тобой и героем, знаешь: этого не может быть, во всяком случае, со мной. А вот в ефремовских геологов трудно было не поверить.

– В середине 60-х годов наблюдался бум, взлет интереса к фантастике, лавина книг и журнальных публикаций Интерес-то уже основывался на чем-то другом?

– Думаю, что в эти годы начало проявляться подспудное стремление человека расковать свое сознание в связи с нарастающими переменами в жизни. Мир изменчив, жизнь набирает темп, человек вынужден привыкать к этой изменчивости мира, а консервативность мышления при этом мешает... Не исключено, что для кого-то привлекательность фантастики открылась вдруг в ее неожиданной связи с действительностью. В 60-х годах произошло быстрое осуществление таких, казалось бы, далеких и оторванных от жизни мечтаний, как космические полеты. Вся фантастика 20-х годов относила освоение космоса к XXI, XXII векам, сам Циолковский считал, что выход в космос произойдет не скоро...

– Значит, фантастика все-таки очень прочно связана с темой космоса?

– Космос был, казалось, самой фантастической темой в фантастике, и вдруг именно эта тема из литературы превратилась в жизнь. Отчего раньше, да и сейчас, многие не читают – не могут читать фантастику? Оттого, что там – «неправда», там то, чего никогда не было. Но когда читатель такого типа видит, что осуществлено нечто суперфантастическое, отношение его к фантастике изменяется...

– Но вряд ли дело только в прогностической функции фантастики, хотя желание человека заглянуть в будущее хоть краешком глаза имело и имеет, по-видимому, большое значение.

– Есть еще одно простое обстоятельство – в фантастике появились очень хорошие писатели, Возрос интерес к ней как к художественной литературе. Скажем, Рэя Брэдбери и братьев Стругацких читают и те, кто в принципе фантастику не читает.

– Году в 59-м на всесоюзном совещании по приключениям и фантастике Георгий Гуревич сетовал, что среди фантастических романов нет ни одного, отмеченного Ленинской или Государственной премией...

– А сейчас, раскрыв один из последних сборников, читаем: «Леонид Леонов, лауреат Ленинской премии». И дело не в обращении известного писателя к новому для него жанру, а в том, что награда заслужена именно за фантастическое произведение – киноповесть «Бегство мистера Мак-Кинли».

– Высокий художественный уровень теперь в фантастике неудивителен. И все-таки дело не только в литературном мастерстве писателя-фантаста. Воспитывают ли произведения этого жанра читателя, и именно молодого?

– Формирование духовного облика молодежи невозможно без воздействия литературы, подчеркивалось на XVIII съезде ВЛКСМ. По моему мнению, современная советская фантастика вносит существенный вклад в борьбу против потребительской психологии, против чуждой нам буржуазной морали, утверждает принципы коммунистических отношений между людьми, веру в светлое будущее человечества. Таких произведений немало. Читатель фантастики стоит сейчас перед большой количественно библиотекой... Другое дело, что библиотеку эту, собранную в одном месте, он нигде не найдет.

– Ему часто попадаются единичные, может быть, даже случайные произведения...

– И не всегда, видимо, те, которые следует читать – в первую очередь, по крайней мере. Это может и отпугивать читателя. Из-за этого, кстати, многие предпочитают переводную фантастику – там уже в какой-то степени отбор произведений проведен. Но есть читатели, которые читают все подряд, лишь бы была фантастика...

– Если не считать подписного 25-томника, фантастика действительно не существует в виде какой-то обозримой библиотеки, к которой можно было бы обратиться за лучшими образцами. Это скорее разрозненное море, из которого каждый черпает то, что ему удается выловить. Не дает ли возможности как-то упорядочить это море ваша библиография?

– Библиографией я занимаюсь со школьных лет. Собрал, наверное, около 20 тысяч карточек. Но для меня она не самоцель, а подспорье, так как помогает готовить тематические подборки в журнале...

– В определенном смысле «чистая» библиографическая информация, сосредоточенная в двадцати тысячах заполненных вами карточек, таким образом, превращается в информацию рекомендательную, не так ли?

– В общем-то да, хотя в тематических подборках часто приходится оперировать вещами, которые читать явно не стоит – они чем-то выигрышны, но не более того. А в общем-то, основной упор в журнале мы делаем на тщательный отбор произведений для публикации. Печатаем мы только советскую фантастику, а любимый наш жанр – маленькая повесть на один номер. Вы спросите, что из опубликованного в журнале мы считаем наиболее удачным. На мой взгляд, очень хороша была «Сказка королей» О. Ларионовой, «Разворованное чудо» Г. Прашкевича... Одна из тем, которые нас наиболее привлекают в произведениях молодых фантастов, – тема ответственности человека перед собой и обществом.

Е. ПАНАСКО.

Фото автора.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001