История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

«СИБИРЬ СТРАНА БУДУЩЕГО...»

Слово фантасту

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© 1981

Молодость Сибири (Новосибирск). - 1981. - 7 марта. - 33. - С. 4.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2007

Известный писатель-фантаст Любен Дилов, автор романов «Путь Икара», «У стража много имен», «На поющей планете», книг, повестей и рассказов, лауреат III Европейского конгресса писателей-фантастов дал это интервью специально для газеты «Молодость Сибири» и клуба любителей фантастики «Амальтея».

– Любен, когда впервые вы обратились к столь любимому молодежью жанру, кого вы можете назвать своими учителями?

– Теперь, через тридцать лет после выхода первой моей книги, довольно трудно припомнить, а что, собственно, привело меня к фантастике. В Болгарии в те годы жанр этот был совершенно неразвит, если и издавались книги, то разве что Жюля Верна и Алексея Толстого... Но вот толчок, который оказался решающим для написания первой моей книги – романа «Атомный человек», я до сих пор помню. Где-то прочел, что большой русский химик и биолог Бахметьев, после освобождения Болгарии от турецкого рабства преподававший в Софийском университете, первый в мире и именно в Болгарии поставил успешные опыты по анабиозу. Анабиоз, это искусственное замораживание, этот искусственный сон, и стал «научной» основой первой моей книги. Роман имел успех у молодых читателей, его даже перевели в СССР, но в Киеве – на украинский язык... Конечно, в работе над этой книгой сказался мой интерес к естественным наукам, желание скопить больше знаний, научиться логически и точно размышлять. Успех первой книги определил мой дальнейший путь, но, скажу по секрету, что звание писателя-фантаста дано мне несколько искусственно, может быть, даже потому, что в Болгарии я самый продуктивный фантаст. А вообще-то я автор вполне серьезных работ, автор многих книг, не имеющих отношения к фантастике. Но инерция читательского интереса велика. Впрочем, на то же самое жаловался уже не один писатель, даже такой, например, как Курт Воннегут.

В своих фантастических книгах я стремлюсь (в каких бы районах Вселенной ни происходило действие) говорить о проблемах современных, в том числе, конечно, и о чисто болгарских проблемах. Предпочитаю фантастику социально-философскую, но писал и научно-техническую, и приключенческую.

Называть литературных учителей всегда трудно, но для меня над многими и многими писателями всегда стоял А. П. Чехов, так невероятно умевший сочетать юмор и боль. Позднее я чувствовал влияние философской прозы Томаса Манна. Я вообще твердо убежден, что начинающий писатель, который думает и в будущем заниматься только фантастикой, все же прежде всего должен научиться хорошо писать. А научиться этому можно, лишь изучая больших мастеров мысли и слова.

– А личностное в литературе, как вы относитесь к этому? И сколь личностна может быть фантастика?

– Вопрос нелегкий, но попробуем разобраться. Конечно же, я буду опираться на свой собственный опыт, надеюсь, это не прозвучит так, будто я его навязываю другим... Фантастика моя, как правило, приходит из самой обычной прозы. Какая-то тема, какой-то герой, пусть даже совершенно фантастические, все равно возникают в мозгу из чего-то увиденного, задевшего сознание. Когда найдена тема, определен герой, начинается поиск конкретного действия, которое, естественно, должно касаться научных, философских, социальных проблем. Это один вариант. Возможны и другие. Например, приходит в голову яркая фантастическая ситуация... Что остается? Конечно же, «беллетризовать» ее. Писать фантастические вещи, кстати, не так легко, как часто думают. Автор не имеет опоры в действительности, окружающей его, каждую деталь быта приходится придумывать, причем выдумка эта должна быть зрима, я бы сказал, реальна. С этим справляется не каждый, вот почему в фантастике все еще много упрощенных схем, где герой является лишь рупором автора... Я, например, именно по этой причине давно отказался от попытки дать образ будущего человека. В самом деле, за две тысячи лет после Теофраста человеческие характеры никак не изменились, и я думаю, вряд ли изменятся в ближайшее тысячелетие. Люди будущего – умные, добрые, целеустремленные – они всегда были и в настоящем, так что герой любой фантастической эпопеи может быть найден прямо среди нас.

Мое твердое убеждение, вся талантливая литература – личностна, иначе она не была бы искусством. Кроме того, она еще и национальна, в лучшем значении этого слова. Сильный талант всегда несет в себе особенность своего народа, его проблем.

– Пожалуйста, несколько слов о состоянии именно болгарской фантастики.

– Несмотря на малое количество авторов, работающих в этом жанре, болгарская литература может гордиться своими фантастами. Сразу же отмечу, что основной фонд болгарской фантастики создан, как это ни парадоксально, «непрофессиональными фантастами». И тут прежде всего вспоминается Светослав Минков, этот болгарский Чапек, который еще в тридцатые годы написал великолепные книги «Автоматы» и «Дама с рентгеновскими глазами». Следует сказать и о Павле Вежинове, о его повестях «Барьер», «Белая ящерица», о Емиле Манове, о его сатирическом романе «Путешествие в Еубробию». Из молодых я назвал бы талантливого Агопа Мелконяна. Кстати, книги Светослава Минкова давно переведены на русский, так же как и повести Вежинова и Манова, а фильм «Барьер» в прошлом году получил первую награду на Московском кинофестивале.

Вообще-то к термину «научная фантастика» я отношусь с достаточной долей условности и стараюсь свои книги им не определять. Научное в фантастике – это, как правило, псевдонаучное. Фантастика черпает свои идеи не из чистой науки и техники, а из их мифологии. Сегодня жанровые границы фантастики столь размыты, что многие критики уже теряются в ее определении, а именно это, на мой взгляд, и указывает на то, что искусство в целом не терпит канонизации и сама фантастика всего лишь одна из многих струй литературы, как целого.

Что касается моих личных планов, то фантастика занимает в них достаточно большое место. Только что вышел роман для детей «Звездные приключения Нуми и Ники». В начале лета появится сборник сатирической и юмористической фантастики. Работаю же над романом «Жестокий эксперимент», посвященным возможному и невозможному в любви.

– Любен, как вы относитесь к многочисленным клубам любителей фантастики, возникшим в последнее время в самых разных странах? Что бы вы пожелали новосибирскому клубу «Амальтея»?

– Думаю, что такие клубы весьма полезны, ибо молодежь учится в них понимать, что же такое литература, учится думать, входить в проблемы общечеловеческие, отличать настоящие вещи от праздного графоманства. В сущности это и есть то, что я пожелал бы моим молодым сибирским друзьям. Сибирь – страна будущего, и я твердо убежден, что в один прекрасный день именно Сибирь предложит фантастам всего мира место для великого международного конгресса, посвященного фантастике. Желаю от всего сердца, чтобы это сбылось, надеюсь, сибиряки не забудут пригласить и своего старого друга Любена Дилова.

Интервью вел

Геннадий ПРАШКЕВИЧ.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001