История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Е. Харитонов

И. Г. ХАЛЫМБАДЖА: С БИБЛИОГРАФИЕЙ НА «ТЫ»

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© Е. Харитонов, 1996

Выложено с любезного разрешения автора интервью

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Имя Игоря Георгиевича Халымбаджи хорошо известно любителям фантастики. Этот человек стоял у истоков отечественного фэндома, был одним из инициаторов проведения первого советского ежегодного фестиваля фантастики в Екатеринбурге "Аэлита", инициатором создания приза "Старт", присуждаемого за лучшую дебютную книгу, и еще многое, многое, многое... Заслуги Игоря Георгиевича перед фэндомом можно перечислять долго.

Около сорока лет он проработал геологом, исколесил Урал и Сибирь. И все это время не расставался с фантастикой. Сегодня его уважительно величают Главным Архивариусом российской фантастики. Он обладатель не только уникальной в своем роде библиотеки, но еще более уникальной картотеки, тщательно составляемой свыше тридцати лет. Немало литературных открытий на счету у Игоря Георгиевича: по газетам и журналам рассыпаны сотни критических и библиографических статей о несправедливо забытых или малоизвестных писателях. Своими изысканиями он щедро делится, всегда готов оказать услугу литературоведу или рядовому библиофилу.

Следует сказать, что при активном содействии И.Г.Халымбаджи снова увидели свет книги незаслуженно преданных забвению писателей, таких как М.К.Первухин, Виктор Гончаров, В.И.Крыжановская-Рочестер и др., творивших в конце прошлого - начале нынешнего века.

Вероятно, Игорь Георгиевич Халымбаджа - один из немногих оставшихся энтузиастов-бессребренников, свято преданных своему делу, в нашей фантастике. За вклад в развитие отечественной фантастики в 1991 г. он был награжден премией им. И.А.Ефремова.

"Аэлита-91": Виталий Бугров (справа) вручает Игорю Халымбаджа приз им. И. Ефремова
Фото А. Буренина (Челябинск)

Е.Х.: Игорь Георгиевич,свой творческий путь Вы начинали как автор коротких рассказов. Однако Вас больше знают как скурпулезного библиографа и неутомимого собирателя редких книг. С чего началось Ваше увлечение библиографией фантастики?

И.Х.: Я не только начал свой скромный путь в литературе с прозе. Я никогда и не прекращал ее писать. А библиографией занялся, очевидно, по стечению ряда причин. Во-первых, в этом отчасти повинна моя склонность все систематизировать. С юных лет собирал все - марки, монеты, минералы, открытки, книги. А так как первой прочитанной книгой оказался "Волшебник Изумрудного Города" - с детства влюбился в фантастику. Всерьез же заниматься библиографией фантастики меня подбил критик, библиограф, редактор отдела фантастики журнала "Уральский следопыт" Виталий Иванович Бугров, с которым мы дружили свыше 30 лет вплоть до его смерти в 1994 г. Он тогда, в шестидесятые, высмеял мои самодеятельные библиографические записи и посоветовал заняться библиографией всерьез - создать систематизированную картотеку.

Е.Х.: Почти тридцать лет Вы занимаетесь поиском и библиографической систематизацией старой русской фантастики. Не один десяток статей и заметок Вы посвятили забытым страницам отечественной литературы. Однако до сих пор некоторые "специалисты" утверждают, что до ХХ века в России фантастики - тем более научной - практически не было. Ваши изыскания доказывают обратное. Почему предметом Ваших литературоведческих и библиографических интересов стала история именно русской научной фантастики?

И.Х.: Действительно, длительное время в определенных литературоведческих кругах бытовало мнение, что фантастики в современном ее понимании в дореволюционной России не было. Впрочем, как библиоман я этому мнению не слишком доверял, и постоянно вел поиски. Сначала - на полках букинистических магазинов Москвы и Ленинграда, в старых журналах... И вскоре не без удивления обнаружил, что все чаще и чаще мне в руки попадаются образцы не только "сказочной", но и откровенно научной фантастики. Помню, какое потрясение испытал, познакомившись с фантастическими повестями Фадея Булгарина. Невероятные для своего времени прозрения: экологическая катастрофа (деньги в ХХI веке изготавливают из дерева, леса вырубили. Поистине обретает смысл понятие "деревянные рубли"!), фермы на морском дне, трамвай, здания из стекла, пластмассы и металла, акваланг, Академия наук в Салехарде, республики даже в Африке... А путешествие к центру Земли, предвосхитившее знаменитый роман Ж.Верна ("Путешествие к центру Земли") и "Плутонию" Обручева...

Позже я открыл для себя увлекательнейшие романы В.Гончарова, М.Гирели, С.Боброва, В.Орловского, мрачноватые антиутопии Н.Федорова, А.Марсова, И.Морского, литераторов, целиком посвятивших свое творчество фантастике, таких как С.Соломин (Стечкин), А.Числов... Обнаружил, что фантастике отдали дань в с е сколь-либо значительные русские литераторы: и А.С.Пушкин, и М.Ю.Лермонтов, и Н.В.Гоголь, и И.С.Тургенев и многие другие. Ряд этот можно продолжать бесконечно.

Е.Х.: В начале 90-х под Вашим руководством появился масштабный библиографический проект "Фантастика, изданная в России, СССР, СНГ". Расскажите, пожалуйста, об этом проекте. Почему он не был доведен до логического завершения?

И.Х.: Такой проект действительно существовал. Только появился он не в начале 90-х, а в середине 80-х, если быть точным - в 1986 г., когда на фестивале фантастики "ФАНКОН" в Одессе ко мне обратился с этой идеей руководитель ВТО МПФ (Всесоюз. Творч. Объедин. Молодых Писателей-Фантастов) В.И.Пищенко. Он полагал, что подобный труд можно составить за год (включая, между прочим, все газетные публикации и все-все переиздания) и намеривался издать его в виде двух томов объемом около 60-ти авторских листов каждый. Уже к тому времени у нас сложилась группа энтузиастов библиографии фантастики, и мы легкомысленно согласились на заманчивое и коварное предложение Пищенко. За работу взялись, не откладывая в долгий ящик. Однако вскоре стало очевидным, что с учетом фиксации всех переизданий и публикаций в многотиражках и районных газетах, для издания такого указателя потребуется не 2 тома, а 20 при тех же объемах в листах!

А вскоре распался Советский Союз, и ВТО МПФ лишилось своих издательских мощностей. На помощь нам пришел московский книжный магазин "Стожары" (единственный и первый в своем роде магазин фантастики в нашей стране). Его директор - А.Н.Каширин - который и сам не один год занимается библиографией фантастики, предложил издать наш труд в виде стостраничных выпусков по регионам. Всего таких брошюр должно было быть в порядке 80-ти. Мы подготовили первые 20 выпусков. Однако свет увидели только первые три, следующие два сгинули где-то в типографии, а "Стожары" охладели к этой затее.

Главная же беда заключалась в том, что число энтузиастов резко сократилось - в новых экономических условиях люди больше озабочены выживанием. Единственный массовый фестиваль фантастики "Аэлита" приказал долго жить, что отчасти повлекло за собой распад авторского коллектива проекта.

Е.Х.: Однако Вы не опустили руки и снова ринулись в бой. В настоящее время под Вашей редакцией в Екатеринбурге выходит капитальный трехтомный биобиблиографический справочник "Фантасты и сказочники России, СССР, СНГ". Расскажите о нем подробнее.

И.Х.: К концу 1996 г. в Университетское издательство Екатеринбурга действительно намерено издать такой справочник. По инициативе главного редактора издательства Ф.А.Еремеева начата серия биографических и библиографических словарей (Русские философы, многотомная "Энциклопедия читателя" и т.д.), в которую должен вписаться и мой трехтомник. Когда Федор Аркадьевич предложил мне его составить, отказаться от такого заманчивого предложения, хотя сомнения были. Не хотелось бы, чтобы собранные за 35 лет материалы и заметки сгинули втуне. В тоже время я понимал: предстоит еще много работы по сбору информации, уточнению, исправлению. Одним словом - адский труд. Это пугало, но сознание того, что другой такой возможности может и не представиться, поставило точку над i и я согласился.

Е.Х.: А какой принцип отбора положен в основу справочника? Меня несколько смущает соседство сказочников и фантастов под одной обложкой. Я хочу сказать, что большинство литературоведов предпочитают разделять сказку и научную фантастику. Да и чего греха таить - такое расширение тематических границ справочника превращает его составление в поистине титанический труд. Тем более, насколько мне известно, Вы фиксируете абсолютно все, даже малодоступные публикации в многотиражках и районных газетах.

И.Х.: Да, это так. Видите ли, как библиограф я последователь профессора С.Венгерова, который включал в свой словарь даже авторов одиночных статей. Моя задача - дать сведения о максимальном количестве авторов. Сведения, которых практически нигде нельзя отыскать. Что касается объединения под одной обложкой фантастов и сказочников - это идея Ф.А.Еремеева, и я целиком разделяю этот подход. Вы как литературовед прекрасно знаете и сами, что фантастика произросла из сказки, они генетические родственники. И уж потом на этом древе вызрели фэнтези, хорор, научная фантастика, современная сказка и другие многочисленные ветви и веточки. Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что многие писатели работают сразу в нескольких жанровых областях литературы: и в НФ и в сказочной прозе.

Е.Х.: Однако оправданно ли включение в справочник абсолютно всех авторов, имеющих хотя бы одну случайную публикацию?

И.Х.: На самом деле собрать всех авторов без исключения невозможно априори. Во-первых, по причине ограничений объема издания, во-вторых, просто тяжело собрать оперативно более-менее полную информацию. Из 40000 имен в моем словнике и "Библиографической картотеке" я включил в порядке 10 000 авторов, то есть около четверти. Как правило, пишущих регулярно.

Е.Х.: Приблизительно в конце 80-х г.г. Вы стали инициатором создания Ассоциации библиографов фантастики...

И.Х.: Подобная идея витала в воздухе давно. Собственно же Ассоциация родилась на фестивале "Аэлита-86" ["Аэлита-87" - ЮЗ] на заседании секции библиографии, посвященной подготовке библиографического проекта "Фантастика, изданная в России, СССР". И на всех последующих "Аэлитах" актив Ассоциации собирался регулярно, вплоть до 1994 г. (С этого года ежегодный фестиваль прекратил свое существование. - Е.Х.). Впрочем, этот самый актив перманентно претерпевал изменения. У кого-то сменилась сфера интересов (как, например, в случае с А.Новиковым или Ю.Флейшманом), другие, с энтузиазмом поначалу взявшиеся за дело, со временем остывали. Библиография ведь требует большого терпения и трудолюбия. Вообще, фэндом - организм постоянно развивающийся и меняющий свой облик, обновляющийся. Жаль вот только в Ассоциацию библиографов этот приток новых сил оказался несоизмерим с потерями: умерли талантливые библиографы В.И.Бугров, Б.А.Миловидов, В.В.Гринюк; оказались "за рубежом"(хоть и ближним) С.Носов, Н.Мухортов, В.Молод, В.Шебанов,А.Новиков...

И все-таки члены Ассоциации выполнили немало интереснейших бибилографических исследований. С Вашего позволения, назову несколько имен, заслуживающих внимания: Ю.Зубакин (Челябинск), А.Мешавкин (Пермь), О.Ополченцев и С.Каминский (Калуга), В.Окулов (Иваново), В.Карабаев и Р.Кадиков (Уфа), Е.Зырянов (Томск), А.Обыденкин (Рязань), Г.Кузнецов (Новосибирск), В.Передков (Комсомольск), В.Савченко (Кишинев), В.Молод (Иваново-Франковск), Н.Мухортов и Г.Черепащук (Харьков), С.Носов (Петропавловск), В.Шабанов (Фрунзе-Бишкек) и ряд других составили весьма капитальные библиографические списки по регионам. Некоторые были опубликованы в сборниках и журналах, другие должны были войти в Указатель, издание которого, как я уже говорил, притормозилось на неопределенный срок.

Увы, Ассоциация ныне формально не существует - без ежегодного общения, возможность которого давала "Аэлита", без обмена мыслями, планами, идеями она нежизнеспособна. И без своего печатного органа, каковым являлся "Библиографический листок", издававшийся в 1986-1988 г.г. при поддержке Свердловского обкома комсомола. А где нынче сыщешь такого спонсора? Одно утешение: то, что делает редакция "Библиографии" в отношении научной пропаганды достойных образцов мировой фантастики - актуально и значимо, это достойное подспорье для многих специалистов-филологов и увлекательно для рядовых любителей фантастики.

Е.Х.: Спасибо за теплые слова, Игорь Георгиевич. Помнится, в одном из своих романов Курт Воннегут писал, что библиография - это ключ к познанию личности, она способна рассказать о человеке даже больше, чем биографическая справка. Однако зачастую работу библиографа считают скучной и нетворческой, мало что дающей уму и сердцу. Приходилось ли Вам сталкиваться с непониманием окружающих в отношении того, чему Вы посвятили многие годы? Что лично Вам, как человеку и личности творческой, дает занятие библиографией? Это творчество или, все-таки, только прикладная дисциплина?

И.Х.: Ух, как сразу много вопросов! Однако вы правы: как это ни печально, многие и вправду считают работу библиографа скучной и нетворческой. Впрочем, я не собираюсь никого переубеждать в этом. Те, кто стоит на подобных позициях, как мне кажется, люди лишенные азарта исследователя и первооткрывателя.. Проработав 40 лет геологом, я пришел к выводу, что библиографические изыскания во многом напоминают поиск полезных ископаемых. И сколько радости доставляет находка после долгого перелопачивания "пустой породы"! Занятия библиографией требуют особого склада души, определенных черт характера: настойчивости, терпения, скурпулезности, внимания. Лично мне библиография помогает развиваться как личности. Полноценной личности. Является ли библиография творчеством? А как же может быть иначе! А разве созданный в поте лица библиографический указатель не есть творческое произведение?! Прекрасную "Оду библиографии" написал незадолго до трагической гибели Боря Миловидов (журнал "Двести", 1995, # В). Библиография - не только ключ к познанию личности, но и инструмент для ее шлифовки.

    Беседу вел Е.В.ХАРИТОНОВ
    1996 г.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001