История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

НАШИ ВОПРОСЫ к Полине Копыловой

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© 1998

Анизотропное шоссе (СПб.).- 1998.- апр.- 1.- С. 36 - 43. - Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Корреспондент: Назовите десять книг, которые потрясли ваш внутренний мир.

Полина Копылова: Гм, а вы уверены, что их было десять? Ладно, попробую посчитать, начиная с самого детства, те, которые заставляли меня вспомнить, что на свете есть еще что-то, кроме меня самой. Итак:

1) Сельма Лагерлеф, "Путешествие Нильса Хольгерсона с дикими гусями" - попадает в список исключительно потому, что это первая книга, которую я прочла совершенно самостоятельно в возрасте пяти лет.

1-бис) Какая-то советская фантастика, вероятно. Казанцев или Ефремов (другого в школьной библиотеке не водилось, а кто, точно не вспомню, давно было), которая, собственно, разъяснила мне, что есть такие звезды и туда летают. Догадываюсь, что впечатление было намного сильнее, чем помнится сейчас.

2) Генри Райдер Хаггард "Прекрасная Маргарет" - окончательно убедила меня в том, что отрицательные герои лучше положительных, если не лишены обаяния и ореола страдательности. Кроме того, именно к ней я начала лет в 14 писать продолжение, называемое романом, которое явилось "предтечей" "Летописей..." во многих отношениях (в т. ч. и персонажей).

3) Александр Грин, все творчество в совокупности - создало прецедент (Гринландию), тем самым дав мне моральное право ваять совершенно самостоятельные (в т. ч. и от Земли) миры, за что я благодарна до сих пор. 4) Евгений Замятин, "Мы" - первое знакомство с антиутопией как таковой и единственная книга, в которую я врубилась со второго раза, так как была приучена к обычной фантастике и сперва приняла "Мы" за авангардную ерунду. Пожалуй... пожалуй именно "Мы" отучила меня томиться тоской по звездам и гуманоидам, повернув лицом к Земле.

5) Михаил Булгаков, "Мастер и Маргарита", была для меня откровением, способствуя полному пересмотру категорий Добра и Зла. На время они даже поменялись местами, пока следующая книга не разъяснила мне, что Зло по Булгакову, собственно, не есть Зло, чему я порадовалась.

6) Даниил Андреев, "Роза Мира" - поставила меня на ноги по части мировоззрения. Во всяком случае, я теперь точно представляю, чего мне делать не следует, чтобы карму потом сто лет не развязывать.

7) Станислав Лем, "Эдем" - помог понять (думаю, что раз и навсегда), что же такое инопланетяне и Контакт. С тех пор никаких "невемной красоты" межзвездных див на дух не выношу!

8) Джордж Оруэлл, "1984" - энциклопедия тоталитаризма. После этой книги понимаешь, что живешь не в худшем из миров.

9) Уильям Стайрон "Выбор Софи" - скорей подтверждение ранних умозаключений, выведенных по прочтении "Розы Мира", и впечатляющая трактовка Зла в нашем мире. Есть вещи, которых лучше бы не было, эта книга - как раз про них.

10) Ф. Кафка "Замок" (или "Процесс", что не важно) - выявление тайных причинно-следственных связей во всем происходящем вокруг, и неожиданный вывод: уметь их использовать вовсе не обязательно, но жить, не зная о них, нельзя.

Вот и все. Кажется, почти уложилась.

Корр.: Назовите пять ваших любимых авторов.

П.К.: А почему так мало? Ну ладно: М. Булгаков, С. Лем, А. Камю, Л. Фейхтвангер, Г. Белль (Ф. Кафка, А. Толстой... их еще много-много!)

Корр.: Почему вы пишете именно фантастику?

П.К.: Почему фантастику? Да черт ее (то есть меня) знает! Для меня понятие фантастики вообще очень относительно. Ведь жизнь гораздо разнообразнее, чем принято думать, и для меня творчество - лишь отражение и разработка ее неучтенных возможностей. Все, что я описываю, для меня имеет какое-то вполне реалистическое объяснение, все это так или иначе может иметь место, а если для кого-то это фантастика, ну что ж, это, как говорится, его личные проблемы. Учитесь верить в чудеса. Что до меня, то я люблю находить в обыденности "зародыши" фантастических ситуаций и развивать их на бумаге в повести (с романом история отдельная, об этом ниже). Видно, моя реальность богаче, чем у других людей - ну а дальше по принципу акына - что вижу, о том пою. А вообще начала с далекого детства (однажды "Ленинские Искры" опубликовали фантастический отрывок с просьбой продолжить, ну я и продолжила), и по-другому не могу. Нужен непременный "сдвиг по фазе", шаг в сторону от действительности. Не то что нужен, а просто не могу иначе смотреть на жизнь. Поэтому моя фантастика - это скорее фантастика совпадений и ситуаций, нежели фантастика прогнозов, идей и концепций. Посредством традиционной фантастики мы уже покорили пространство, время и стихии, и потеряли ко всему этому интерес. Так что - почему бы и не поискать интересного в жизни, которая подчас дарит такими ожидаемыми неожиданностями, что дух захватывает?

Корр.: Волнуют ли Вас и Ваших персонажей проблемы современного общества, если да - то какие?

П.К.: Интересуюсь ли я современными проблемами окружающего мира? О, конечно. Вернее сказать, некоторые из них интересуются мной. В основном это различные явления социологического порядка - молодежные объединения, секты... Действительно острый интерес вызывают два момента: почему человек неглупый, образованный и способный, начинает тосковать и искать себе "мирок", и каким образом "мирок" так воздействует на человека, что тот теряет голову, а порой и свободу воли. То есть из частного интереса к явлению прорастает интерес к идеологии и манипуляции сознанием. Правда, в своем интересе к этим вопросам я не исследователь, собирающий данные по крохам, а скорее наблюдатель, внимательный и порой при