История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

А. Кочетков

УГРЮМОВА ВИКТОРИЯ ИЛЛАРИОНОВНА

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© А. Кочетков, 2000

Фантасты современной Украины: Справочник / Под ред. И. В. Черного.- Харьков: «Мир детства», при участии ТМ «Второй блин», 2000.- 144 с.- 1000 экз.

Любезно предоставлено творческой мастерской «Второй блин»

УГРЮМОВА Виктория Илларионовна - родилась 4.05.1967 в Киеве. Образование высшее гуманитарное. С 1984 по 1991 год работала зам. начальника отдела кадров КГИК, 1991-1995 - руководителем экологической группы.

Начнем с того, что практически все, что бросается в глаза с первого взгляда, категорически не соответствует действительности.

Известная писательница, автор популярного фэнтезийного цикла из четырех романов о Кахатанне - богине Истины, романов "Мужчина её мечты", "Двойник для Шута", "Дракон Третьего рейха" и других сочинений, широко известных в кругах поклонников (не только творчества). Это неправда. Потому что писательницей она стала как бы невзначай: один писатель, заслушавшись ее рассуждениями о литературе, спросил сгоряча:

- А не могли бы Вы сочинить роман?

- Почему нет? - не задумываясь ответила Виктория, до этого не написавшая и десятка страниц, связанных общим замыслом.

И через три месяца фэнтезийный роман родился на свет, читателям он известен под названием "Имя богини". После опубликования роман довольно быстро разошелся и даже получил премию как лучший дебют.

Другой подобный случай. Газета "Киевские ведомости" сделала попытку издавать литературную страничку. Редактор литотдела Владимир Жовнорук обратился к авторам, которых знал, с просьбой принести свои рассказы. Виктория Угрюмова осведомилась:

-А о чем?

-Да о чем угодно! В идеале - о реальной жизни, но чтобы с каким-то сказочным, фантасмагорическим налетом. Но в течение двух недель, не позднее.

-Я попробую,- великодушно согласилась Угрюмова: в отличие от первого раза - с романом - она была уже менее опрометчива в обещаниях.

Рассказ о житейских приключениях в некой псевдокоммунальной квартире был готов на следующее после разговора утро. И не только он. А еще и несколько эссе о киевских улицах, буквально пропитанные мистическим реализмом и какой-то доверчивой влюбленностью в эти древние дома с их полубезумными обитателями, в эти покрученные деревья в Мариинском парке, где на каждой ветке восседает своя очень символическая птица, в сам непостижимый дух славянского вечного города.

И наконец последний пример угрюмовских литературных аустерлицев. Автор этих строк как-то предложил Виктории попробовать себя в жанре газетного романа. К тому времени она была уже опытным автором, поэтому осторожно поинтересовалась:

-А что, собственно, вкладывается в это понятие?

Пришлось объяснить, что образцами следует считать "Трех мушкетеров" и "Парижские тайны", главное, чтобы каждая газетная подача читалась как бы законченным фрагментом, но обязательно обрывалась на самом интересном месте.

Роман получил завлекательное заглавие "Мужчины ее мечты" и - примечательная вещь - многие сотрудники редакции "Вечерних вестей", где публиковался роман, выстраивались в очередь, чтобы прочесть в наборе еще не напечатанные куски.

Хорошо, это, так сказать, об угрюмовском пути в литературу. А о жизни?

Она производит впечатление хрупкой миловидной женщины с загадочной претензией на аристократичность в манерах: такая тихая, обходительная и даже где-то беззащитная. Не стоит поддаваться обманчивому внешнему впечатлению! На самом деле Виктория Угрюмова - это некая эволюционная верхушка генетического айсберга, в зависимости от настроения она утверждает, что в ее жилах бурлит взрывоопасный коктейль то ли из шестнадцати, то ли из восемнадцати кровей, а корни произведших ее родов уходят в совершенно неприличное для совдеповских граждан прошлое (а вот это документально подтвержденная правда!) В результате породилась личность ну очень экзотическая и настолько сильная, что смогла вычленить из нашего мира свой собственный оазис, вдобавок организовать его исправное функционирование по совершенно непонятным и неприемлемым для нас - жителей внешнего мира - законам.

Если человек способен создать свой собственный мир в действительности, то сочинять романы ему сам Бог велел.

Так что же она все-таки пишет? О чем и - главное - почему?

Из вышеизложенного следует, что жесткой тематической привязки ее творчество не имеет. Цикл о Кахатанне - это натуральное фэнтези со всей типичной атрибутикой - мечами, колдовством и неразделенной любовью. Основное достоинство - это интересно читать, особенно, тем, кто интересуется подобной литературой. Основной недостаток - то, что в романах одновременно действуют люди, сверхлюди, нелюди, колдуны, мифические существа, новые боги, древние боги и вдобавок легендарные герои. Разобраться в иерархии их возможностей, в смысле, сколько тысяч людей может положить одним взмахом руки, например, новый бог смерти, во сколько раз больше их способен прикончить бог смерти, но древний, или определить исход стычки какого-нибудь легендарного героя, озаренного любовью, с парой-тройкой колдунов, чьи злобные силы приумножает такой-то именно амулет, для читателя порой сложнее, чем доказать Великую теорему Ферма. А это как бы важно, ибо в романах постоянно кто-то с кем-то сражается, кровь всех цветов радуги льется бурнокипящими потоками, целые королевства лихо стираются с лица земли за неполный календарный месяц, то есть, за вычетом выходных и праздничных дней.

Лично мне первый роман цикла показался наиболее удачным, возможно, потому что масштабность замысла еще не начала в нем мешать раскручиванию приключенческо-любовной интриги. Несмотря на демонстративную фэнтезийность, этот роман как бы земнее, а значит, живее, и вызывает более непосредственный читательский отклик.

Но все вышесказанное - предельно поверхностный подход. Попробуем копнуть поглубже. Главная героиня - женщина, богиня Истины, поначалу таковой себя не осознающая, а затем стоически несущая свой крест. И автор романа - женщина тоже. Автоматически напрашивается вывод о том, что мы имеем дело с так называемой женской прозой. Увы и ах или слава Богу, но сей вывод неверен в принципе. Никаких тебе душевных метаний и переживаний, никаких инстинктивных, неосознанных порывов, никакой исконной женской сущности, словом, ничего личного. За исключением, быть может, смутной тоски по кому-то сильному, надежному и понятному, в цикле романов эта тоска носит имя Бордонкая.

Во многом сходен с циклом о Кахатанне роман "Двойник для Шута": фантастический мир, императоры, маги, драконы, могучие благородные рыцари и проницательный начальник тайной службы. Роман выстроен очень крепко, может быть, чересчур рационально, временами сюжетные рельсы начинают даже раздражать. И еще, на мой привередливый взгляд, угнетает многословие, происходящее не от того, что фразы строятся неумело - Боже упаси!, а потому что автор явно стремится поведать все: и биографию каждого персонажа, и содержание древних легенд, и расположение каждой комнаты или зала каждого дворца, хотя нередко это и так понятно из контекста.

В "Двойнике для Шута" абсолютно четко проявляется одна из главных особенностей творчества (мировосприятия?) Виктории Угрюмовой: в нем как бы нет отрицательных персонажей. Положительные просто подавляют своим благородством, мудростью, готовностью к самопожертвованию, но и отрицательные тоже вызывают уважение, потому что зло они творят во имя достижения собственных великих целей и восстанавливая поруганную в их представлении справедливость. Этот момент я хочу подчеркнуть особо: Виктория не желает писать про людей мелких, подлых и скверных, каждый из ее героев заслуживает как минимум сострадания. Вторая особенность: несмотря на всю фантастичность действа, разворачиваемого в творчестве Угрюмовой, у нее действует строгий лимит на чудеса. Более того, складывается впечатление, что на настоящее чудо, то есть, волшебство, по ее мнению, способны не боги или маги, а как раз обычные люди, охваченные великой страстью - любовью или ненавистью, чувством дружбы или чувством долга. Честно говоря, это подкупает. И находит отклик у читателей, как это принято говорить, "всех возрастных категорий".

Несколько особняком стоит сочинение "Дракон Третьего рейха". Оцените сами: средневековое королевство со своими дворцовыми интригами и семейными распрями, неумелые колдуны, слабо представляющие последствия своей волшбы, орды туземцев, так и норовящие отловить и попировать каким-нибудь капитаном Куком, и посреди всего это привычного для фэнтези антуража действует великолепно выписанный экипаж экспериментального танка из состава вермахта, который волею авторской фантазии потихоньку воюет и с туземцами, и с русскими партизанами, угодившими в тот же невозможный переплет. И все это занимательно и весело, с мягкой иронией и ненавязчивым юмором. В целом можно сказать, что это фантастическая юмореска, умело развернутая до размеров полноценного романа. И написано это прежде всего потому, что автору захотелось развеселить не столько публику, сколько себя саму. Что ж, имеет право.

И если уж вешать ярлыки, то творчество Виктории Угрюмовой можно отнести к довольно редкому ныне направлению РОМАНТИЧЕСКОГО ФЭНТЕЗИЙНОГО РОМАНА, хотя фэнтези без романтики как бы и не существует. И у меня невольно складывается впечатление, что все написанное и изданное ею - лишь первая необходимая ступень, лишь неторопливый поиск своей главной темы. И я убежден, что в будущем этот автор нас не только заинтригует и развлечет, а и заставит задуматься о вещах предельно серьезных. О смысле жизни, например. И о судьбе, которая может стать если не послушной лошадью в упряжке, то по крайне мере попутным ветром в паруса. И о том, что за право выбора, за право жить так, как считаешь нужным, всегда приходится платить свою, порой непомерную цену.

Сочинения: 1 Имя Богини. - СПб.: Азбука, 1998; Обратная сторона вечности. - СПб.: Азбука, 1998; Огненная река. - СПб.: Азбука, 1998; Двойник для шута. - М.: Махаон, 2000; Африка // Киевские ведомости. - 1997. - 23 сентября; Фиолетовый рыцарь // Киевские ведомости. - 1997. - 14 октября; Путеводитель для гнома // Киевские ведомости. - 1997. - 18 ноября; Лодочник // Порог. - 1999. - № 5; Баллада о клетчатом зонтике // Майдан. - 1998. - № 1; Правила для слонов // Перекресток. - 1999. - № 1; Апостол исключения // Новая юность. - 1999. - № 10; Сорок тысяч жизней Чарльза Форта // Редкая птица. - 2000. - № 1.

    А. Кочетков

1. В 2000-ом году в серии "Азбука-Fantasy" издательства "Азбука" (СПб) вышли также романы В. Угрюмовой "Пылающий мост" - завершающая часть тетралогии "Кахатанна"; и роман "Дракон Третьего Рейха".



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001