История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Н. Н. Калашников

СКАЗОЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО В НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЙ СКАЗКЕ С. ЯРОСЛАВЦЕВА «ЭКСПЕДИЦИЯ В ПРЕИСПОДНЮЮ»

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Н. Калашников, 1991

Галактические новости (Владимир). - 1991. - 4-5 (006-007). - С. 5-8, 11.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2006

В 1973 году журнал «Памир» осуществил публикацию двух частей блестящей сказки «Экспедиция в преисподнюю» под авторством некоего С. Ярославцева. В 1984 появилась заключительная часть этой авантюрно-приключенческой пародии на космическую оперу. Как впоследствии оказалось, под псевдонимом С. Ярославцев скрывался Аркадий Натанович Стругацкий (см., например, «Советская библиография» № 9 (1989 год).).

В предлагаемом вашему вниманию докладе автор анализирует одну из сторон этого произведения. Данная публикация – первая в арсенале исследователя, хорошо известного среде советских любителей фантастики – отличается завидной полнотой и скрупулезностью.

В сказочном пространстве мы должны прежде всего выделить противопоставление «сад – лес». В народной сказке сад обозначал освоенное пространство, клочок обработанной человеком земли, своего, наиболее обжитого мира. Изображение Земли будущего как большого, открытого сада, парка, типично для многих произведений А. и Б. Стругацких 1. Для героев сказки С. Ярославцева таким обжитым миром тоже является вся Земля. Поэтому сад здесь просторен, он покрывает всю планету. Образом Земли становится Зеленая долина: «... цветущие сады, изумрудные луга, уютные домики и ажурные павильоны, прозрачные ручьи и синие как небо реки под горбатыми мостиками...». Спокойствием, безопасностью, уютом дышит Зеленая долина (Земля) даже в момент разбоя космических пиратов: «... неоглядное пространство, покрытое спящими садами, среди которых раскинулись спящие селения, смутно белевшие стенами уютных домиков, извивались реки и ручейки, отражавшие в своих водах звездные небеса, лежали луга, по которым сонно бродили выпущенные в ночное кони...» (с. 24).

Обратите внимание: не сады возле домиков, внутри селений, а неоглядное пространство садов, среди которых и селения, и луга, и реки. Образ Земли как сада настолько прочно вошел в сознание землян, что первым осмысленным вопросом плененной Гали был: «Зачем тебе наши сады?» (с. 37), что вызывает удивление Двуглавого Юла, для которого все эти сады – только ненавистный ему хлорофилл, который вкупе с водой и воздухом обеспечивает жизнедеятельность людей и является образом чужого для него мира.

Теперь о другой части этого противопоставления – лесе. В народной сказке герой, отправляясь «куда глаза глядят», приходит в лес и к избушке в лесу, И именно здесь начинаются его приключения. Чем же характерен «лес» в сказке? В. Я. Пропп пишет, что лес всегда «дремучий, темный, таинственный, несколько условный, не вполне правдоподобный». 2 Е. М. Неелов выделяет в хронотопе «лес» понятие «опасности» и понятие «границы» между «своим» и «чужими» мирами, а в фантастике – и между разными временами. 3 Посмотрим же, каков лес в «Экспедиции в преисподнюю».

Впервые в лес попадают Галя и Портос. Попадают не сами – их ведет вперед дорога. (О хронотопе дороги будет сказано ниже). «Действительно, шоссе впереди уходило в дремучий лес» (с. 7). Этот эпитет – «дремучий» – будет употребляться далее в сказке постоянно. «Лес и лес, – с досадой думал Портос, вглядываясь в черно-зеленую тьму по сторонам шоссе. – Обыкновенный смешанный лес» (с. 8). Но надо сказать, что «черно-зеленая тьма» в отличный солнечный безоблачный день на Земле XXIII века, чьим образом стал, как мы видели, сад, вряд ли являлась обычной. Да и дальше в тексте мы видим: «Справа зловеще чернел дремучий лес» (с. 23), «... черный в ночи дремучий лес» (с. 25). Первым признаком необычности леса стало поведение животных: «И тут он (Портос. – Н. К.) обнаружил странную вещь. Кони с галопа незаметно перешли на рысь, затем пошли шагом, и не успел он поделиться этим ценным открытием с Галей, как его могучий жеребец повернулся боком и встал поперек шоссе словно вкопанный. (...) – Так-так-так! – сказал Портос, нахмурясь. – А кони-то не хотят идти дальше, боятся. Выходит, ты была права, малышка: впереди что-то есть» (с. 8). Чисто сказочная ситуация, когда животные чувствуют представителей «чужого», чуждого мира.

Дорога по лесу, разумеется, должна была привести к избушке. Что и случилось: «За километровым столбом с цифрой 168 лес внезапно расступился, и перед ними открылась просторная поляна, на которой возвышался крутой, поросший жухлой травой курган с плоской вершиной. (...) На вершине кургана обширной зеленой тучей громоздился гигантский приземистый дуб, похожий больше на баобаб, а в его тени виднелось ветхое строение с провалившейся крышей и черными прямоугольниками пустых окон» (с. 9). Здесь видна, с одной стороны, некоторая условность леса («дуб-баобаб»), а с другой стороны, точное следование сказочным канонам.

Меня удивляло, почему именно дуб, а не, скажем, ель, береза или кедр (тоже могучее, надо сказать, дерево), пока я не прочитал, что в некоторых русских народных сказках (севернорусских) избушка вообще изображалась не как дом, не как какое-либо строение, а как дуб 4.

И еще одна странность леса: когда Галя и Портос вошли в тень дуба-баобаба, то стало им сразу прохладно, «даже как-то зябко, с удивлением отметил про себя Портос» (с. 10). Это в то время, когда «солнце припекало», и зябко стало здоровяку Портосу. По-видимому, эта «зябкость» не физического, а психического свойства – предчувствие чего-то необычного, не «своего».

И, наконец, таинственность леса. О некоторых «странностях» этого «дремучего леса» мы уже говорили. Еще одна странность, подмеченная уже не прямыми наблюдателями – Галей и Порто-сом, а ученым Арамисом: «... в дремучем лесу рядом с шоссе за сто шестьдесят восьмым километром появилась поляна и курган с вековым дубом на вершине. Я говорю «появилась», потому что на аэрофотографиях, отснятых всего год назад, ничего подобного не наблюдается» (с. 16). Ничего себе шуточки! Загадка даже для ученого. Конечно, с техникой и землян, и инопланетян даже не за год, но и за более короткое время создать поляну и курган не представляется чем-то сложным. Но за год вырастить на кургане вековой дуб!

Таинственность продолжает нагнетаться. Разведчик Портос ночью наблюдает за поляной и избушкой: «Пустые окна заброшенного дома на вершине кургана медленно налились жутким сиреневым светом. Какие-то неясные, но очень уродливые тени задвигались там...» (с. 22). Позже этот жуткий сиреневый свет будет исходить из контрактора при попытке украсть еще часть Зеленой долины, защищая которую и погиб Портос. И уродливая крылатая тень была последним, что он видел перед смертью.

Из этого леса исходит опасность – иногда смешная, вроде первого нападения на «младших» героев Галю и Портоса, когда они бежали из избушки в золе и в пыли, иногда смертельная – гибель Портоса.

Сам лес обладает чисто «сказочными» возможностями преграждать путь героям. Вспомним передвижение Атоса и Арамиса в танке по этому лесу. Их пытались задержать пожаром: «Лес вдруг разом вспыхнул. В одно мгновение танк оказался в бушующем море багрово-оранжевого пламени. Деревья по сторонам шоссе превратились в столбы ревущего огня» (с. 28). Разумеется, это не могло остановить наших героев, они продолжали «невозмутимо двигаться вперед» (с. 28). И дальше – чисто рациональное, не сказочное влияние пожара на героев: «... положение с каждой минутой ухудшалось. Друзьям не пришло в голову позаботиться о запасе кислорода, и в машине становилось душно. Нестерпимый жар медленно, но верно проникал сквозь термоизоляцию. От пляски огненных языков ломило глаза, а светофильтров не было...» (с. 28). Их пытались задержать пропастью на пути: «И тут шагах в двадцати впереди с раздирающим треском лопнула земля. Шоссе раскололось. Трещина стремительно ширилась, в раскрывшуюся пропасть полетели горящие деревья и камни. Атос едва успел затормозить» (с. 28).

Как видим, многие «сказочные возможности» леса использованы, чтобы задержать героев на пути к избушке-логову неведомых космических преступников. И еще один показатель неестественности, заданности и пожара, и пропасти: «По эту сторону пропасти бушевало пламя. На той стороне лес был цел и невредим» (с. 29). Но и наши герои не с голыми руками пришли в этот лес. В их распоряжении был «огромный танк, последнее слово земной истребительной техники» (с. 27), взятое ими в одном из залов Музея истории оружия. Именно это «слово», пусть и «сказанное двести лет назад», стало тем «чудесным помощником», который помог преодолеть опасности леса – спастись от пожара и перепрыгнуть пропасть – и самим начать нападение на неведомые силы, скрывавшиеся в избушке.

И, наконец, лес – граница между «своим» и «чужим» мирами. Еще Арамис, выслушав Галю и Портоса, чисто логически предположил, что обосновавшиеся в лесной избушке «преступники – пришельцы из Глубокого космоса» (с. 17). Кстати, об этом же говорило и поведение коней на дороге – животные чуяли «чужих». Эти предположения получили наглядное подтверждение после обстрела избушки: «Но это был не обман зрения. Вершина кургана действительно поворачивалась вокруг оси. Движение это, вначале медленное, едва заметное, становилось все быстрее, и вот уже между вершиной и подножием возникла ровная темная щель. Еще поворот, еще – и вершина вместе с дубом и ветхим домиком откинулась в сторону, словно крышка гигантской чернильницы. Затрещали, ломаясь, толстенные сучья дуба, полетели во все стороны трухлявые бревна и доски распадающегося на лету дома. А из недр кургана неторопливо всплыло и повисло в воздухе огромное аспидно-черное яйцо – невиданный космический корабль неведомого мира» (с. 29–30).

Таким образом, получило подтверждение предположение, что в избушке скрывались пришельцы из «другого», «чужого» мира – выходцы из Глубокого, пока неведомого землянам космоса. И тропинка, ведущая через этот лес, позволит землянам познакомиться вначале со странным двухголовым человеком – вольным пиратом Двуглавым Юлом и не менее странным экипажем его космического корабля – ящером Ка, морской звездой Ки, обезьяной Ку, малышом Ятуркенженсирхивом. Для Гали это будет еще знакомством с разумом «Черной Пирайи» – Мхтандом с планеты Оаба, точнее его (и его соплеменников) разумом, ставших узлами штурманской машины пиратского корабля. Эта тропинка, ведущая из леса, приведет землян на Планету Негодяев, позволит разрушить ее пиратскую структуру, поможет познакомиться с сотнями новых обитаемых планет, с сотнями новых «чужих» миров.

Но этого мало. Этот дремучий лес оказался границей не только «своего» и «чужих» миров. Он стал границей «настоящего» и «будущего» планеты Земля. «Дремучий лес» на Земле, а затем поход по коридорам и винным погребам резиденции Великого Спрута отряда флагмана Макомбера, больше похожий на странствование по опасному лесу, привел землян не только к «чужим» мирам, но и к чудесному доктору Итай-Итай, который оказался не искусным целителем-инопланетянином, а землянином, родившимся на земле через триста лет.

Теперь мы поговорим о хронотопе «дорога». Прежде всего исследователи народной сказки пишут о Пути-дороге, проходящей через всю сказку, о сказке как жизненном пути героя. И в «Экспедиции в преисподнюю» (я имею в виду первую сказку) вся сказка исчерпывается дорогой наших героев от километрового столба на шоссе с цифрой 120 до Планеты Негодяев. Что они делали до этого, после этого и во время вынужденного перерыва этого пути – сказку не интересует, если это не относится к Пути-дороге наших героев. Как и всякая сказка, наша сказка заканчивается свадьбой, пусть пока что и в предсказании доктора Итай-Итай. Из следующей сказки («Иван, сын Портоса») мы увидим, что это предсказание счастливо воплотилось в жизнь. «Конец сказки – это конец Пути-дороги». Именно поэтому вторая сказка – это Путь-дорога не наших героев (они свою Путь-дорогу прошли), а сына Портоса – Вани. Ибо «другая сказка – это другая Путь-дорога», и проходить ее другим. Во второй сказке Иван говорит: «Отец один раз уже погиб из-за этих мерзавцев. Не ему же идти...» (с. 199)

Кстати, М. Бахтин пишет: «... выход из родного дома на дорогу с возвращением на родину – обычно возрастные этапы (выходит юноша – возвращается муж)...» 5. И в начале сказки мы видим наших героев юношами с мальчишескими выходками, к концу сказки они становятся зрелыми мужами.

Но вся эта большая, охватывающая всю сказку Путь-дорога состоит из отрезков – дорог, каждая из которых заканчивается своей границей. Первый отрезок Пути-дороги был хорошо знаком нашим героям – шоссе, бетонка, по которой они почти каждую неделю ездили верхом в Зеленую долину. «И надо было видеть, как они летят галопом по обочине шоссе, выпятив поджарые зады и пригнувшись к гривам, пронзительно свистя и подбадривая друг друга удалыми возгласами» (с. 6).

Началась вся эта история на этом самом шоссе в одну из таких суббот. «Галя и Портос галопом скакали вдоль шоссе (...) – и весело уносились назад километровые столбы с цифрами: 110, 111, 112... Бил в горящие лица свежий ветер, яростно фыркали могучие кони, роняя с серых губ плотную пену, потешная собачонка кинулась вслед и отстала...» (с. 6). Но, оказывается, и на очень знакомой дороге можно встретиться с Неведомым. Не они выбрали эту встречу (как мы помним, они надеялись, что в конце дороги их ждут «горы раскаленных золотистых блинов» и «кувшины с благородным светлым сидром» в доме у Галиного дедушки), Дорога выбрала их.

Итак, первая встреча на дороге – встреча с неведомым, с загадкой – пропали 20 километров шоссе, 20 километров Зеленой долины и цель их путешествия – «дедушкин дом». И первая возможность выбора пути. – Надо рассказать Атосу и Арамису, – решительно сказал он (Портос). – Едем назад.

– Нет, – сказала Галя. – Едем вперед» (с. 7).

Как мы знаем, «шоссе впереди уходило в дремучий лес» (с. 7). Разумеется, наши «младшие» герои выбирают вариант Гали – может быть, не самый разумный, но самый сказочный – вперед, «куда глаза глядят». Об этом думает Портос во время этой скачки: «Нам бы скорее домой и сообщить обо всем Атосу и Арамису, это же такие головы, а мы скачем куда глаза глядят» (с. 8). Но глаза у сказочных героев всегда глядят правильно.

Второй неожиданностью для наших героев становится поведение животных: после некоторой скачки по лесу кони отказались идти дальше. Снова была как бы попытка выбора.

«– Ну как, поворачиваем? – спросил Портос.

Он спросил просто так, на всякий случай. Он отлично знал, что будет дальше. И верно: Галя соскочила с коня и сказала:

– Мы не кони. Мы пойдем дальше.

Разговаривать было бесполезно» (с. 8).

Так, сначала верхом, потом пешком, следуя «куда глаза глядят», а точнее – куда их вела дорога, наши герои попали в дремучий лес, а затем к избушке. Как мы уже говорили раньше, лес и избушка в лесу являются границей. Таким образом, путь в неизвестность, путь «куда глаза глядят» привел наших героев, как и в народной сказке, к границе.

Первая попытка проникнуть сквозь эту границу привела к тому, что Галю и Портоса измазали в мусоре, пыли и золе и просто выгнали из избушки. Они так и не поняли, кто это сделал.

Несколько слов о проблеме выбора. И В. Я. Пропп, и Е. М. Неелов утверждают, что в народной сказке нет проблемы выбора (хотя это мнение и оспаривается рядом исследователей). Мне кажется, что и перед героями С. Ярославцева не стоит проблемы выбора. Уже говорилось, что Дорога выбрала их. Можно еще говорить, что Галя и Портос выбирали: назад или вперед. Хотя и это уже псевдовыбор. («Разговаривать было бесполезно»). Для них это еще загадка, пусть и страшная. Но после того как стало ясно, что имеет место преступление, да еще космических масштабов, да с угрозой жизни людей, то проблемы выбора для героев сказки нет. Поняв, что случилось, Портос просто «вскочил и стал засучивать рукава.

– Мы их расшибем! – объявил он. – Мы им накостыляем! (...) Пошли, ребята!» (с. 17). Портос не рассуждает, он готов немедленно идти в драку и кулаками отстаивать добро, справедливость и жизни людей.

А вот спокойный и рассудительный мастер Атос: «Вот что я предлагаю. Прежде всего, конечно, надо оповестить Всемирный совет. Там сидят умные люди, и они, несомненно, придумают что-нибудь посолиднее. Но мы не будем их дожидаться. Как солдаты мы не хуже и не лучше любого из десяти миллиардов людей, населяющих планету. Но мы первыми обнаружили преступников, и мы первыми примем бой. (...) Если мы победим, все в порядке. Если мы погибнем, это будет добрая разведка боем» (с. 17–18).

Как видим, и импульсивный Портос, и спокойный Атос даже не представляют себе другой возможности, кроме принятия боя. Вспомним, каких усилий стоило мушкетерам отстранить Галю от непосредственного участия в «действиях («Галя еще всхлипывала и размазывала по румяным щекам слезы и грязь, а Портос и Атос отдувались и утирали потные лица...»), а попробуйте отстранить в этой ситуации мужчин, да еще с характером мушкетеров. Учитывая то, что они «не хуже и не лучше любого» землянина XXIII века и, значит, другие на их месте поступили бы так же, не прячась за спину Всемирного совета или еще чью-то, то мы можем смело утверждать, что проблемы выбора перед ними не стоит: «мы первыми обнаружили преступников, и мы первыми примем бой». Не они выбрали свою долю, свой путь. Путь выбрал наших героев, позволил проявиться их лучшим качествам. Другое дело, что выбор средств борьбы остается за ними, и вот здесь проблема выбора встает перед ними в полный рост.

Вернемся снова к пути героев. В народной сказке путь герои ведет не только там, где проложена дорога, но и без всяких дорог – в поле, по морю, по воздуху, ибо «путь – не пустая протяженность, но всегда конкретное пространство, или, лучше сказать, это движение людей в конкретном, осязаемом пространстве» 6. После знакомого шоссе путь Атоса и Арамиса пролегал в воздухе (на самолете до космодрома), а затем в космосе (космический корабль «Стерегущий» в погоне за «Черной Пирайей»). Весь мир, Вселенная становится путем-дорогою наших героев. И как мы могли заметить, у героев нет на пути естественных препятствий. Д. С. Лихачев писал, что основная черта русской сказки – «малое сопротивление в ней материальной среды, «сверхпроводимость» ее пространства» 7.

Вот и у героев «Экспедиции в преисподнюю» все препятствия зависят от злой воли космических преступников (пожар и образование пропасти в лесу, нежелание выдать координаты Планеты Негодяев Двуглавым Юлом и т. д.). Зато естественных препятствий нет. Расстояния преодолеваются если и не мгновенно, то очень быстро. Под рукой в нужное время оказываются нужные вещи, помогающие преодолевать пространство.

Коль мы уж говорим о дороге, то должны поговорить о том, что позволяет преодолевать расстояния. В сказке для этого существуют «чудесные предметы»: волшебный клубочек, ковер-самолет, сапоги-скороходы и т. д. Существуют «чудесные помощники» – Серый Волк, птица, Конек-Горбунок – не только живые, но очень часто и разумные помощники. И, наконец, перемещение в мгновение ока: «только подумал – и вдруг очутился в тридевятом царстве». Но, как пишет исследовательница В. В. Ляхова: «Чудо используется народной сказкой только как подсобное средство в борьбе героя с его противником, более того, только при помощи человека волшебные силы могут себя как-то проявить» 8. В научной фантастике все эти волшебные предметы и помощников заменяет поистине волшебная техника, созданная и управляемая человеком.

На «летающей лодке» принял первый бой и пошел на таран Портос. В Музее истории оружия Атос и Арамис нашли и наладили для боя огромный танк – «последнее слово земной истребительной техники»: «Гремели гусеницы, мерно и мощно ревели двигатели, грозно поворачивалась вправо и влево приземистая орудийная башня, и, словно щетина дикобраза, торчали во все стороны ракетные установки» (с. 27). Этот танк, умело управляемый Атосом, защитил от пожара и перенес через пропасть. А после того, как космические пираты сумели уклониться от боя, превратился в самолет: «С громким лязгающим звуком из-под бортовых плит выдвинулись крылья. Секунда – и реактивный самолет с коротким фюзеляжем и скошенными назад крыльями взлетел над дымящимися после пожара верхушками деревьев. На шоссе, как пустая скорлупа, остались гусеничные шасси и броневой остов, увенчанный приземистой башней» (с. 31). Да, сейчас такая техника, наверное, только проектируется, а в XXIII веке она пылится (и слава богу, пусть такая участь постигнет все истребительное оружие!) в Музее истории оружия уже два века. Так что, если авторы правы, то в XXI веке (а это уже не за горами) такой Музей будет построен.

Еще более быстрым средством передвижения снабжает земное общество наших героев после бегства с Земли космических пиратов. Космический корабль «Стерегущий», обладающий возможностью преследовать не только в пространстве, но и в подпространстве, снабженный средствами нападения и защиты. А за ним следует эскадра космических кораблей во главе с флагманом Макомбером.

Это, кстати, воплощение в научной фантастике еще одной сказочной дорожной ситуации. Особенно наглядно, зримо эта ситуация была воплощена в киносказке «Кащей Бессмертный» режиссера А. Роу. Помните, там артист Столяров, разумеется, играющий главного героя, встречается с войском Кащея. В одиночку с войском драться не будешь. Тогда герой бросает за спину комочек земли, носимой на груди в мешочке, как святыню, со словами: «Помогай, русская земля!» И за его спиной мгновенно вырастает русское войско. Так и здесь, Земля, посылая Атоса и Арамиса на «Стерегущем» в погоню за «Черной Пирайей» и возможным обнаружением разбойной планеты, посылает в небольшом отдалении земное войско (земную эскадру звездолетов).

На «Черной Пирайе» – огромном аспидно-черном яйце – бороздит просторы космоса вольный пират Двуглавый Юл. Не знаю, как на других планетах, но у земных народов «черный цвет символизирует несчастье, горе, траур (...) Черное ассоциируется с мраком и землей и является подлинной эмблемой всего скрытного, тайного и неизвестного» 9. Мне кажется, подходящий цвет для пиратского корабля, пусть и космического. Да и форма «Черной Пирайи» – яйцо – является символической. «Многие народы считают, что яйцо символизирует тайну жизни, что, как и в жизни, из яйца может родиться и добро, и зло» 10.

А каких кораблей только не встретишь во Вселенной. «Ах, какие корабли можно было увидеть на главном космодроме Планеты Негодяев! Ионолеты, атомолеты, нейтронолеты, гравилеты, летающие тарелки, летающие кастрюли, летающие бидоны, летающие самовары, большие и малые, новенькие с иголочки и изрытые метеоритными шрамами, корабли нападения и корабли защиты, откровенно грозные космические линкоры, ощетиненные смертоносным оружием, и притворно беззащитные корабли-ловушки, упрятавшие смерть в глубоких трюмах...» (с. 57). Как видим, авторы не могли удержаться от легкой улыбки и легкой насмешки над увлечением техникой в научной фантастике и увлечением НЛО в жизни.

Есть в сказке С. Ярославцева и перемещение «в мгновение ока», разумеется, обоснованное научно-технически. В фантастике уже стало общим местом такое перемещение, названное нуль-транспортировкой. В «Жуке в муравейнике» братья Стругацкие даже иронически снижают эту идею, называя кабины для нуль-транспортировки «нуль-Т-нужником».

По-видимому, на Земле XXIII века (если исходить из широкого контекста произведений авторов) существует нуль-транспортировка, что и является научно-фантастическим эквивалентом сказочного перемещения «в мгновение ока». Но в сказке С. Ярославцева нуль-транспортировка несколько «рационализируется». Сия «рационализация» сделана, естественно, не землянами, а каким-нибудь инженерным гением инопланетян. С помощью этого изобретения можно не только мгновенно передвигаться в пространстве, что является той же нуль-Т, но и брать в плен. Первой с этим познакомилась Галя, «Сквозь изображение на экране (выключенного телевизора – Н. К.) в комнату просунулись огромные руки в черных перчатках. Галя охнуть не успела, не то чтобы подумать о чем-то: руки цепко ухватили ее за плечи и потянули к экрану. (...) Экран надвинулся вплотную, и она вся сжалась, ожидая, что ударится головой о стекло, но ничего подобного не случилось, ее протащили сквозь экран в ледяную тьму, бросили на что-то гладкое и осклизлое, и глухой свирепый голос произнес:

– Дело сделано» (с. 32).

На пиратском корабле то место, откуда они могли переноситься в другое место, называлась абордажной камерой. Это было сумрачное помещение» с «обширным в полстены экраном» (с. 66). Это название оправдывало себя: именно отсюда пираты пошли на абордаж «Стерегущего».

И еще о двух сугубо сказочных моментах. В народной сказке достаточно часто встречается «чудесный помощник», который не только переносит героя за тридевять земель, но еще и дает советы и т. д. Например, в сказке «Волшебный конь»: «... сделалась его лошадь такая сильная, крепкая и красивая, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать, и такая разумная – что только Иван на уме помыслит, а она уж ведает» 11. Как пишет Е. М. Неелов: «... живой корабль-птица, корабль-конь уже не нейтральное транспортное средство, а помощник героя, обладающий своей активной волей. Одушевление корабля порой распространяется и на обычный его тип...» 12 От одушевленного корабля один шаг до разумного корабля.

В фантастике это, пожалуй, довольно распространенный образ. Посмотрим с этой точки зрения на «Черную Пирайю». Пиратский корабль Двуглавого Юла снабжен разумом. Знакомится с разумом машины пленница Галя. Попав в штурманскую рубку и разговаривая с кем-то, кого она не видит, она спрашивает: «Кто же ты?» И получает ответ: «Когда-то я был счастливым Мхтандом с планеты Оаба, а теперь я – жалкий узел номер шестнадцать бортовой штурманской машины пиратского крейсера «Черная Пирайя» (с. 48).

И Мхтанд рассказал Гале, что на пиратской Планете Негодяев подлый инженерный гений начисто лишенного чувств Искусника Крэга на средства неимоверно богатого мерзавца Великого Спрута научился сращивать живую материю с мертвыми материалами и создал вычислительные машины, работающие на мозгах разумных существ. И штурманская машина «Черной Пирайи» работает на живых мозгах соплеменников Мхтанда. Таким образом, «Черная Пирайя» есть разумный космический корабль, обладающий своей активной волей: «Можем остановить, повернуть назад, закрутить колесом... Кораблем управляем мы, без нас «Пирайя» – пустая жестянка. Космические корабли не водят вручную. Но едва мы что-нибудь предпримем, как сейчас же прибежит этот двухголовый палач и нажмет на красную кнопку...» (с. 64). Мхтанд и его соплеменники – живой мозг штурманской машины – подчиняются хозяину «Черной Пирайи» вольному пирату Двуглавому Юлу только потому, что существует красная кнопка, нажатие на которую вызывает невыносимую боль живых мозгов машины.

Но как заметил Ф. Кнорре в своей повести-сказке «Капитан Крокус», «... люди, сложившие сказки про летающие ковры, мечтали не просто о том, чтобы летать. Они мечтали о главном – о том, чтобы научился летать славный добрый Иванушка, а не злой волшебник или кровожадный колдун» 13. В роли сказочного Иванушки в данный момент выступает пленница Галя, жительница таинственной Земли, очень смешное существо, с точки зрения Мхтанда, но обладающее чувством собственного достоинства и желанием определять свою судьбу даже в плену. И живой мозг «Черной Пирайи» решительно становится на сторону Гали, на сторону землян. Зная о своей участи, Мхтанд и его соплеменники останавливают корабль, сдавая его землянам. Живой мозг корабля гибнет под выстрелами, превращая корабль в «пустую жестянку». Мхтанд и весь живой разум «Черной Пирайи» – эквивалент сказочного «чудесного помощника».

И еще один вид сказочного корабля существует в «Экспедиции в преисподнюю», В народной сказке, где океан отождествляется с миром, появляется корабль-дом. «Древний образ корабля-дома, противостоящий неосвоенному пространству океана, проступает в облике космических кораблей...» 14 И таким домом является для Двуглавого Юла космический корабль. Даже его первые детские воспоминания, самые ранние, – на корабле. «Самое раннее воспоминание мое – держит меня на теплых щупальцах старая полипиха с планеты Желтых Трав... (...) Да, добрая она была старуха, кормила меня полупереваренной хлореллой, без нее я бы сдох, конечно. А обретались мы в трюме у знаменитого тогда работорговца, Кровососа Танаты» (с. 247). Позже Юл сделался юнгой на пиратском корабле. Его попытки отыскать родину не увенчались успехом, что стало для него предметом тоски, которую он глушил разбоем. Юл рассказывал Ивану (во второй сказке): «... тысячи лет болтался я во Вселенной и ни разу, не встретил никого похожего на меня. Решительно не знаю, откуда я взялся. Носитель разума без родины – подумать только!» (с. 246). Домом была для него и сделанная по особому заказу «Черная Пирайя». Правда, домом неухоженным и неуютным: «Галю поразила невообразимая и отвратительная грязь, царившая здесь повсюду» (с. 47). Он (дом) был неудобен даже для хозяина корабля: «Он (Юл) пинком открыл в ближайшей стене низенькую дверцу под иллюминатором, пролез в нее, согнувшись в три погибели, и исчез» (с. 39). По особому заказу можно было бы, наверное, сделать и поудобнее. Вот таким домом (и родиной), пусть неухоженным, неуютным и неудобным, был для Юла космический корабль «Черная Пирайя».

Таким образом, пространство в научно-фантастической сказке «Экспедиция в преисподнюю» очень узнаваемо. Оно знакомо нам по народным сказкам, которые нам читали в детстве, и поэтому делает фантастическое произведение более знакомым, близким. «Научно-фантастическое естественно как бы вырастает из волшебно-сказочного: как дерево держат корни, так и научную фантастику в данном случае поддерживает сказка» 15.

Сноски:

1. Ярославцев С. Экспедиция в преисподнюю: Современная сказка. – М.: Моск. рабочий, 1988, с. 6. Далее указываются страницы по этому изданию. Курсив в цитатах везде наш.

2. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986, с. 57.

3. См. об этом: Неелов Е. М. Волшебно-сказочные корни научной фантастики. Л., 1986, с. 180–182.

4. Неелов Е. М. Указ. соч., с. 81–95.

5. Бахтин М. Формы времени и хронотопа в романе: Очерки по исторической поэтике // Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. М., 1975, с. 271.

6. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М.: Искусство, 1972, с. 92.

7. Лихачев Д. С. Художественное пространство сказки. Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. М.: Наука, 1979, с. 336.

8. Ляхова В. В. Категория фантастического в советской драматической сказке для детей. Проблемы метода и жанра. Вып. 7. Томск, 1980, с. 16.

9. Магия. – Новокузнецк, 1991, с. 36.

10. Смирнова И. Яйцо. Наука и религия, 1990, № 2, с. 44.

11. Народные русские сказки из сборника А. Н. Афанасьева. М., 1982, с. 238.

12. Неелов Е. М. Указ. соч., с. 73–74.

13. Кнорре Ф. Капитан Крокус. – М., 1967, с. 89.

14. Неелов Е. М. Указ. соч., с. 79.

15. Неелов Е. М. Указ. соч., с. 95.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001