История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

А. Алеф

АЭЛИТА-89

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© А. Алеф, 1991

Киборг в законе: Дайджест 3-х номеров.- Волгоград: КЛФ «Ветер Времени»; ТОО «АТОМ», 1991.- С. 7-9.

Пер. в эл. вид В. Запольских, 2001

На "Аэлиту-89" приехало человек этак шестьсот с чем-то. Очередной рекорд. Расселять фэнов было чрезвычайно затруднительно, потому что в гостиницах жили люди из разрушенных известным железнодорожным взрывом домов. Кроме того, в город прикатила какая-то огромная чешская делегация, да еще обком устроил областное мероприятие. Так что все фэны. в том числе и писатели, размещены были в общежитиях, в школьных интернатах и т.д. Место в гостинице получил лишь "иностранный подданный", как его обозвал гл. редактор "Уральского следопыта", болгарский фэн, имя которого, как и выступление, не запомнилось.

С утра толпа атаковала редакцию "УС". Фэны получали направления в общаги, обнимались после долгой разлуки, покупали и продавали фэнзины, библиографии и прочие печатные материалы. На асфальте у входа в редакцию лежала пачка книжонок "Простая тайна". Ее владелец, Ю. Флейшман из Ленинграда, на вопрос "почем?" мялся и давал уклончивые ответы. Рядом на кирпичной стене висела кукла, изображающая Ю. Медведева. Указатель гласил: "Место для плевания".

Всем желающим выдавалась кооперативная книга из серии "Волшебный фонарь" - Кир Булычев, "Многоуважаемый микроб". Рижских книжек "Отягощенные злом" (в роскошных суперах) на всех не хватило, их выдавали по несколько штук на делегацию. Представитель "Фонда фантастики" М. Якубовский объяснил, что закупить "ОЗ" на всех просто денег не хватило, да и везти их в Свердловск не хватило бы рук. Тем не менее, он обратился к фэнам с воззванием вступать в "Фонд фантастики", присылать деньги - тогда каждый сможет получить и "Отягощенных", и "Механическое эго" Каттнера, и много чего еще. "Главное - деньги!" - постоянно подчеркивал Михаил Альбертович. И здесь мы с ним полностью согласимся. ВС КЛФ в лице Якубовского затеял важнейшее дело - снабжение фэнов фантастикой. Оторвать от себя жалкую десятку, чтобы потом гарантированно получить три-четыре книги - об этом раньше и мечтать не приходилось.

Вручение приза происходило в ДК "Урал". В фойе шла бойкая торговля высокохудожественными плакатами краснодарского клуба "Стажеры" (50 коп. штука), рекламирующими "Новокон" и фантастические видеофильмы, которые "стажеры" гоняют у себя в Краснодаре для широкой публики. Немало было продано значков "Я люблю фантастику" и "Я люблю "Уральский следопыт" (цена 1 руб.). Вообще, атмосфера, должно быть, напоминала зарубежные коны, на которых, как говорят, очень даже можно обзавестись массой сувениров. А к сувенирам, к НФ-символике сердце советского фэна ой как неравнодушно. На груди у некоторых молодых людей побрякивало до десяти разнообразных значков. Эти гирлянды усердно демонстрировались свердловчанам на улицах и в транспорте, и свердловские обыватели были, таким образом, в курсе, что город захвачен на три дня.

Основной ритуальный вечер был проведен в театральном зале дворца. Обставили его со вкусом. Фэны расселись в тишине и темноте, потом из динамика полилась фантастическая музыка, медленно разгорающиеся софиты осветили занавес с изображением галактических просторов. Мелочь, а приятно. Среди присутствующих на сцене почетных гостей и членов редакции "УС" не было, как прежде, удмуртских поэтов или комсомольско-молодежных поздравляльников. Станислав Мешавкин произнес очередную пламенную речь, наполненную энтузиазмом и воодушевительными прогнозами на будущее. "Наша "Аэлита" становится уже международным мероприятием! - восклицал он, указывая на скромного болгарского фэна. - А на будущий год к нам приедут писатели-фантасты из Соединенных Штатов! Переговоры уже ведутся!.."

"Аэлиту-89" присудили Северу Гансовскому. За книгу "Инстинкт". Нельзя сказать, что это лучшая его книга, но... Кому ж еще давать, как не Гансовскому.

Правда, сам лауреат на конвенцию не приехал. Вместо него прибыл Кир Булычев. что тоже неплохо. Ему и вручили затейливую ювелирную конструкцию, воплощающую в себе идею некоего романтизированного космизма с привкусом каменного цветка дедушки Бажова. Булычев поклялся, что не зажмет приз, а передаст его по назначению - Гансовскому. По информации С. Другаля, сам лауреат приехать не смог, так как сильно расшибся, катаясь на мотоцикле. "А ведь ему уже за семьдесят, - патетически призывал изумляться Другаль. - А он до сих пор на мотоцикле гоняет! А какая у него удивительная судьба! А какой он замечательный стилист!"

За отсутствием тостуемого много слов в его адрес сказано не было. Основная масса внимания досталась, конечно же, Булычеву. Он сообщил собравшимся в ДК "Урал", что он - не член СП, Что "Аэлиту" он, видимо, в ближайшее время не получит, т. к. СП РСФСР привлек его в комиссию по присуждению этого приза, а сам себе присуждать призы он стесняется. Что вдова А. Ефремова зря на него обижается из-за интервью в "Уральском следопыте". Он, Булычев, вовсе не хотел сказать, что Ефремов написал бездарный роман "Туманность Андромеды". Просто утопия, по его мнению, вещь сама по себе вредная. Утопии писать не стоит. Знаем мы, к чему эти утопии приводят.

Кир Булычев ответил также на многочисленные записки. Поведал, что работает по специальности одиннадцать месяцев в году, потому что любит свою работу, хотя ему и приходится писать докторскую для своего начальника. Литературные произведения сочиняет во время отпуска.

Про взрослую восемнадцатилетнюю Алису он писать не собирается. Алиса навсегда обречена оставаться дитем. Вообще, он, конечно, понимает, что сочинения про Алису раз от разу становятся все хуже. Но... Издатели просят, а отказать трудно.

В заключение своего выступления он попросил фэнов, сбившихся в огромную толпу возле сцены, добровольно разойтись. "Автографы, - сказал Булычев, - я буду раздавать во время перерыва в холле по соседству. Торжественно обещаю, что все желающие будут удовлетворены".

К началу перерыва в холле образовалась новая толпа, имеющая вид очереди.

Булычев сидел за журнальным столиком и, обливаясь потом, подписывал книжки. Причем не просто черкал неразборчивое подобие своей псевдофамилии, а добросовестно, под диктовку выводил витиеватые пожелания. Почти все фэны подкладывали ему не по одной книжке, а по три-четыре, а некоторые - по десять. И на каждом экземпляре нужно было пожелать что-нибудь индивидуальное, с указанием конкретных ФИО.

Когда очередь уменьшилась примерно вдесятеро, в холл юркой ящеркой скользнул гл. редактор "УС" Станислав Мешавкин и ухватил Булычева за локоток. Толпа взвыла. "Не бойтесь! - замахал ручками Мешавкин. - Я его вам верну. Только свожу в буфет попить минеральной водички".

Бледный Булычев встал с кресла. Кто-то щелкнул фотоаппаратом. "Напрасно, - заметил фотографу писатель. - Все равно я на вашем снимке не отображусь".

Очередь, соблюдая порядок, стала дожидаться. Тем временем перерыв закончился, и в зале начали показывать фильм по "Похищению чародея". Булычева все не было. Минут десять длились мучения: ждать или идти кино смотреть? В конце концов, ввиду полного отсутствия надежды на возвращение писателя-фантаста, очередь переместилась в зал.

Что сказать о фильме? Некоторое "булычевское" мироощущение в нем все же присутствовало. Однако слишком уж заметно было? что башку рубили не живому актеру, а чучелу. Как всегда, пришельцев из будущего играли прибалты. В общем, кинокартина на два с плюсом.

Булычев в тот день так и не вернулся к фэнам. Роковой оказалась минеральная водичка Мешавкина. Некоторые было снова взвыли - обманул! Но тут же прошелестел успокоительный слух, что назавтра мэтр заявится в ДК автомобилистов и там уж воздается каждому. Забегая вперед, заметим, что слух оправдался. Таким образом, Булычев раздал высококачественные автографы всем желающим. Это, без преувеличения, настоящий творческий подвиг. Вообще, на фэнов Булычев произвел самое благоприятное впечатление. Обаятельный, умеет держать контакт с залом, тонко юморит, от вопросов в духе правды-матки не увиливает. В общем, лапушка и барсик.

На следующий день в ДК автомобилистов развернулась работа секций. В видеозале за плату гоняли НФ-видеофильмы. Было на что посмотреть и на выставке графики и живописи. Лучшими работами, как и на прошлой "Аэлите", были признаны рисунки ленинградца Карапетяна, в основном - иллюстрации к "Божественной комедии". Часть живописных работ предназначалась авторами на продажу, покупатели нашлись.

В вестибюле фэны разложили на столах и стульях книги - на обмен, на продажу. Снова продавали значки, фэнзины, Пасека предлагал желающим рисунки каких-то американских художников - дороговато, правда, бойкой торговли не получилось.

Внезапно образовалось Всесоюзное объединение любителей фантастики (ВОЛФ), что вызвало у части фэнов резкое неудовольствие. Мол, зачем нужен ВОЛФ, если есть ВС КЛФ, и не мешают ли кое-кому спокойно спать лавры Бори Завгороднего. Представлять за рубежом советский фэндом и так желающих много... Критиковали и "сельсовет" КЛФ за то, что от него толку мало. Короче говоря, охаивания и отбрехивания было не меньше, чем на воспоследовавшем через месяц Съезде народных депутатов.

Был НФ-карнавал. Обсуждали друг-дружкины рукописи младые литераторы. Рябунский из Хабаровска привез доклад о сексе в советской фантастике, но прочел он его или нет - не знаем. Всюду побывать, как вы понимаете, невозможно.

"Стажеры" призывали всех приезжать на "Новокон". "Соцкон" также всячески рекламировался.

Интересно, почему среди фэнов так много толстопузых бородачей?

"Аэлита-89" запомнится надолго.

    А. АЛЕФ.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001