История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

SU.BOOKS

Книги, а также все, что имеет отношение к литературе

КОНФЕРЕНЦИИ ФИДО



- SU.BOOKS (2:5010/30.47) ------------------------------------------- SU.BOOKS -
 Msg  : 775 из 1921                         Scn                                 
 From : Alexander V. Boychenko              2:463/441.8     Чтв 12 Окт 00 17:23 
 To   : All readers...                                      Суб 14 Окт 00 01:16 
 Subj : Дуглас Рид "Спор о Сионе"                                               
--------------------------------------------------------------------------------
 Привет, All! А так же все остальные!

 Так вот че я хотел добавить к письму (Thursday October 12 2000 17:08), от
Alexander V. Boychenko к All readers...:

=== Вставляю файл Windows Clipboard ===

  Более ста поколений с того дня, когда "Новый Договор" был навязан силой
персидского оружия, а плакавшие от ужаса люди были вынуждены его подписать, цепи
этого договора влачит группа людей, разных по крови, но более или менее тесно
связанных его узами, передавая их по наследству, в духовной изоляции от
остального человечества. Кажущийся парадокс продолжает жить: хотя закабаление
было изобретено левитами, но нужные для него цепи были персидскими. Как тогда,
так и сейчас, фанатичная секта диктует состояние рабства, но осуществляется оно 
иностранным оружием и чужими деньгами. Возникает вопрос, кто больше отвечает за 
какое-либо действие: тот, кто замышляет и подстрекает, или же тот, кто
выполняет? Если большая и окончательная ответственность лежит на исполнителях,
то приговор истории ясен, хотя и парадоксален: ответственность за ересь иудаизма
несут главным образом те вожди нееврейских народов, которые, начиная с
персидских царей и по сей день, подчиняются воле секты, ее выдумавшей.
  Нет сомнений в том, что это действительно ересь. Когда солдаты Артаксеркса
заставили иерусалимских евреев подписать Иезекиилев "Новый Договор", произошло
окончательное извращение древних израильских традиций, а признание Бога
превратилось в Его отрицание. Не осталось никакого сходства между Богом десяти
заповедей и злорадным Иезекиилевым божеством, похвалявшимся тем, что оно
приказывало людям убивать своих первенцев, дабы держать их в почтении к самому
себе! Это был не Бог, открывшийся людям, а рукотворное воплощение примитивного
племенного варварства. То, что вынужден был подписать в "Новом Договоре", под
давлением, древний народ, было-либо прямое отрицание Бога,-либо формальное
объявление того, что Бог - это Иудея. Фактически это и есть то, что современные 
сионисты заявляют совершенно открыто, тем самым признавая чудовищную ересь: "Бог
содержится в национализме Израиля. Он - наше национальное содержание ... Он
создает мир по-еврейски. Он - наш национальный Бог" (подлинные слова раввина
Соломона Гольдмана; см. Rabbi Solomon Goldman, "God and Israel"). "Мы выросли
вместе с Богом... У нас есть наш национальный Бог... Мы верим, что Бог - еврей, 
и, что нет ни английского, ни американского Бога" (Maurice Samuel, "You
Gentiles", 1924).
  "Не Бог создал этих людей и их мировоззрение, а эти люди сами создали
такого Бога и такое мировоззрение" (Josef Kastein, "History and Destiny of the
Jews", 1933).
  Эти заявления ясны и недвусмысленны, и их нетрудно выразить на бумаге в наш
век, в Hью-Йорке или Чикаго, в Лондоне или Берлине. Но в начале этой истории,
как писал Неемия: "Все люди плакали, когда слушали слова Закона", а с тех пор он
заставлял плакать очень многих.

   [.......]

  В связи с изменениями, внесенными в перевод (см. выше, свидетельство
Кастейна), никто в настоящее время, кроме еврейских иудаистов, не может сказать,
насколько схожи или несхожи между собой древнееврейско-арамейский оригинал и
греческий перевод того, что составляет первую часть христианской Библии. Ясно,
однако, что сделанные изменения были весьма существенными, а кроме того
существует еще и "устная Тора", и талмудское продолжение Торы, так что
христианский мир не знает и никогда не знал всей правды об иудейском Законе.
Сущность его однако ясно видна и в дошедшей до нас редакции Ветхого Завета, и
одно это уже достаточно удивительно. Что бы там ни было выброшено или изменено, 
перед каждым ясно встает облик мстительного племенного божества с его
варварскими заповедями уничтожения и порабощения, давая повод для размышления.
После того как перевод был сделан, никакие увертки, извращения, изменения смысла
слов и иные хитрости не в силах были скрыть характера иудейского "Закона",
несмотря на все сделанные примечания, смысл написанного остается ясным. В этом
лучшее доказательство того, что, давая разрешение на опубликование перевода,
левиты еще не могли предвидеть, сколь широкой аудитории этот труд станет
впоследствии известным.
  В этом переводе то, что мы сейчас называем Ветхим Заветом, дошло до западного 
мира, а его доктрина расовой ненависти и разрушения лишь незначительно смягчена 
сделанными исправлениями. Все это произошло задолго до начала истории самой
Европы, как западной, так и восточной.
  Сейчас, когда христианская Европа просуществовала уже около двадцати столетий,
ее политические вожди, проникшись страхом перед иудейской сектой, говорят с
боязливым почтением о Ветхом Завете, как о лучшей части Священного Писания, по
которому они, якобы, живут. Тем не менее, он всегда был лишь предвестником
уничтожения и порабощения их собственных народов, а все их дела под принятым на 
себя добровольным ярмом давно уже ведут к одной лишь этой цели.

   [.......]

  За время этих хаотических столетий произошло еще одно важное событие:
насильственное обращение Идумеев в иудаизм (термин "Иудаизм" был впервые введен 
в употребление еврейским историком Иосифом Флавием для обозначения культуры и
жизненного уклада Иудеи, как "эллинизм" обозначал культуру и обычаи древней
Греции. Первоначально, слово иудаизм не носило религиозного оттенка, но за
отсутствием лучшего термина мы будем в дальнейшем пользоваться им для
характеристики расовой религии, созданной левитами путем извращения ими
"Моисеева Закона").
  В истории известно еще одно только массовое обращение в иудаизм,
имевшее место 8-9 столетий спустя, и оказавшее, как будет показано ниже,
непосредственное влияние на судьбы также и нашего поколения.

   AB> Имеются ввиду Хазары. Да-да, те самые, из "...ныне сбирается вещий
   AB> Олег отмстить неразумным хазарам"... Большинство сегодняшних евреев
   AB> рассовые потомки именно хазар, а не жителей Иудеи или древнего
   AB> Израиля. Так что даже широко распространенный термин "историческая
   AB> родина" вызывает в их отношении по меньшей мере недоумение...

  Однако, в те древние времена отдельные переходы в другую веру происходили
довольно часто, а переход в иудейство часто даже поощрялся раввинами. В
Евангелии от Матфея упоминается, что сам Иисус Христос упрекал фарисеев: "вы
обходите море и сушу, дабы обратить хоть одного". Другими словами, расовый
запрет, предписывавшийся Вторым Законом и Новым Договором, по неизвестным нам
причинам в те времена не всегда соблюдался. Объяснение, по-видимому, можно найти
чисто численное: иудейское племя было столь малочисленным, что при строгом
соблюдении расового закона оно просто бы вымерло, а левиты с их доктриной
остались в положении генералов с планом сражения, но без армии.

   [.......]

  Неудивительно что, начиная примерно с 400-го года до Р.Х., соседние племена,
включая Идумеев, не верили Иудеям и опасались их. Опасения не были напрасными,
ибо когда, на короткое время, Иудея под управлением Хасмонеев была
восстановлена, то Хирканус, царь и первосвященник Иудеи, напал на Идумеев и
силой оружия принудил их подчиниться Моисееву Закону и подвергнуться обрезанию. 
Из двух версий Закона (с одной стороны "не вступай во вражду", а с другой
"завладей") он выбрал вторую, и если бы дело на этом закончилось, то он нашел бы
и оправдание, поскольку любой раввин объяснил бы ему, что как одно, так и другое
предписание, оба вместе или же ни одно из них всегда оправданы (ученый гебраист 
В. Рубенс пишет с завидной ясностью: "если раввин называет правое левым или
левое правым - ты должен верить ему").

   [.......]

  Ожидание Мессии в известной степени было естественным и логическим выводом из 
учения секты. Левиты и их последователи фарисеи утверждали, что им известно все,
начиная от дня сотворения мира и до цели этого сотворения, вплоть до того, как
будет достигнут триумф избранного народа. Они всегда молчали только об одном: о 
времени этого славного завершения истории. Бремя "Закона", наложенного фарисеями
на народ, было необычайно тяжелым, и естественно что, как заключенный,
отбывающий в тюрьме положенный срок, народ хотел знать когда он наконец получит 
свободу.
  По-видимому, отсюда и произошла идея мессианства. Народ, некогда "плакавший", 
слушая жестокие слова Нового Закона, переносил его строгости уже 400 лет.
Естественно, что со всей силой прорывался вопрос, когда? Когда, наконец,
сбудется это славное завершение, придет этот чудесный конец? Они послушно
выполняли все "законы и предписания", хотя это было тяжелым бременем в их
повседневной жизни. Они выполняли свою часть "договора", обещавшего им
определенные награды. Когда же они, наконец, их получат? Их правители были в
непосредственном общении с Богом и знали Его секреты; естественно, что от них
ожидался ответ на вопрос, когда ? Но это был как раз тот вопрос, на который
всезнающие фарисеи ответить не могли. Они дали самый хитрый ответ, какой только 
могли придумать: не говоря, когда, они обещали, что в один прекрасный день
явится "Мессия, великий князь" (Даниил) и что тогда ему будут даны "власть,
слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили ему". Так подавленный
в тесноте гетто иудейский дух одурманивался обещанием "прихода". С
возникновением мессианизма появились и регулярные вспышки страстного нетерпения 
и ожидания; последний пример этого мы видим в двадцатом столетии.
  Таково было положение, когда почти две тысячи лет назад явился Галилеянин. К
тому времени иудеи, еще оставшиеся в Иудее, провели там уже 600 лет после
отвержения их от Израиля, - период, который Джон Гольдштейн (см. библиографию)
называет "темным временем истории еврейства"; в конце его они могли только ждать
и надеяться на приход Мессии-Освободителя.
  Однако, Тот, Кто пришел, указал им путь в "Царство Небесное". Это было вовсе
не то, чего они ожидали, совсем не путь, ведущий через развалины уничтоженных
народов к храму, полному золота, что сулили им фарисеи за "соблюдение закона".
Фарисеи были сильны, а чужеземный правитель побаивался их и часто уступал их
угрозам (почти, как в наше время). Кто видел в Пришельце долгожданного Мессию,
несмотря на все Его презрение к земным благам, подвергал свою жизнь опасности.
Они "преступали" закон, а римский правитель, как и персидский царь за 500 лет до
этого, был готов заставить их его соблюдать. Многие из этих людей явно были
готовы слушать, если бы им только позволили, любого, кто показал бы им выход из 
окружавшей их тьмы в светлое будущее, в соединении с остальным человечеством.
Однако победителями остались фарисеи, как в древности - левиты, и опять очень
многим пришлось плакать, а катализатор силы разрушения и ненависти остался
неприкосновенным.

   [.......]

  "Таргамы", т.е. раввиновы комментарии к Священному Писанию, говорили: "Как
прекрасен Он, Царь-Мессия, что восстанет из дома Иуды. Он перепояшет чресла
свои, и вступит в битву с врагами своими, и многие цари будут убиты". Эти слова 
показывают, чего иудеи ожидали, чего их приучили ожидать: воинствующего,
мстящего Мессию (по традиции избиения "всех первенцев Египта" и разрушения
Вавилона), который сокрушит "железным жезлом" врагов племени Иуды и "разобьет их
в черепки, как сосуд горшечника", даст им царство мира сего и дословно исполнит 
Закон их племени. Так учили долгие поколения левитов и фарисеев, и все этого
ожидали. Идея смиренного Мессии, учащего "любите врагов своих", Мессии-
страдальца, презренного и не принятого людьми, не существовала вовсе, она была
бы отвергнута, как абсурд, даже если кто-нибудь и привлек бы внимание к этим
словам Исаии, которые стали понятными и приобрели значение только после жизни и 
смерти Иисуса Христа.
  Однако, Тот, Кто пришел, смиренный проповедник любви, тем не менее, назвал
себя этим Мессией, а многие слушали Его и верили Ему.
  Немногими словами Он снес всю гору расизма, которую правящая секта
нагромоздила на древний нравственный Закон, вновь открыв глубоко скрытое и
закопанное. Фарисеи сразу же узнали в Нем своего опаснейшего противника,
"пророка и мечтателя". То, что Он нашел среди иудеев так много последователей,
показывает, что, хотя в народе и ожидали Мессию - воинствующего националиста и
освободителя от власти Рима, но многие чувствовали, может быть подсознательно,
что их настоящее рабство было рабством духа, что они были рабами фарисеев
больше, чем рабами Рима. Тем не менее, когда фарисейские политиканы клеймили
Галилеянина как ложного Мессию и хулителя Бога, массы народа в силу привычки
соглашались. Это привело к мучительным сомнениям во всех последующих поколениях 
евреев, которыми даже нельзя было ни с кем поделиться (поскольку даже имя Иисуса
Христа не должно упоминаться в благочестивом иудейском доме): если
Мессия пришел, но был отвергнут евреями, то что сулит им будущее, согласно их
собственному Закону?

   [.......]

  Кем был Он? Пред нами еще один парадокс в истории Сиона: христианские
богословы неустанно подчеркивают, что "Иисус был евреем", в то время как раввины
это начисто отрицают. Если некоторые из сионистских раввинов говорят на
политических и "межконфессиональных" собраниях, что Иисус был еврей, то они лишь
стремятся к достижению определенного политического эффекта среди своих
нееврейских слушателей, и никогда бы не повторили этого среди евреев._1_
Утверждение, что "Иисус был евреем" постоянно употребляется в наш век с
политическими целями. Им часто пользуются для заглушения возражений против
влияния сионистов в международной политике и захвата Палестины, ибо раз Иисус
был евреем, то нельзя христианам протестовать против того, что делается во имя
еврейства. Никакой логики в этом, разумеется, нет, но такие фразы действуют на
толпу, и налицо еще один парадокс: заявление, глубоко оскорбительное для
правоверного еврея, делается нееврейскими политиками и церковниками, чтобы
заслужить благосклонность еврейства.
  Европейские термины Jew, Jude, Juif т.д. - новые слова, не соответствующие
арамейским, греческим или римским терминам "иудаист" или "иудеянин" той эпохи, в
которую жил Христос. Термин "еврей" не имеет научного значения, а словари,
обычно очень точно определяющие смысл всех других слов, в этом случае опускаются
до такого абсурда, как "лицо еврейской расы". Даже сионистское государство не
имеет юридического определения этого понятия, что вполне естественно, поскольку 
согласно Торе, то есть единственному их Закону, от "евреев" требуется чисто
иудейское происхождение, а таких людей вряд ли можно найти во всем современном
мире.

   AB> В этой связи стоит вспомнить, что слово "еврей" в широкий обиход
   AB> среди славян евреям удалось ввести только после событий 1917 года,
   AB> на волне массового еврейского террора. До этого им пользовались
   AB> только некоторые аристократы, которые не хотели оскорбить своих
   AB> "еврейских друзей" повсеместно употребляемым в народе словом "жид".
   AB> Здесь стоит разобраться почему евреям так не нравилось это
   AB> название.
   AB> Народы дают названия другим народам, с которыми они сталкиваются в
   AB> своей жизни исходя из разных причин. Вот несколько из них:
   AB> - заимствование самоназвания чужого народа (англичане, французы,
   AB> испанцы, ...);
   AB> - самостоятельно данное наименование, исходя из каких-либо свойств
   AB> чужого народа ("краснокожие", "узкоглазые" и т.д. Обычно подобные
   AB> названия существуют ограниченный отрезок времени, пока народы не
   AB> познакомятся ближе и не изменят соответственное название. Но
   AB> иногда за счет множественных заимствований подобное "описательное"
   AB> название укореняется в каком-то языке надолго. Так, например,
   AB> слово "негры", как известно, пришло в русский язык из одного из
   AB> европейских языков, первоначально появившись в испанском и
   AB> означающее, как известно, просто "черный". Что интересно, раньше
   AB> русские называли негров арапами (искаженное от "арабов"), так как
   AB> видели черных только в среде арабских торговцев);
   AB> - слово, заимствованное при каких-то обстоятельствах из речи чужого
   AB> народа (так европейцы поназывали большую часть американских и
   AB> африканских племен). Как утверждают филологи, наименование "жид"
   AB> так же было услышано славянами у самих евреев. К тому времени на
   AB> славянских территориях уже существовали достаточно давно общины
   AB> хазар-иудеев. Наблюдающие за их бытом славяне выделили из их речи
   AB> слово "жид", наблюдая частые и эмоциональные уличные разборки
   AB> евреев между собой (Они часто употребляли его, _называя так друг_
   AB> _друга_). По логике любого нормального народа это вполне
   AB> достаточная причина для заимствования названия, так как это было
   AB> воспринято как их самоназвание. Кто же виноват, что это евреи
   AB> ругались, поливая друг друга нецензурными выражениями?

  Если бы утверждение, что "Иисус Христос был евреем", имело смысл, то очевидно 
только в применении к условиям Его времени. В этом случае это могло бы означать 
одну из трех возможностей, или же все три: Христос происходил из племени Иуды
(будучи, следовательно, иудеем); Он проживал в Иудее (т.е. был иудеянин); и,
наконец, Он был "еврей" по религии, если только такая религия в Его время
существовала. Это - признаки расы, местожительства и религии.
  Мы не намерены в этой книге заниматься вопросом расового происхождения Иисуса 
Христа; можно лишь удивляться тому, что некоторые христианские богословы
позволяют себе делать заявления на эту тему. Если читатель непременно желает
составить себе по этому поводу определенное мнение, то пусть он сделает это сам.

  _1_ Раввин Стефен Уайз (Stephen Wise), руководящий сионист в США в период
1910-1950 гг., пользовался этой фразой по явно политическим мотивам, желая
одурачить не-еврейскую аудиторию. Выступая на одном из таких
"межконфессиональных" собраний в Карнеги Холл в сочельник 1925 г., он заявил,
что "Христос был еврей, но не христианин", другими словами, что христианство
якобы возникло лишь после смерти Иисуса Христа. За это он был "отлучен"
Обществом правоверных раввинов США, но зато Ассоциация христианских
священнослужителей, по его словам, "приветствовала меня, как брата". Рабби Уайз 
добавил к этому весьма характерный комментарий: "Hе знаю, что было больнее:
принятие меня братом в лоно христианской церкви, или же гневный разгром
раввинов". (Прим. автора).

   [.......]

  Вспомним, что для "искупления беззаконий, творимых народом", Иезекиилю
было приказано есть хлеб, испеченный на человеческом кале; он же, в свое
оправдание, сослался на безоговорочное выполнение им всех диетических
предписаний, и тогда это приказание было несколько смягчено. Даже ученики Христа
были настолько приучены к этим столовым традициям, что не могли понять как вдруг
"то, что выходит из уст", может осквернить человека, но не то, что входит; они
попросили разъяснения, добавив: "Знаешь ли, что фарисеи, услышав слово сие,
соблазнились".
  Иисус ответил ученикам простой истиной, которая, однако, для фарисеев была
неслыханном ересью: "Еще ли не понимаете, что все входящее в уста проходит в
чрево и извергается вон? А исходящее из уст - из сердца исходит; сие оскверняет 
человека. Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяние,
любодеяние, кражи, лжесвидетельства, хуления; это оскверняет человека; а есть
неумытыми руками - не оскверняет человека".
  Эти слова опять были наказуемым нарушением "Закона", и фарисеи стали готовить 
смертельный удар. Они подготовили хитроумные вопросы: "тогда фарисеи пошли и
совещались, как бы уловить Его в словах". Было поставлено два главных вопроса:
"Позволительно ли давать подать кесарю, или нет?", и второй: "а кто мой
ближний?" За отрицательный ответ на первый вопрос Он мог бы быть наказан по
законам чужеземных правителей страны, т.е. Рима. Неверный ответ на второй
позволил бы фарисеям обвинить Его перед римскими властями в нарушении их
собственного закона, потребовав за это наказания.
  Подобный же метод был описан уже Иеремией, но он в ходу и сейчас, в 20-ом веке
после Р.Х. Все, кто принимает участие в публичных дискуссиях, хорошо знают, как 
можно заранее подготовить хитрый вопрос, на который трудно ответить сразу. Есть 
много способов избежать ловушки: опытный оратор может, например,-либо вообще
отказаться отвечать,-либо ответить встречным вопросом. Гораздо труднее, однако, 
вместо того, чтобы увертываться, дать прямой и полный ответ, не отступая от
своих принципов, и в то же время избегая ловушки и не подставляя себя под удар. 
Это требует высших качеств быстроты соображения, присутствия духа и ясности
мысли.
  Ответы Христа на оба вопроса фарисеев, представляют собой для всех времен
образцы такого совершенства, сравниться с которым простой смертный может только 
мечтать.
  "Итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или 
нет?" (Вопрос звучит в поддельно честном и дружелюбном тоне).
  "Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете меня, лицемеры?,
...отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Услышавши это, они удивились и,
оставивши Его, ушли". (Матф. 22:22).
  Во втором случае "один законник встал и. искушая Его, сказал: "Учитель! что
мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?" Отвечая, Христос опять отбросил
весь груз левитского закона, восстановив две истины: "Возлюби Господа Бога
твоего всем сердцем твоим ...и ближнего твоего, как самого себя". И тут
последовала коварная ловушка: "а кто мой ближний?".
  Кто из смертных сумел бы ответить, как Иисус? Конечно, нашлись бы люди,
которые, как и Он, открыто высказали бы свои взгляды, зная, что рискуют жизнью: 
людей, готовых идти на мученичество не так уж мало. Но Он сделал больше: как
опытный фехтовальщик. он обезоружил противника, выбив шпагу из его рук. Его
провоцировали заявить открыто, что "язычники" тоже "ближние", и этим осудить
самого себя в нарушении закона.
  По сути Христос так и ответил, но Его слова совершенно посрамили
спрашивавшего; редко случалось законникам терпеть такое унижение.
  Левитско-фарисейское учение признавало "ближними" только иудеев, а из всех
отверженных язычников самаряне считались самыми отвратительными (об этом
говорилось выше). Даже прикосновение к самарянину оскверняло и считалось злейшим
"нарушением" (так это считается и до сего дня, но кому из не-евреев об этом
известно?). Целью вопроса было спровоцировать Христа на такой ответ, который
поставил бы Его под самое суровое наказание; однако, избрав для ответа притчу о 
самарянине, Христос проявил поистине сверхчеловеческие смелость и гениальность, 
рассказав, как некоторый человек "...попался разбойникам... которые изранили его
и оставили едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою... а также один 
левит (обычный укор Христа тем, кто искал предать Его смерти)...и прошли мимо.
  Самарянин же некто, проезжая... увидев его, сжалился и подошел перевязал ему
раны... и привез его в гостиницу", заплатив за уход за ним. "Кто из этих троих, 
думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?" (Лука, 10).
  Прижатый в угол законник, не посмел произнести грязное имя "самарянин", но
ответил: "тот, кто проявил милосердие", и, видимо, только потом сообразил, что
тем самым он присоединился к осуждению тех, от чьего имени он действовал:
священника и левита. "Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же". Этими 
немногими словами Христос, не делая прямого намека, заставил спрашивавшего
самого осудить всю расовую ересь, на которой был построен фарисейский закон.
  Один из сравнительно умеренных критиков-иудаистов, Монтефиоре, жалуется, что, 
говоря "любите врагов своих", Христос сделал исключение, не сказав ни одного
доброго слова о самих фарисеях. Об этом можно спорить.
  Христос знал, что и Он, и любой другой, разоблачающий фарисеев, будут убиты.
Верно и то, что Он выделял фарисеев и книжников, как главных виновников секты,
извратившей Закон, заклеймив их не имеющими равных в мировой литературе словами:
  "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное
человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете... вы обходите море
и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном
гиены, вдвое худшим вас ...вы даете десятину с мяса, аниса и тмина, и оставили
важнейшее в законе: суд, милость и веру... вы очищаете внешность чаши и блюда,
между тем как внутри они полны хищения и неправды... Горе вам книжники и
фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся 
красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты... Строите гробницы 
пророкам и украшаете памятники праведников и говорите, "если бы мы были во дни
отцов наших, ото не были бы сообщниками их в пролитой крови пророков"; таким
образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили
пророков; дополняйте же веру отцов ваших. Змии, порождение ехиднины!"
  Если некоторые критики находят эти три последних слова чересчур жесткими, то
пусть они прочтут их в связи с предшествующими тремя фразами, в которых видно
предчувствие Христом своего близкого конца.
  Готовый умереть обращается здесь к тем, кто собирается предать его смерти, и
здесь никакие слова не могут быть слишком суровыми. Hо, ведь, даже и смертельный
упрек: "дополняйте меру отцов ваших", позже дополняется словами: "Отче, прости
им, ибо не знают, что делают".
  Мы видим, как близится конец. "Первосвященники, книжники и старейшины"
(Синедрион) собираются под главенством Каиафы, чтобы согласовать меры против
того, кто оспаривает их авторитет и Закон. Иуда Искариот, единственный иудей
среди Его учеников-галилеян, "и с ним множество народа с мечами и кольями от
первосвященников, и книжников, и старейшин народных", идет в Гефсиманский сад и 
предает Иисуса поцелуем смерти.

   AB> =======

  Этот Иуда заслуживает нашего внимания. Он был дважды канонизирован в двадцатом
столетии: первый раз в большевистской России (т.н. "живой церковью" - прим.
перев.), а потом в Германии, после поражения Гитлера. Смысл этих двух эпизодов
ясен: та секта, что была в начале нашей эры в Иерусалиме сильнее Рима, стоит
сегодня и на Западе у вершины власти. Согласно Евангелию от Матфея, Иуда
впоследствии повесился; предательство не принесло ему счастья, и он избрал вид
смерти, "проклятый Богом". Сионистские историки школы Кастейна питают к Иуде
явную симпатию. По мнению самого Кастейна, Иуда был добрым малым, который
разочаровался в Христе и "тайно порвал" с Hим: формулировка, которую мы находим 
только в сионистской литературе.

   AB> ======= Да уж... Формулировочка действительно примечательная...

  Правившие Синедрионом фарисеи предали Христа тому, что мы сегодня назвали бы
"еврейским судом", хотя более подходящим современным термином было бы "народный 
суд": Христос был предан доносчиком, захвачен и арестован толпой, обвинен
трибуналом, не имевшим законной власти, и осужден на смерть после того, как
лжесвидетели подтвердили возведенную на него нарочитую ложь. "Старейшины",
направлявшие тогда ход событий, как в наше время это делают различные
"советники", сумели обвинить Христа в таких преступлениях, которые карались
смертью не только по их Закону, но и по законам римского правителя. По "закону
Моисея" Христос был повинен в богохульстве, объявив себя Мессией, а по законам
Рима Он совершал измену, называя Себя царем иудеев.
  Римский правитель Пилат всячески пробовал, то одним, то другим путем,
уклониться от выполнения настойчивых требований "старейшин", чтобы Христос был
предан смерти. Он был, однако, прототипом нынешних британских и американских
политиков, и боялся могущества еврейской секты больше всего другого. Жена
уговаривала его не иметь с ними дела. Он пытался, как это часто делают политики,
переложить ответственность на другого, на своего коллегу, Ирода Антипу, тетрарха
Галилеи, но Ирод послал дело обратно. После этого Пилат пытался ограничить
наказание бичеванием, но фарисеи требовали смерти Христа, грозя доносом в Рим:
"Если отпустишь Его, то ты не друг кесарю".
  Эта угроза заставила Пилата уступить, как и в двадцатом веке британские
губернаторы и представители Объединенных Наций, один за другим, уступали перед
угрозой доноса в Лондон или Hью-Йорк. Как и политики девятнадцать столетий
спустя, Пилат понимал, что, не выполнив требований секты, он впадет в немилость 
у своего правительства и будет смещен. Есть большое сходство между Пилатом и
британскими губернаторами в Палестине периода между первой и второй мировыми
войнами. Один из них явно знал это, и как-то телефонируя в Hью-Йорк влиятельному
раввину-сионисту, по собственному признанию, иронически попросил информировать
Первосвященника Каиафу, что у телефона Понтий Пилат.
  Римский Пилат попытался в последний раз передать дело в другие руки: "Возьмите
Его вы и по закону вашему судите его". Однако, опытные в судопроизводстве
фарисеи легко нашли ответ: "Нам не позволено (римскими законами) никого
предавать смерти".
  И еще раз Пилат пытался спасти Его, предложив "народу" простить одного из
двух:-либо Иисуса Христа,-либо разбойника и убийцу Варавву.
  Больших надежд на удачу у Пилата видимо не было, поскольку между "народом" и
толпой, или чернью, разница не велика, и от них трудно ожидать справедливости
или милосердия; толпа всегда лишь выполняет волю могущественного меньшинства.
Неудивительно поэтому, что "первосвященники и старейшины возбудили народ
простить Варавву, а Христа погубить". И сегодня еще та же секта превосходно
умеет "убеждать" массы во всем, что ей угодно.

   AB> Воистину так...

=== Конец вставки ===

    -[ Kiev ]-      Со всякими к Вам наилучшими, Шурик (AKA Civilizator).
    [ Russia ]    mailto:civil@metaljars.kiev.ua * FidoNet: 2:463/244.144

 * Заселить мир легко. Опустошить - легко.
   Итак, в чем же тpудность? (С.Е.Лец)

--- GoldED+/W32 1.1.3.2
 * Origin: -=O Civilizator O=- Kiev, Russia (2:463/441.8)
- SU.BOOKS (2:5010/30.47) ------------------------------------------- SU.BOOKS -
 Msg  : 776 из 1921                         Scn                                 
 From : Alexander V. Boychenko              2:463/441.8     Чтв 12 Окт 00 19:54 
 To   : All readers...                                      Суб 14 Окт 00 01:16 
 Subj : Дуглас Рид "Спор о Сионе"                                               
--------------------------------------------------------------------------------
 Привет, All! А так же все остальные!

 Так вот че я хотел добавить к письму (Thursday October 12 2000 17:23), от
Alexander V. Boychenko к All readers...:

 AB> никого предавать смерти". И еще раз Пилат пытался спасти Его,
 AB> предложив "народу" простить одного из двух:-либо Иисуса Христа,-либо
 AB> разбойника и убийцу Варавву. Больших надежд на удачу у Пилата видимо
 AB> не было, поскольку между "народом" и толпой, или чернью, разница не
 AB> велика, и от них трудно ожидать справедливости или милосердия; толпа
 AB> всегда лишь выполняет волю могущественного меньшинства. Неудивительно
 AB> поэтому, что "первосвященники и старейшины возбудили народ простить
 AB> Варавву, а Христа погубить". И сегодня еще та же секта превосходно
 AB> умеет "убеждать" массы во всем, что ей угодно.

 AB>> Воистину так...

=== Вставляю файл Windows Clipboard ===

  Чем дальше уходит время, тем ярче блистают краски этой последней трагической
сцены. Багряница, трость как скипетр, терновый венец и насмешливое величание:
только фарисейские умы могли придумать все эти издевательства, которые и в наше 
время призваны подчеркивать величие победы и унижение побежденных. Скорбный путь
на Голгофу, позорное распятие между двух воров: в этот день Рим подчинился
требованиям фарисеев, как Персия подчинилась требованиям левитов за пятьсот лет 
до того.
  Фарисеи приучили иудейский народ ожидать прихода Мессии, теперь же они распяли
первого, себя им назвавшего. Другими словами. Мессия еще должен придти; согласно
фарисеям, царь из племени Давида, претендент на мировое царство, еще должен
явиться: его ждут и сегодня.
  У Кастейна, в его "Истории Иудаизма" есть глава о жизни Иисуса.
  Объяснив, что Христос был неудачником, автор пишет пренебрежительно; но весьма
характерно: "Его жизнь и смерть - наше дело".

   [.......]

  Фарисеи добились полноты власти в Иерусалиме, как до них того же добились
левиты после отделения Иудеи от Израиля, и в обоих случаях немедленным
следствием была катастрофа. Восстав из этой катастрофы, как феникс из пепла,
фарисеи повторили историю левитов.
  За короткое оставшееся время, пока их маленькая провинция жила в постоянной
смуте, фарисеи предприняли новый пересмотр "закона", тех самых "заповедей
человеческих", которые Иисус Христос подверг столь уничтожающей критике. Как
пишет Кастейн: "Учение фарисеев регулировало всю жизнь еврейства; вся история
иудаизма была переделана с фарисейской точки зрения ...Фарисейство определило
характер иудаизма, а также всю жизнь и образ мыслей евреев на все будущие
времена... сделав сепаратизм главной чертой "их характера".
  Так, непосредственно за явлением Иисуса Христа и Его осуждением "заповедей
человеческих", фарисеи еще более усилили расовый и племенной характер, а также и
жестокость своего "закона", как до них то же сделали и левиты; накануне
окончательного рассеяния иудейского народа, доктрина разрушения, порабощения и
подчинения других народов была доведена до крайнего обострения. В этой связи
заслуживает внимания комментарий Кастейна, который раньше, как уже было
отмечено, писал, что после того, как Hеемия навязал еврейству "Новый Договор",
Тора получила свою "окончательную редакцию", после которой "ни одно слово" в ней
не должно было быть изменено. Более того, ко времени новой фарисейской переделки
Ветхий Завет был уже переведен на греческий язык, так что фарисеи могли вносить 
дальнейшие изменения только в древнееврейский оригинал. Более
вероятно, однако, что слова Кастейна относятся к Талмуду, позднейшему
продолжению Торы, начатому во время последних лет существования Иудеи,
но изложенному письменно лишь много позже. Как бы то ни было, "жизнь и образ
мыслей" евреев были им снова предписаны "на все будущие времена", а "сепаратизм"
подтвержден, как основной догмат иудейского Закона. В 70 г. н. э., через 35 лет 
после смерти Христа, все развалилось. Смута и беспорядки в Иудее дошли до того, 
что Риму пришлось вмешаться. Фарисеи, в свое время признавшие римлян и правившие
Иудеей под их покровительством, остались пассивными.
  Другие народы Палестины, особенно галилеяне, не пожелали подчиниться Риму, и
после целого ряда восстаний и походов, римляне заняли Иерусалим, стерев его с
лица земли. Иудея стала завоеванной территорией и имя ее исчезло из
географических карт. В последующие 19 столетий ни одного еврея в Иерусалиме
долгое время не было. Только самаряне, вернее немногие из них, пережившие
иудейские преследования, были народом, постоянно жившим в Палестине со времен
Ветхого Завета.
  Кастенн называет 70-летний период, закончившийся разрушением Иерусалима,
"героическим веком", вероятно потому, что фарисеи за это время восторжествовали 
над всеми другими в борьбе за душу Иудаизма. Вряд ли он имеет при этом ввиду
борьбу против римлян, поскольку она велась главным образом галилеянами, к
которым Кастейн не питает особых симпатий.

   [.......]

  Перед падением Иерусалима в 70 г. по Р. Х. две группы людей покинули его:
ученики Иисуса Христа и фарисеи. Первые несли человечеству новую весть
народившегося христианства; вторые, предвидя, что грозит Иерусалиму по их же
собственной вине, искали себе новый центр, чтобы оттуда (как левиты из Вавилона)
управлять "евреями", куда бы судьба ни забросила этот народ.
  Эти две маленькие группы странников оказались провозвестниками света и тьмы
которым, как человеку его тени, суждено было пройти через все столетия истории, 
двигаясь все время с Востока на Запад. Корни кризиса сегодняшнего "Запада" ведут
именно к этому исходу из обреченного Иерусалима 19 веков тому назад, поскольку
эти две группы людей принесли нашему миру идеи, примирить которые между собой
невозможно. Раньше или позже, одна из них должна восторжествовать над другой, и 
сейчас, на глазах нашего поколения, разрушающая идея со всей силой стремится к
победе.

   [.......]

  После взятия Иерусалима римляне отчеканили медаль "Judaea devicta - Judaea
capta". Однако, торжество их было преждевременным, ибо Иерусалим можно было
разрушить, а евреев выселить, но правящая секта осталась свободной и
победоносной. Все ее конкуренты вокруг храма были сметены завоевателями, а ей
самой удалось обосноваться в новом "центре" и переселиться туда еще до падения
города. Фарисеи были столь же полновластны в своей новой крепости, как когда-то 
левиты в Вавилоне, но во внешнем мире они выследили своего нового смертельного
врага. Это были люди, верившие в Мессию-Христа и называвшие себя христианами,
хотя они и не отвечали на враждебность фарисеев, ибо их основной догмат был
"любите врагов ваших". Поскольку, однако, догматом фарисейского Закона было
"ненавидь врагов твоих", то уже одно это противоречие было нестерпимым
оскорблением и вызовом для старейшин в их убежище.
  Старейшинам с самого начала было ясно, что для торжества их Закона эту новую
религию нужно уничтожить. Их не остановили протесты в их собственной среде
(которые слышались много раз и раньше, и позже); когда первосвященник и совет
хотели подвергнуть апостолов Петра и Иоанна истязанию плетьми за проповедь и
Храме, Гамалиил сказал: "Обсудите хорошо, что вы собираетесь делать. Если это
дело рук человеческих, оно скоро пройдет само по себе, но если это дело Бога, вы
не можете его уничтожить". Большинство фарисеев явно считало, однако, что их
собственный Закон предписывает им "уничтожить", и что для этого они достаточно
сильны, даже если понадобится вести борьбу сотни лет.
  Hе заботясь о судьбе уцелевших иудеев, фарисеи переселились в новый центр в
Ямнии, также в Палестине, принеся свои темные секреты властвования над людьми,
однако, в совершенно новый мир, непохожий на все прежние. Раньше их племенная
вера была лишь одной из многих. Кровная месть была правилом среди всех людей и
племен. Соседние "язычники", хотя и были обеспокоены необычной свирепостью и
мстительностью иудейской веры, но и сами были немного, лучше. С этого времени,
однако, правящая секта столкнулась с верой, основы которой были, как белое
черному противоположны основам их "Закона", оспаривая их во всем. Мало того, эта
новая идея в мире, по самому характеру и месту рождения новой религии,
была для них упреком на вечные времена.
  Засев в своей крепости, фарисеи готовились к борьбе с новой силой, пришедшей в
мир. Их задача была обширнее задачи левитов в Вавилоне.
  Храм был разрушен, Иерусалим опустел. Иудейское племя давно уже было
раздроблено, а сейчас растворялась и вся иудейская раса. Оставалась "еврейская
нация" из людей самой различной крови и рассеянная по всему известному тогда
миру. Нужно было объединить этих людей под властью племенной идеи и обещанием
"возвращения" в "обетованную" землю "избранного народа". И нужно было, чтобы эта
нация в рассеянии сохраняла веру в свою миссию разрушения среди всех народов,
где она селилась.

   [.......]

  Сейчас, оглядываясь в прошлое, задача, взятая на себя фарисеями, кажется нам
непосильной, поскольку желание влиться в общечеловеческий поток духовной жизни
несомненно должно было быть особенно сильным у народа в рассеянии. Однако,
события показали, что фарисеям удалось достичь представленной ими гигантской
цели: Талмуд надежно изолировал евреев от освобожденных христианством сил
объединения. Два примера из нашего времени показывают, как силен Талмуд еще и
сейчас, через много веков после его составления. Внимательно читая книги братьев
Торо (Thoreau), можно иногда увидеть, что скрыто за стенами Талмуда: в одной из 
книг, например, они пишут о маленьком еврейском мальчике в Польше, которого
обучили, проходя мимо придворного распятия, плевать и говорить: "будь ты
проклят, создатель другой веры", причем, мальчик делал это совершенно
автоматически. А в 1953 г. в Hью-Йорке миссионеры Моравской Иерусалимской церкви
описали захват сионистами Моравского дома для прокаженных, носившего название
"Миссия Иисуса". Первое, что они сделали, было замазать слово "Иисус", стоявшее 
над дверью более ста лет.
  Подобные эпизоды (равно как и запрет в еврейской среде упоминать имя Христа)
являются прямым следствием талмудизма, представляющего собой по сути еще один
"новый закон" со специально антихристианским направлением. Поэтому последующий
период истории Сиона правильнее назвать периодом талмудистов, в отличие от
периодов левитов и фарисеев.

   [.......]

  Однако то, что говорил Павел и другие апостолы, было по тем временам
неизбежным, поскольку стремление к познанию Единого Бога захватывало все
человечество; и люди стремились к учению Иисуса Христа, как растения тянутся к
свету. Возможно, что именно поэтому Христу суждено было появиться среди иудеев: 
иудейская вера была племенным фанатизмом в его самой крайней форме, и поскольку 
всякое действие вызывает равное противодействие, противоположная идея должна
была появиться там, где давление было особенно сильно.

   [.......]

  Ученики Христа вышли из Иерусалима еще до вступления римлян, но и тень
последовала за ними: секта талмудистов шла по следам христианства в течение всех
этих столетий. Двадцатый век стал ареной борьбы между народами, вскормленными
христианством, и сектой, посвятившей себя его разрушению.
  В эту борьбу вовлечен не один только Запад. Человечество повсюду инстинктивно 
искало Единого Бога, и расисты талмуда встретились с новым врагом, когда через
500 лет после Иисуса Христа возник Ислам: арабы, другой семитский народ, также
постигли идею Единого Бога для всех людей.
  Магомет (по Кастейну: "полуобразованный бедуин"), как и Савл на пути в Дамаск,
обрел видение Бога. Его учение во многом напоминало учение Христа, которого он
считал, как Авраама и Моисея, пророком Бога, но не Мессией. Себя он считал
преемником Моисея и Христа, и пророком Бога, единого Бога, Аллаха, творца всего 
мира и Бога всех людей, а не одних только арабов. Эта новая религия, как и
христианство, не проповедовала ненависти к другим религиям. Магомет почитал
Иисуса Христа и Его мать в то время, как талмудистская литература полна
нечестивых насмешек над Hими.
  Магомет считал евреев разрушающей силой, преследующей только свои собственные 
цели. Коран пишете них: "Когда они будут разжигать факел войны, Бог будет тушить
его. Их цель - вызвать раздоры на земле, но Бог не любит сеятелей раздора".

   AB> На это надо обратить особое внимание как фанатствующим мусульманам,
   AB> так и немалому числу христиан, искренне уверенных в том, что
   AB> религия соседей враждебна им. Русским же следует вспомнить о том,
   AB> что в России почти 500 лет мусульмане и православные христиане жили
   AB> в мире и согласии (не без мелких эксцессов, естественно, но и без
   AB> серьезных разногласий). Показательно, что во время русско-турецких
   AB> войн, которые велись во имя освобождения, на стороне русских
   AB> плечом-к-плечу, седлом-к-седлу сражались против своих т.н. "братьев
   AB> по вере" мусульмане, как татары, так и более малочисленные
   AB> мусульманские народы России. И, в отличие от Турции с ее практикой
   AB> янычарства, воевали они добровольно...

 Так в течение многих столетий мудрые люди оценивали эту секту и ее доктрину,
пока в двадцатом веке нашей эры ей не удалось фактически подавить всякое
публичное обсуждение еврейского вопроса. Ислам вскоре распространился в южной
части известного тогда мира, в то время как христианство распространилось на
Западе, а буддизм еще раньше на Востоке. Движение этих трех больших потоков шло 
как бы к слиянию их в отдаленном будущем, ибо ни у одной из трех универсальных
религий не было непримиримых противоречий с другими, и все три едины в
отвержении доктрины разрушения и расового превосходства.
  Христианство и ислам широко разрослись, охватив громадные массы человечества и
показав, к чему оно инстинктивно стремилось. Иудаизм остался далеко позади,
ревниво охраняемый правящей сектой в своей расовой ограниченности. В двадцатом
веке этой секте удалось довести дело до угрозы прямого столкновения между
странами христианства и ислама. Если ей удастся вызвать открытый конфликт, то
наше поколение станет свидетелем борьбы двух великих универсальных религий между
собой во имя окончательного торжества племенного суеверия "господствующей расы".
  Такой может стать развязка той странной истории, которая началась девятнадцать
веков тому назад, когда две группы столь различных между собой людей вышли из
ворот Иерусалима.

   [.......]

  Для правоверного сиониста, как Кастейн, семнадцать веков расцвета христианской
культуры и цивилизации - пустая страничка истории; одно только "преследование
евреев" заслуживает в эту эпоху внимания, все остальное - ничего не значащие
пустяки: Иегова использовал в этот период язычников для наказания евреев,
одновременно готовя торжество избранного народа: "а за то, что язычники сделали,
они еще заплатят", - пишет Кастейн.
  Для него единственным достижением семнадцати веков человеческой истории было
то, что евреи, благодаря своим мудрым талмудистским правителям, смогли в эту
эпоху сохранить свою полную обособленность от других народов.
  Бесспорно это было немалым достижением; ничто в истории не может сравниться с 
тем вредом, который принес человечеству этот успех сионских мудрецов. Их Талмуд 
оказался надежной "оградой вокруг закона" и смог семнадцать столетий успешно
противостоять действию центробежных сил, вовлекавших евреев в общечеловеческий
поток жизни.
  Пока талмудисты укрепляли свои ограды, принявшие христианство европейцы
непрерывно трудились, обогащая свою жизнь его моральными ценностями, уничтожив
рабство и крепостничество, устранив неравенство и привилегии, и возвысив
достоинство человека. Это был процесс "эмансипации" человечества, который к
началу 19-го века восторжествовал над кастовой системой абсолютизма.
  Евреи, под руководством своих талмудистских вождей, играли в борьбе за эту
эмансипацию ведущую роль. Само по себе, это казалось естественным, поскольку для
всех христиан, с самого начала, смысл эмансипации был в обретении свободы всеми 
людьми, вне зависимости от расы, класса или веры.
  В этом была сама суть борьбы: иное или меньшее лишило бы борьбу всякого
смысла.
  Тем не менее налицо был явный парадокс, часто смущавший и тревоживший народы, 
среди которых жили евреи. Их "закон" провозглашал теорию господствующей расы в
самой непримиримой и враждебной форме, какую только могло представить себе
человеческое воображение. Как же могли евреи нападать на национальное
самосознание других народов? Как могли евреи добиваться уничтожения всех
барьеров между людьми, в то время как они сами воздвигли еще более высокие
барьеры между собой и всеми остальными? И, с другой стороны, если по их истории 
Бог создал мир специально для их господства, запретив им смешиваться с
"низменными" созданиями, то как могли они жаловаться на дискриминацию?
  События последних ста пятидесяти лет дали ясные ответы на эти вопросы. Евреи
хотя и боролись за эмансипацию, но их целью в этой борьбе вовсе не была великая 
идея человеческой свободы, поскольку иудейский "закон" принципиально эту идею
отвергал.
  Правители еврейства стремились не к свободе, а к власти над другими народами, 
и они ясно видели, что для достижения этой власти нужно уничтожить их законные
правительства, а самым верным путем к этому был лозунг эмансипации.
  Таким образом т.н. эмансипация открыла двери для непрерывного вмешательства
революционных сил в жизнь народов, разрушив законное правительство,
революционеры должны были придти к власти, являясь, в свою очередь,
ставленниками талмудистов и действуя по их указаниям и под их контролем. Тем
самым должен был быть осуществлен Моисеев Закон, а Западу уготован конец
Вавилона.
  События 20-го века ясно показывают, что именно над этим планом работали
талмудистские старейшины в продолжении всего третьего периода истории Сиона,
т.е. с 70 по 1800 г.г. по Р.Х. Слово "эмансипация" означало совершенно различные
вещи для христианских народов Европы, среди которых жили евреи, и для
талмудистских вождей еврейства. Для народных масс эмансипация была концом
неравенства и закрепощения; для могущественной секты она была только началом,
средством для достижения совершенно противоположной цели: наложения на людей
оков нового, еще более жестокого рабства.
  В этом предприятии таилась серьезная опасность. С уничтожением барьеров между 
людьми мог быть уничтожен барьер между евреями и другими народами; это свело бы 
на нет все планы талмудистов, уничтожив силу, которую нужно было сохранить для
разрушения других народов с помощью "эмансипации".
  Это почти и произошло в четвертом периоде истории Сиона: столетие эмансипации 
(1800-1900 по Р.Х.) принесло с собой угрозу "ассимиляции". В столетие "свободы" 
многие евреи и в Западной Европе, и в Новом Свете за океаном пытались сбросить
цепи иудейского "закона" и влиться в жизнь других народов. Именно поэтому
сионистский историк Кастейн считает девятнадцатое столетие темнейшим периодом
еврейской истории; грозила смертельная опасность, что евреи смогут принять
участие в общечеловеческой истории, но к счастью - для Кастейна - эту опасность
удалось предотвратить. С нескрываемым ужасом он рассуждает о том, как
ассимиляция могла бы разрушить защитные барьеры иудейской расы и веры.
  Эмансипационное движение среди евреев 19-го века для него глубоко ретроградно,
и он благодарит Бога за то, что "сионистская идеология" спасла
евреев от ассимиляции.
  Следующий, пятый период истории еврейства начался на переломе 20-го века, и в 
нем мы живем в настоящий момент. Ограды талмудистского закона смогли устоять, и 
к концу четвертого периода своей истории евреи, полностью "эмансипированные" в
понятии "3апада", в действительности продолжали оставаться обособленными от всех
остальных под охраной собственного закона. Кто пытался освободиться в сторону
"ассимиляции", загонялись обратно в племенную ограниченность мистическими силами
еврейского национализма.
  С помощью эмансипации правящей еврейской секте удалось достичь власти над
нееврейскими правительствами и добиться второго "возвращения" в обетованную
землю. Этим был восстановлен Закон 458 г. до Р.Х., с его миссией разрушения
других народов и господства над ними. В вены мирового еврейства был влит яд
шовинизма и действие этого яда будет с течением времени усиливаться. Власть
секты над правительствами Запада была умело использована для достижения
намеченной цели. И весь мучительный процесс современного разрушения Запада -
результат честолюбивых замыслов Сиона, возрожденных из древности и ставших в
20-ом веке мерилом западной политики.
  К моменту написания этой книги пятый период еврейской истории длится всего
полвека (рукопись была закончена в 1956 г. - прим. перев.), но достигнутые
результаты оказались весьма внушительными. "Моисеев Закон" навязан западным
народам и они фактически живут под его контролем; правит он, а не их собственные
законы. Политическим и военным операциям двух мировых войн было придано
направление, служившее сионистским амбициям, а миллионы погибших и все богатства
Запада пошли им на пользу.
  Сорок лет непрерывного кровопролития в Палестине - только начало.

   AB> А на сегодня уже почти девять десятилетий! И стоит ли удивляться,
   AB> что каждый президент США хотя бы один раз за срок осуществляет
   AB> паломничество в Израиль, а все усилия США по урегулированию
   AB> ситуации в этом регионе еще ни разу не принесли реальных
   AB> результатов. Почему? Потому что они добиваются не мира между
   AB> Израилем и арабами, а победы Израиля...

  Третья мировая война в любой момент может начаться там и распространиться на
весь мир, но даже если она началась бы в другой части земного шара, она
неизбежно служила бы честолюбию Сиона, которое не будет окончательно
удовлетворено до тех пор, пока евреями не будет завоевана гораздо более обширная
территория на Ближнем Востоке, не будут низвержены "другие боги" и порабощены
"все народы".
  Кастейн видит в этом пятом периоде еврейства его золотой век, в котором "будет
восстановлен ход истории", по прошествии и ликвидации маловажного и не имеющего 
исторического смысла промежутка, известного как христианская эра, а сионизм,
преступно лишенный, по его мнению, в 70 г. по Р.Х. предназначенного ему мирового
господства, преодолеет этот "перерыв" в истории и вступит в законные права
наследства.

=== Конец вставки ===

    -[ Kiev ]-      Со всякими к Вам наилучшими, Шурик (AKA Civilizator).
    [ Russia ]    mailto:civil@metaljars.kiev.ua * FidoNet: 2:463/244.144

 * Я не считаю, что владелец одной души "мелкий собственник". (С.Е.Лец)

--- GoldED+/W32 1.1.3.2
 * Origin: -=O Civilizator O=- Kiev, Russia (2:463/441.8)
- SU.BOOKS (2:5010/30.47) ------------------------------------------- SU.BOOKS -
 Msg  : 777 из 1921                         Scn                                 
 From : Alexander V. Boychenko              2:463/441.8     Чтв 12 Окт 00 22:15 
 To   : All readers...                                      Суб 14 Окт 00 01:16 
 Subj : Дуглас Рид "Спор о Сионе"                                               
--------------------------------------------------------------------------------
 Привет, All! А так же все остальные!

 Так вот че я хотел добавить к письму (Thursday October 12 2000 19:54), от
Alexander V. Boychenko к All readers...:

   Эта глава оказалась настолько интересной, что я решил привести ее полностью:

=== Вставляю файл Windows Clipboard ===

                                Глава 14

                          КОЧУЮЩЕЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

  Фарисейские старейшины, переселившиеся в Ямнию еще до разрушения Иерусалима в 
70 г. по Р.Х., ставили себе целью, как в свое время левиты в Вавилоне,
установить новый центр власти и контроля, чтобы держать в повиновении рассеянную
теперь по всему миру организацию. Они привезли с собой богатый опыт из
Иерусалима и Вавилона, вместе с накопленными вековыми тайнами управления, и
образовали своего рода кочующее правительство, которое с тех пор и до
сегодняшнего дня осуществляет власть над евреями.
  Еще накануне последних сражений с римлянами, пишет Кастейн, "...группа
учителей, ученых и воспитателей переправилась в Ямнию, возложив на свои плечи
судьбу целого народа и приняв ответственность за нее в последующие века... в
Ямнии были созданы центральные органы управления еврейского народа... Как
правило нация, разгромленная так жестоко как еврейская, должна была погибнуть.
Но еврейский народ не погиб... он уже раньше, во времена вавилонского плена,
научился приспособляться к обстоятельствам... и он пошел этим путем и на сей
раз".
  Древний Синедрион, источник законодательной, административной и юридической
власти, был восстановлен в Ямнии под другим названием.
  Сверх того была создана Академия для дальнейшей разработки Закона.
  Книжники и здесь продолжали далее распознавать мысли Иеговы, трудясь над
толкованием закона, уже столько раз якобы облеченного в окончательную форму.
Поскольку, согласно иудейским догматам. Закон должен был регулировать все без
исключения отправления человеческой жизни в постоянно изменяющихся условиях, он,
естественно, никогда не мог, и не может до сих пор, быть закончен и должен
постоянно дополняться.
  Кроме этой постоянной необходимости пересмотра Закона, возник еще новый
фактор, христианство, и нужно было определить отношение к нему Закона. Так
прежни закон, т.е. Тора, получил обширное дополнение в виде Талмуда, вскоре
приобретшего равный и даже еще больший авторитет.
  Закон, исходивший из Ямнии, "воздвиг непреодолимый барьер против внешнего
мира", принудил к подчинению "смертельно строгой" дисциплине и держал
новообращенных в должном почтении. Целью всего этого было сделать жизнь евреев
совершенно отличной от жизни других народов. Любой закон, решенный в Синедрионе 
большинством голосов, становился обязательным для иудейских общин в рассеянии;
"неподчинение наказывалось отлучением, что полностью исключало провинившегося из
общины". Так был "окончательно установлен центр этого круга, и сам круг в
виде закона, обнесенного стеной вокруг управляемого им народа".
  Во время этого же периода (до того, как христианство стало официальной
религией Рима) "центр" в Ямнии издал секретный указ, разрешавший евреям
приспосабливаться к обстоятельствам и, в случае нужды, переходить в "языческие
религии", для вида отказываясь от своей веры.
  Управление из Ямнии длилось около столетия, после чего центр переехал в Ушу в 
Галилее, где снова был восстановлен Синедрион. "Иудаизм обосабливался, все
сильнее оттачивая свои особые черты". В это же время была выработана специальная
формула проклятия для еврейских христиан. В 320 г. по Р.Х. римский император
Константин принял христианство, издав законы, воспрещавшие браки между
христианами и евреями и запрещавшие евреям держать рабов - христиан. Эта
естественная реакция на расовую дискриминацию и "рабовладение инородцами",
предписывавшиеся талмудистским правительством в Уше, была, разумеется, тут же
объявлена новым "преследованием", и, чтобы избежать его, центр вновь переселился
назад в Вавилон, где еще жила иудейская колония, которая 800 лет назад предпочла
остаться там, не пожелав переселяться в Иерусалим.
  Талмудистское правительство обосновалось в Суре, а Академия переселилась в
Пумбедиту. Талмуд, начатый В Ямнии и Уше, был закончен в Суре и Пумбедите.
Евреи, где бы они ни жили, "были окружены кольцом громадных размеров и
колоссальной эластичности"; мистический круг страха и предрассудков стягивался
все туже и туже.
  В Суре правил т.н. Экзиларх, князь плена из дома Давида, однако со временем он
превратился всего лишь в символическую личность. После этого, т.н. президент
Академии, фактически первосвященник и премьер-министр, "устанавливал правила и
предписания не для одних только вавилонских евреев, но и для всего еврейства... 
Евреи всего мира признавали вавилонские академии своим верховным центром и
считали обязательными для себя все издаваемые ими законы". Так были закабалены и
подчинены власти талмудистов в Вавилоне эти нации внутри наций и государства в
государствах.
  Суть догмы оставалась той же, как ее создали и навязали своему народу еще
Иезекииль, Ездра и Неемия, но теперь Талмуд сменил Тору, как Тора в свое время
сменила "устное предание". Руководители академий в Суре и Пумбедите назывались
"гаонами" и начали осуществлять полную власть над рассеянными по всему миру
евреями. Призрачные экзилархи, впоследствии именовавшиеся "назимами" или
князьями, назначались или утверждались ими, а синедрион вынужден был передать им
свои полномочия, или же был их лишен. Если где-либо среди мирового еврейства
возникали сомнения насчет толкования или применения Закона в любом вопросе
повседневной жизни, дело передавалось на рассмотрение Гаоната. В далеком
Вавилоне от имени Иеговы выносились суждения и решения, так называемые "Ответы
Гаоната", обязательные для всего мирового еврейства, и неподчинение им каралось
отлучением.
  Талмудистское рабство нависло над рассеянным еврейством "как тесно сплетенная 
сеть.., над их праздниками и буднями, над их делами и молитвами, над всей их
жизнью и каждым их шагом... в жизни еврея ничто не должно было происходить
случайно или по его собственному решению". Это был абсолютный деспотизм,
отличавшийся от других только расстоянием между деспотами и их подчиненными. В
условиях благих намерений, сообщество, управляемое такими методами, может
оказать благотворное влияние на жизнь окружающих его народов; при злых,
разрушительных намерениях такая система внутри других народов действует как
заряд динамита в скале, взрываемой с далекого расстояния...
  В продолжении шестисот лет талмудистское правительство в Ямнии, Уше и Суре
оставалось в родных, восточных землях, где его характер был близок и понятен
окружающему населению. Оно знало его и умело-либо мириться с жестокой племенной 
доктриной,-либо ей противостоять, если им не слишком мешали чужие власти: можно 
было найти компромисс для повседневного мирного существования.
  Затем произошло событие, результатом которого стали грозные потрясения нашего 
времени: талмудистское правительство переселилось в христианскую Европу,
обосновавшись среди народов, для которых их догма и методы были не только чужды,
но вообще непостижимы. Это привело, в ходе столетий, к постоянным столкновениям 
чуждой веры и амбиций с интересами местного населения, что продолжается и в наше
время.
  Характеры обеих сторон были совершенно различны; люди Запада, (особенно в
северных широтах) по своей природе прямодушны, они не скрывают своих целей и
открыто говорят о своих планах, а христианство укрепило эти врожденные черты
характера. Чуждая сила, пришедшая к ним, обладала прямо противоположными
качествами: восточной утонченностью и заговорщической скрытностью; употребляя
слова только для маскировки действительных целей. По сравнению с людьми Запада, 
это давало ей большие преимущества.
  Уход евреев в Европу был результатом завоеваний Ислама. Арабы под знаменем
пророка изгнали римлян из Палестины, а власть в стране перешла в руки ее
природных обитателей, живших там около 2000 лет до того, как в ней появились
первые иудейские поселенцы. Владычество арабов продолжалось около 900 лет, до
1517 г., когда Палестину завоевали турки.
  Немалый интерес представляет сравнение того, как относились к пленным
магометане и иудеи. Приказ калифа арабским завоевателям в 637 г. по Р.Х. гласил:
"Вы не должны быть вероломными, нечестными или невоздержанными, не должны
увечить пленных, убивать детей и стариков, рубить или сжигать пальмы или
фруктовые деревья, убивать овец, коров иди верблюдов. Не трогайте тех, кто
посвящает себя молитве в своей келье".

   AB> Очень интересно, не правда ли?! Нам чуть не каждый день с экранов
   AB> вещают, что ислам чуть ли не по определению жесток и
   AB> бесчеловечен... В мусульманских странах вещают соответственное про
   AB> христианство. А руки на этом всем греют евреи...

  Приказ "Иеговы", согласно Второзаконию 20, 16 говорит об ином: "А в городах
сих народов, которых Господь Бог твои дает тебе во владение, не оставляй в живых
ни одной души".
  Из Палестины ислам распространил свои владения на всю Северную Африку, и
многочисленные евреи оказались под его властью. Затем арабы повернули против
Европы и вторглись в Испанию, а с ними тень талмудистского сионизма нависла и
над Западом. Как известно из истории, евреи "деньгами и людьми поддерживали"
завоевания мавров. Они шли вслед за завоевателями, относившимися к ним
чрезвычайно благосклонно, и город за городом передавался под контроль евреев. О 
евреях было сказано даже в Коране: "...их целью будет сеять на земле разлад", и 
армии ислама сильно помогли в достижении этой цели.
  Христианство в Испании ушло в подполье. Это создало благоприятные условия для 
талмудистов, и они перенесли свой центр из Вавилона в Испанию. Начался тот
процесс, результаты которого мы переживаем в наше время, и Кастейн пишет:
"Еврейство, будучи разбросано по лицу земли, все-таки стремилось создать
фиктивное государство, взамен потерянного, и общий центр управления... Теперь
было сочтено выгодным расположить этот центра Испании, и сюда было перенесено с 
Востока национальное управление. Как в свое время, волей Провидения, Вавилон
сменил Палестину, так сейчас Испания заняла место Вавилона, который не мог
больше функционировать как центр иудаизма. Все, чему мог послужить Восток, уже
было достигнуто. Там были выкованы цепи, которыми каждый мог привязать себя к
Талмуду, чтобы не быть проглоченным окружающей средой".
  Заметим только, что люди редко по собственной воле связывают себя цепями,
выкованными для них. Как бы то ни было, еврейский плен был столь же тесен, как и
раньше, может быть даже еще теснее, но это было, разумеется, делом самих евреев.
  То, что еврейское правительство переселилось в Европу, стало для Запада фактом
первостепенного значения. Разрушительная идея и управляющий ею центр вторглись
теперь на континент. Талмудистское правительство еврейской нации внутри наций
продолжало свою деятельность с испанской территории. Гаонат издавал свои
декреты, талмудистская Академия обосновалась в Кордове; время от времени
существовал даже Номинальный Экзиларх, правивший евреями.
  Все это делалось под защитой ислама. Мавры, как до них Вавилон и Персия, были 
весьма благосклонны к этой силе, жившей в их среде. Для испанцев облик
завоевателя все больше и больше напоминал еврея, и все меньше и меньше мавра.
Завоевателями были мавры, но власть перешла в еврейские руки. На глазах всего
мира происходило одно и то же, сначала в Вавилоне, затем в Испании, а в
последние столетия то же повторяется и в больших странах Запада.
  Господство мавров в Испании длилось почти 800 лет. Затем последовали
освободительные войны, и когда в 1492 году Испания окончательно сбросила это
долгое иго, то не только мавры, но и евреи были изгнаны. Их отождествляли с
правлением чужеземцев, с которыми они прибыли в страну, и когда кончилось чужое 
господство, выгнали и евреев.
  "Центр" талмудистского правительства был после этого переведен в Польшу. Это
произошло около четырехсот лет тому назад, и с этого момента история Сиона
окутывается тайной: Почему местом для правительства была избрана Польша? До
этого времени в анналах истории не было никаких следов более или менее
значительной миграции евреев в Польшу. Наводнившие завоеванную маврами Испанию
евреи пришли из Северной Африки и, покидая ее, они в массе своей вернулись туда 
же или переехали в Египет, Палестину, Италию, Турцию и на Греческие острова.
Другие их колонии существовали уже ранее во Франции, Германии, Голландии и
Англии, теперь они росли за счет переселенцев из Испании. Но нет никаких данных 
о сколько-нибудь значительном переселении испанских евреев в Польшу, ни о
массовой иммиграции евреев в Польшу когда-либо раньше.
  Однако, когда в начале 16-го века "центр" иудаизма был перенесен в Польшу,
"там начало существовать еврейское население числом в несколько миллионов", как 
пишет Кастейн. Однако миллионные населения не начинают неожиданно
"существовать". Кастейну это также ясно, но, вместо того, чтобы дать объяснение,
он затемняет эту историю, отмечая, как бы мимоходом, что размер этой общины, о
которой до тех пор ничего не было известно, "зависел более от эмиграции,
по-видимому из Франции, Германии и Богемии, чем от какой-либо иной причины". Он 
не объясняет, какие иные причины он мог бы иметь в виду, и для обстоятельного
историка довольно странно в данном случае ограничиваться произвольными
догадками.
  Заметим, однако, что если сионистские историки обходят какую-либо проблему
стороной, то достаточно присмотреться внимательнее, и дело выплывает наружу. Так
и в данном случае, неловкая увертка Кастейна пытается скрыть важнейший факт в
истории Сиона, а именно то, что мировой "центр" еврейского правления был в это
время перенесен в район наибольшего скопления народа, неизвестного до тех пор,
как еврейского, и фактически никогда им в буквальном смысле слова и не бывшего. 
В нем не было никакой иудейской крови (а надо сказать, что к этому времени
иудейская кровь почти полностью иссякла даже среди западноевропейских
евреев), а их предки никогда не знали Иудеи, будучи взращенными на татарской
земле. Это были хазары - народ тюрко-монгольской расы, обращенные в иудаизм в 7 
веке нашей эры - единственный в истории случай, когда большая масса людей чуждой
крови приняла иудейство (поскольку Идумеи все же были "братьями" по крови).
  Можно только догадываться, почему талмудистские старейшины разрешили и
поощряли переход хазар в иудейство; без этого прилива новой крови "еврейский
вопрос", по-видимому, давно уже был бы разрешен, перестав попросту существовать.
  Это событие (о котором в одной из следующих глав будет сказано подробнее)
имело для Запада жизненное, а может быть даже и смертельное значение.
Естественный инстинкт подсказывал Европе, что главная опасность для ее
существования всегда грозила из Азии. С момента переноса еврейского "центра" в
Польшу азиаты начали двигаться на запад под маской "евреев", приведя Европу в ее
нынешнее критическое состояние. Их обращение в иудейство произошло настолько
давно и они проживали так далеко от Европы, что западный мир никогда ничего бы о
них не узнал, если бы талмудистский центр не был основан среди них, сгруппировав
их вокруг себя.
  Когда они стали известны в Европе, как "восточные евреи", то им помогла
переделка слов "иудаист" или "иудей" в "еврея", поскольку разумеется никто
никогда не поверил бы, что они были иудеями или выходцами из Иудеи. С той поры, 
как они стали руководителями еврейства, догма "возвращения" в Палестину стала
проповедоваться от имени народа, не имевшего ни капли семитской крови, ни даже
намека на палестинское происхождение их предков. Талмудистское правительство
управляло с тех пор армиями совершенно чуждого ему народа азиатского
происхождения.

   AB> Неплохое основание для возвращения на "родину предков",
   AB> "историческую родину"?! :)

  Опять, на этот раз в Польше, было основано по сути независимое государство в
государстве, снова воспользовавшееся благосклонностью коренного населения к
пришельцам. И снова, как и раньше, и как много раз позже, талмудистские евреи
оказались непреклонно враждебными по отношению к приютившему их народу.
  Кастейн дает нам описание этого независимого еврейского правительства в
польской фазе его существования. Талмудистам было разрешено выработать
собственную "конституцию", и в 16-17 веках евреи жили в Польше под управлением
совершенно автономного правительства.
  Как пишет Кастейн, это правительство создало "железную систему полной
автономии и железную религиозную дисциплину, неизбежно отдавшую власть в руки
правящей олигархии и приведшую к появлению мистицизма в его крайней степени" (мы
видим здесь аналогию с тем, как в наше время вырастали под железной дисциплиной 
и в строгой изоляции коммунистические и сионистские революционеры).
  Автономное талмудистское правительство получило название Кагала.
  Hа собственной территории Кагал был полновластным правительством под польским 
протекторатом. Он облагал налогами гетто и общины, выплачивая польскому
правительству определенную сумму. Он издавал законы, регулировавшие все без
исключения отношения и сделки между евреями, и имел право привлекать к
ответственности, судить, осуждать или освобождать.
  Номинально эта власть не имела права осуждать на смерть, однако, как пишет
известный еврейский историк нашего времени, Сало Барон: "В Польше, где еврейский
суд не имел права смертной казни, процветала внесудебная практика линчевания и
она открыто поощрялась раввинами, например Соломоном Лурия". (Эта цитата
показывает, что скрывается за частыми, хотя и весьма осторожными ссылками
Кастейна на "железную дисциплину", "безжалостную дисциплину", "смертельно
суровую дисциплину" и т.п.) Фактически в Польше было воссоздано еврейское
государство, управляемое талмудистами. Кастейн пишет: "Такова была конституция
еврейского государства, насажденного на чужой земле, окруженного стеной
чужестранных законов со структурой, частью собственной, частью навязанной. У
него был свой собственный еврейский закон, свое священство, свои школы и свои
социальные учреждения, а также свои представители в польском правительстве...
фактически, налицо были все элементы, создающие государство... Это было
достигнуто в немалой степени, благодаря сотрудничеству польского правительства".
  В 1772 г. произошел раздел Польши и эта громадная община "восточных евреев",
сплоченная как государство в государстве, оказалась разъединенной новыми
государственными границами, причем большая ее часть оказалась в пределах России.
В этот момент, впервые за два с половиной тысячелетия и меньше, чем за двести
лет до наших дней "центр" еврейского правительства вдруг исчезает из поля
зрения. До 1772 года он существовал непрерывно: в Иудее, Вавилоне, снова в
Иудее, в Галилее, опять в Вавилоне и, наконец в Испании и в Польше.
  По Кастейну, "центр прекратил свое существование"; читателям внушается, будто 
с этого момента централизованного контроля над мировым еврейством больше не
существовало. В действительности, однако, как вся прошлая история долгого и
мощного существования этого центра, так и важнейшие события последующего
столетия, опровергают это утверждение.
  Сам Кастейн выдает истину, с торжеством сообщая далее, что в 19-ом столетии
"оформился еврейский интернационал". Не подлежит ни малейшему сомнению, что
"центр" продолжал существовать и после 1772 года, но работал тайно.
Последовавшие события ясно показывают, почему ему выгодно было уйти в подполье.
  Наступившее за этим столетие было эпохой революционных заговоров,
коммунистических и сионистских - этих двух доминирующих политических движений
нашего века. Талмудистский "центр" был одновременно и центром этого заговора.
Оставаясь открытым, он сделал бы видимым и источник этой конспирации, а заодно и
отождествил бы восточных, талмудистских евреев с этим заговором.
  Положение стало ясным, когда в результате революции 1917 года Россия оказалась
под властью правительства, состоявшего почти из одних только евреев. Однако, к
этому времени власть евреев над европейскими правительствами была уже столь
велика, что вокруг характера этого нового "русского" правительства был
организован заговор молчания. Если бы международный центр оставался видимым, то 
европейские народы вовремя распознали бы, что правительство талмудистского
еврейства, борясь на словах за "эмансипацию", в действительности подготовляло
революции для уничтожения всего того. что народы могли бы в результате этой
эмансипации выиграть.
  Только русские, среди которых к тому времени жила самая многочисленная из
еврейских общин в мире, хорошо знали, что произошло.
  Цитируем Кастейна: "Русским всегда казалось странным, что евреи не желали
смешиваться с окружающим населением, и они пришли к выводу, что тайный еврейский
Кагал преследовал свои особые цели, и что существовал также и Всемирный Кагал". 
Говоря далее о "еврейском интернационале" 19-го столетия, Кастейн сам подтвердил
правильность этого русского вывода.
  Другими словами, "правительство" продолжало действовать, хотя и тайно, а
возможно и в видоизмененной форме, на которую намекает Кастейн словом
"интернационал". Есть основания считать, что в настоящее время "центр" не
расположен в какой-либо одной стране, и что, хотя его власть сконцентрирована
главным образом в Соединенных Штатах Америки, она осуществляется в форме
директората, размещенного внутри многих государств и работающего согласованно,
поверх голов правительств и народов этих стран. В период таинственного
исчезновения "центра" с поверхности, русские, оказывается, были осведомлены
лучше других и их предположения оказались совершенно правильными.

   AB> !!!!!!!!!!!!

  Сейчас уже нет особого секрета в том, как этот международный директорат
получает и осуществляет свою власть над нееврейскими правительствами; за
последние полвека собрано достаточно достоверной и открыто опубликованной
информации по данному вопросу, и в нашей книге ниже мы осветим его подробнее.
Гораздо труднее понять многовековое закабаление еврейства, рассеянного по всему 
миру: как удается маленькой секте держать этот народ в тисках примитивного
племенного закона в течение двадцати пяти столетий?
  В следующей главе мы постараемся показать методы, применявшиеся в течение
самого долгого периода истории Сиона - талмудистского периода, длившегося с 70
по 1800 г.г. по Р.Х. В этих методах так много чисто восточного и азиатского, что
западному уму они часто непостижимы; они гораздо понятнее тем, кто познал эти
методы на собственном опыте жизни среди "восточных евреев" перед второй мировой 
войной, или в странах, где власть находится в руках тайной полиции и держится на
страхе и терроре.

=== Конец вставки ===

    -[ Kiev ]-      Со всякими к Вам наилучшими, Шурик (AKA Civilizator).
    [ Russia ]    mailto:civil@metaljars.kiev.ua * FidoNet: 2:463/244.144

 * Hе пребывай в спокойном равнодушье -
   Неверен мир, продаст тебя за гpош.
   Дурную суть скрывает вид обманный -
   В поступках злобен, а лицом пpигож. (Рудаки)

--- GoldED+/W32 1.1.3.2
 * Origin: -=O Civilizator O=- Kiev, Russia (2:463/441.8)
- SU.BOOKS (2:5010/30.47) ------------------------------------------- SU.BOOKS -
 Msg  : 778 из 1921                         Scn                                 
 From : Alexander V. Boychenko              2:463/441.8     Чтв 12 Окт 00 23:06 
 To   : All readers...                                      Суб 14 Окт 00 01:16 
 Subj : Дуглас Рид "Спор о Сионе"                                               
--------------------------------------------------------------------------------
 Привет, All! А так же все остальные!

 Так вот че я хотел добавить к письму (Thursday October 12 2000 22:15), от
Alexander V. Boychenko к All readers...:

=== Вставляю файл Windows Clipboard ===

  Когда составление Талмуда было закончено, встал вопрос, сможет ли правящая
секта навязать этот очередной Новый закон евреям, рассеянным по всей земле,
подобно тому, как в свое время Ездра и Hеемия в 444 г. до Р.Х. с персидской
помощью заставили иудеев в Иерусалиме подчиниться тогдашнему Новому Договору.
Секта успешно справилась и с этой задачей.
  На Втором Всемирном Сионистском Конгрессе в Базеле в 1898 году сионист из
Киева доктор Мандельштам заявил: "Евреи категорически отвергают всякую идею
слияния с другими народами и остаются верными своей исторической надежде, то
есть созданию мировой еврейской империи".
  Двадцатое столетие является свидетелем усилий, которые делаются для
осуществления этой надежды. Создание системы еврейского гетто во многом
способствовало успехам талмудистов. Непрерывной пропагандой удалось добиться
того, что в двадцатом веке многие считают "гетто" чем то вроде концентрационных 
лагерей, в которых евреев держали их нееврейские "преследователи". Такому же
извращению фактов подверглась и вся история несправедливости и угнетения самых
различных групп населения на Западе: в двадцатом веке из нее было выброшено все,
пока не осталось одно только пресловутое "преследование евреев".
  В продолжение последних 1900 лет большое число людей нередко подвергалось
преследованиям. В соответствии с их численностью страдали и евреи, так что в
конечном счете их доля среди преследуемых была небольшой. Во время самых
жестоких преследований нашего века - в Советской России - угнетали не евреев,
угнетали они сами. Автор этих строк познал это на собственном опыте, без
которого ему вряд ли удалось бы осветить этот факт. Гетто вовсе не были созданы 
неевреями для евреев. Они были логической необходимостью, вытекавшей из
талмудистского закона, и ведут свое начало от иудейского опыта в Вавилоне.
Кастейн характеризует Талмуд, как "дом", который евреи всегда переносили вместе 
с собой. Однако для своего физического существования им также нужны были стены и
крыша.
  Талмуд установил, что неевреи не могли быть для евреев "соседями" и что еврею 
не разрешалось продавать "чужому" земельную собственность, граничившую с
участком другого еврея. Эти положения не могли иметь иной цели, как обособление 
Евреев от других народов и изоляции их в гетто.
  Первое гетто было создано левитами в Вавилоне по разрешению местных властей.
Следующим в истории гетто был Иерусалим, где Hеемия, при поддержке солдат
персидского царя, обнес город стенами и изгнал из него всех, кроме иудеев.
Позднейшие гетто, возникавшие в Европе, создавались по этим образцам. Для
современного еврея система гетто вероятно является самой обременительной из
всего его духовного наследства; как писал еврейский поэт, "Гетто, мой друг,
гетто, где все надежды гибнут при рождении".
  Современные евреи, не знавшие гетто, испытывают, думая о нем, подсознательный 
страх, хотя оно и было исключительным изобретением талмудистов, которому
подчинялись их предки. Оно было идеальным средством, чтобы запереть, как в
загоне, рассеянные по всему свету общины, взять под контроль умы людей и
получить над ними полную власть.
  Требования организовать гетто исходили от самих талмудистов (разумеется, за
пределами Польши, где вся еврейская жизнь протекала внутри гетто). Современные
представления, будто гетто означало дискриминацию, - часть той же легенды о
"преследовании", главной целью которой является запугать евреев и заставить их
бояться самостоятельной жизни вне общины._1_ Той же цели служит и сегодняшний
миф об "антисемитизме".
  В древней Александрии, которую можно было охарактеризовать, как Hью-Йорк
древности, и в средневековых Каире и Кордове евреи были собраны в отдельные
кварталы по требованию раввинов, желавших держать свою паству в изоляции. В 1084
г. евреи германского города Шпейера направили правящему монарху петицию, прося
устроить гетто; в 1412 г., по ходатайству евреев, гетто были утверждены законом 
во всей Португалии.
  Возведение стен гетто в Вероне и Мантуе столетиями праздновалось во время
ежегодных еврейских праздников Пурим. Гетто в России и Польше были существенной 
составной частью талмудистской организации, и любая попытка отменять их
немедленно была бы объявлена "преследованием".

   AB> =======

  Когда по распоряжению Муссолини в начале 30-х годов было уничтожено римское
гетто, еврейская печать оплакивала это событие в следующих словах: "Исчез один
из самых замечательных памятников еврейской жизни. Там, где лишь несколько
месяцев назад бился пульс активной еврейской жизни, остались только немногие
полуразрушенные здания, как последняя память об исчезнувшем гетто. Оно пало
жертвой фашистской любви к красоте, и по приказу Муссолини гетто было стерто с
лица земли". Так уничтожение гетто объявляется актом "фашизма", а первоначальное
создание гетто (по требованию самих евреев) трактуется теперь сионистскими
историками, как "преследование еврейства".

   AB> =======
   AB> Кто там советовал проехаться до Праги и взглянуть на гетто? Вы
   AB> считаете, что я увижу там что-то для себя новое? :)

  В эпоху эмансипации гетто исчезли, поскольку их сохранение показало бы слишком
наглядно, что вожди еврейства видели смысл эмансипации вовсе не в достижении
всеобщего равенства. В "Еврейской Энциклопедии" издания 1903 г. говорится: "В
настоящее время во всем цивилизованном мире нет ни одного гетто в первичном
смысле этого слова". Эта оговорка весьма существенна, потому что во многих
местах евреи, в той или иной форме, продолжают жить тесно спаянными общинами.
Конечно стен, окружающих гетто, больше нет, но например закон, запрещающий без
разрешения продавать "чужим" землю, граничащую с еврейской, остается в силе. Для
примера можно сослаться на Монреаль в Канаде, где, благодаря таким методам, весь
район города к востоку от центральной горы сплошь населен евреями, не хуже, чем 
если бы это было настоящим гетто.
  Упадок гетто в эпоху эмансипации был чувствительным ударом по главным устоям
талмудистской власти. Нужно было найти ему замену, иначе с физическим
уничтожением гетто могло погибнуть и то, что можно назвать духом гетто. Такая
замена была найдена в сионизме - новом методе для достижения старой цели:
собрать в загоне и обособить от остального мира рассеянные еврейские общины; вот
некоторые комментарии к этому вопросу:
  "Многие желают более строгого контроля евреев над евреями и сожалеют, что в
России, где раньше система гетто допускала полный и легко осуществимый контроль,
его больше не существует" (раввин Эльмер Бергер).
  "Только интеллектуально слепые не видят, что поощрение групповой жизни на
основе древних религиозных традиций и культурных навыков есть возврат к гетто...
Невелики заслуги тех, кто старается увековечить систему гетто... Даже
поверхностное знание истории показывает, что евреи сами создавали свои гетто".
(Бернард Дж. Браун).
  Вышеприведенные слова двух знатоков вопроса показывают, что сионизм есть
истинное возрождение талмудистского геттоизма, цель которого разрушить то, что
дала эмансипация, снова обособить евреев и отделить их от всего "чужого".
Шовинистические призывы к завоеваниям и построению еврейской империи на Ближнем 
Востоке служат маскировке истинных целей этого процесса.

  _1_ Однотомная "Hовая Еврейская Энциклопедия" (The New Jewish Encyclopedia)
Hью-Йорк, 1962, с редкой даже в еврейской литературе бесцеремонностью в
обращении с исторической правдой сообщает под словом "гетто" (стр. 167):
"...подверженный ограничениям квартал города, где обязывали жить евреев...
Принудительные гетто существовали в Европе с 16-го по 18-ое столетия... Гетто
были насильно учреждены, как средство преследования евреев и с целью
воспрепятствовать контактам между еврейским и нееврейским населением".

=== Конец вставки ===

    -[ Kiev ]-      Со всякими к Вам наилучшими, Шурик (AKA Civilizator).
    [ Russia ]    mailto:civil@metaljars.kiev.ua * FidoNet: 2:463/244.144

 * В Книге Судеб ни слова нельзя изменить.
   Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить.
   Можешь пить свою желчь до скончания жизни:
   Жизнь нельзя сократить и нельзя удлинить. (Омар Хайям)

--- GoldED+/W32 1.1.3.2
 * Origin: -=O Civilizator O=- Kiev, Russia (2:463/441.8)
- SU.BOOKS (2:5010/30.47) ------------------------------------------- SU.BOOKS -
 Msg  : 779 из 1921                         Scn                                 
 From : Alexander V. Boychenko              2:463/441.8     Чтв 12 Окт 00 23:40 
 To   : All readers...                                      Суб 14 Окт 00 01:16 
 Subj : Дуглас Рид "Спор о Сионе"                                               
--------------------------------------------------------------------------------
 Привет, All! А так же все остальные!

 Так вот че я хотел добавить к письму (Thursday October 12 2000 23:06), от
Alexander V. Boychenko к All readers...:

=== Вставляю файл Windows Clipboard ===

   Открытая дискуссия очистила бы гетто как свежий ветер, но если бы подобное
намерение действительно существовало, то ни Маймонид, ни Спиноза не подверглись 
бы преследованию. Все ограничилось тем, что в синагогах и школах был разрешен
особый вид диалектических прений, имевших целью еще больше укрепить здание
Закона. Участникам диспута разрешалось доказывать, что в пределах Талмуда все
было законно и разрешено. Один из спорщиков выдвигал один тезис, другой
отстаивал прямо противоположный, оба доказывая правильность Закона в обоих
случаях.
   Такая система получила название пильпулизма. Она объясняет ту непонятную для 
нееврейских умов ловкость, с которой сионисты умеют, оправдывать у себя то, что 
они порицают у других. Спорщик, натасканный в пильпулизме. легко докажет
справедливость иудейского закона, требующего превращения нееврейских слуг в
рабов, в то время, как римские законы, запрещавшие порабощение христиан их
еврейскими хозяевами, будут представлены, как "преследование" евреев. Таким же
методом иудейское запрещение смешанных браков будет охарактеризовано, как
"добровольное разобщение", а аналогичные запреты со стороны христиан превратятся
в "дискриминацию, основанную на предубеждении" (по терминологии
Кастейна): избиение арабов с точки зрения иудейского закона, разумеется,
допустимо, а избиение евреев - преступление по любому закону.
   Чистый пример пильпулизма представляет собой, например, сама характеристика
этого понятия со стороны Кастейна: "образец умственной гимнастики, к которому
нередко прибегают, когда давление внешнего мира грозит задушить человеческий
интеллект, не давая ему творческого выхода в реальном мире". Слова, набранные
курсивом, чисто пильпулистский подлог: на еврейский "интеллект" давил не внешний
мир, а условия внутри собственной общины, абсолютно исключенной "законом" от
всякого общения с внешним миром.
   "Талмудистские дискуссии" пильпулистов преследовали еще и другую цель. Они
создавали внутри замкнутых общин иллюзорное ощущение некоторого участия в
правившем ими деспотизме, - как в наши дни ту же цель преследует голосование за 
единственного кандидата правящей партии в тоталитарных государствах. Стремление 
вырваться из талмудистского плена искало выход во вспышках мессианских мечтаний;
для утоления этой жажды свободы и были разрешены "дискуссии о Талмуде".

   [.......]

   AB> Было бы смешно, не будь так грустно:

   Ранние мессии были: Абу-Иза из Исфагана в седьмом веке, Зонария-сириец в
восьмом, и Саади бен Иосиф в десятом веках. Наибольшую известность приобрел
Саббатай Цеви из Смирны, который в 1648 г. произнес запретное в синагоге грозное
имя Бога, провозгласив этим что "Тысячелетие" стоит на пороге. Его отлучили, а
"чтобы избежать последствий", он бежал и в течение ряда лет жил в неизвестности.
Однако, его влияние на еврейские общины, не могшие дождаться обещанного славного
"завершения", было громадным. Его признали мессией и он вернулся в Смирну в 1665
г., вопреки талмудистам, увидевшим в нем наибольшую за много веков угрозу их
власти.
  После этого Саббатай Цеви официально объявил себя Мессией.
  Желание сменить оковы Талмуда на победу в Иерусалиме было столь велико, что
Смирнская община, за которой последовали массы евреев во всем мире, признала
его, вопреки талмудистскому отлучению. Саббатай объявил, что 1666 г. будет годом
Мессии, раздал своим друзьям короны всего мира и выступил в Константинополь,
чтобы сместить турецкого султана, во владения которого входила Палестина. Евреи 
во всем мире распродавали дома, дела и все свое достояние, готовясь к
"возвращению" и началу своего господства над миром. В Лондоне (согласно записи в
дневнике Самуила Пеписа в феврале 1666 г.) среди евреев заключались пари, будет 
ли Саббатай Цеви провозглашен "Царем мира и истинным Мессией"?
  Как и следовало ожидать, по прибытии в Иерусалим он был арестован и посажен в 
тюрьму, что только увеличило как число его последователей, так и его славу.
Бушевавшие толпы осаждали тюрьму, и турецкие власти перевели его в крепость в
Галлиполи, которая с помощью щедрых подарков от евреев превратилась в царский
дворец. Массовая истерия овладела рассеянным по миру целым народом, для которого
Саббатай Цеви был действительно Царем Мира, пришедшим освободить их и поставить 
выше остальных народов.
   Саббатай Цеви сделал именно то, что всегда делали сионские мудрецы: он дал
невыполнимые обещания, - основной порок доктрины, который в будущем ее неизбежно
погубит. Однако, в отличие от осторожных старейшин, он сделал ошибку, указав
срок: последний день 1666 гола. Когда год подходил к концу (к этому времени
талмудистскому центру в Польше уже было ясно, чем кончится эта эпопея, и его
эмиссары уведомили султана о "ложном Мессии") он нашел выход из опасного
положения: в пышной церемонии в его тюремном дворце Саббатай перешел в Ислам и
провел остаток жизни при дворе Султана. Талмудистское правительство было немало
потрясено этой аферой, но вскоре оправилось, наложив "великое отлучение" на
Саббатаевых последователей, остатки которых живут до сих пор; они верят, что
Саббатай вновь вернется, и что надо будет во всем подражать ему, включая и
обращение в Ислам.
   Сионизм нашего времени - несомненно новая форма мессианства, осужденная на
столь же неизбежное разочарование. После исчезновения Саббатая Цеви и всех
связанных с ним надежд, еврейские массы снова погрузились во тьму рабства внутри
своих гетто. Лишенные надежды на освобождение и под строгим надзором своих
господ, они вернулись к долбежке "Закона" и его разрушительных предписаний. Их
стали теперь готовить к выполнению предстоящих им задач.

   [.......]

  Еврейские эмиссары были срочно отправлены из Амстердама в Англию, чтобы
выяснить происхождение Кромвеля: не еврей ли он? В этом случае Он мог бы быть
объявлен Мессией, так как сионским мудрецам чрезвычайно импонировала одна из
черт его характера: его усердие в "полном уничтожении" (можно предполагать, что 
если Мессия когда-нибудь действительно появится, то его выбор окажется довольно 
неожиданным: в 1939 г. автор этих строк был в Праге, где один из пражских
раввинов проповедовал, что Гитлер - это еврейский Мессия: обеспокоенные
еврейские знакомые автора спрашивали, что он об этом думает.).

   AB> А вот и настроения Пражского гетто перед самым их "угнетением"
   AB> Гитлером. Выглядит довольно пикантно в свете современного мнения
   AB> сионистской идеологии по вопросу отношений Гитлера и еврейства...

   AB> Известно так же что в свое время еврейским "правительством"
   AB> серьезно рассматривался вопрос, не признать ли Мессией Наполеона,
   AB> когда он готовился к походу на Иерусалим. Но в Иерусалим Наполеон
   AB> не попал, ограничившись Египтом и вопрос о его мессианстве с
   AB> повестки дня был снят... :)

   [.......]

   Главной задачей Кромвеля было, разумеется, обеспечить себе финансовую
поддержку богатого амстердамского еврейства (вся история Запада в значительной
степени развивается в согласии с основным правилом иудейского закона: давать в
долг всем и не занимать ни у кого). Джон Букан (John Buchan, см. библиографию)
пишет об амстердамских евреях: "В их руках была торговля с Испанией, Португалией
и Левантом... они управляли потоком золота в Европе и готовы были помочь
Кромвелю в его финансовых затруднениях". Раввин Манассия бен Израиль из
Амстердама (тот самый, кто предсказывал приход Мессии и возвращение евреев в
Иерусалим) поехал в Лондон, и сделка была заключена.
   Петиция Манассии бен Израиля на имя Кромвеля очень напоминает то, что в наши 
дни Хаим Вейцман писал британским премьер-министрам и американским президентам: 
прося о "возвращении" евреев в Англию, он туманно напоминал о неприятностях со
стороны Иеговы тем, кто захочет этому воспротивиться, одновременно расписывая
щедрые награды за сговорчивость. Все это весьма похоже на то, как нью-йоркские
сионисты нашего времени дают понять американскому кандидату в президенты, что он
может рассчитывать на голоса штата Hью-Йорк только если он обещает поддержать
сионистское государство деньгами н оружием, будь то в войне или в мирное время.
   Фактически от Кромвеля требовали открытого подчинения иудейскому "закону",
вовсе не "возвращения" евреев, поскольку фактически они Англию никогда не
покидали. Их изгнание в свое время имело место только на бумаге и они продолжали
жить там же, где жили н раньше, требовалась только легализация существующего
положения. Кромвель не смог выполнить этого требования ввиду общественной
оппозиции; по еврейским данным (Margoliouth, см. библиографию) ему было
предложено 500.000 фунтов за продажу евреям собора Святого Павла с Бодлейской
библиотекой Оксфорда в придачу.
   Кромвельское междуцарствие вскоре закончилось, но в народной памяти он
остается, как человек, разрешивший евреям вернуться в Англию.
  Первая атака талмудистов на Европу большого успеха не имела. Англия сумела
преодолеть последствия революции, и продолжала жить по-прежнему, как будто
ничего особенного не произошло. Законное правительство было восстановлено, а
религия пострадала не столько от этого чужеземного покушения на нее, как от
безразличия, которое начало в это время развиваться в народе.
   Тем не менее, новый фактор "революции" появился в европейской политике, и
через 150 лет после изгнания евреев из Испании "еврейский вопрос" занял в ней
главное место.
   Последствия кромвельского междуцарствия заслуживают внимания постольку,
поскольку восстановленный на троне король был также использован евреями. После
смерти Кромвеля евреи сказали финансовую помощь Карлу Второму, который вскоре
после своего воцарения в законодательном порядке легализовал положение евреев в 
Англии. Это однако не пошло на пользу его династии, так как амстердамские евреи
одновременно финансировали и экспедицию Вильгельма Оранского против брата и
преемника Карла Второго, короля Якова Второго, который также потерял корону и
бежал во Францию, что стало концом католической династии Стюартов. Другими
словами, ответ на вопрос, кто победил в борьбе Кромвеля со Стюартами, гласит:
евреи.
  Через 150 лет разразилась новая революция, на этот раз во Франции. Тогда
современникам казалось, что это была совершенно другая, особая революция, но
была ли она таковой в действительности? Ее главные черты были теми же, что и
раньше в английской революции, и позже в русской.
  Главный удар был направлен на национальность и религию, под предлогом борьбы с
тиранией "царей и попов", а когда эта "тирания" была уничтожена, установился
новый, во много раз более жестокий деспотизм.
  К этому времени, после раздела Польши, талмудистское правительство, по крайней
мере по утверждению Кастейна, только что "перестало существовать", хотя явно
продолжало действовать из подполья; трудно представить себе, чтобы после
2500-летней активности оно вдруг само по себе исчезло, без всяких к тому внешних
причин. Оно спряталось, ушло от людских взоров, и поэтому сейчас очень трудно
установить роль, которую оно играло во Франции в провоцировании и организации
революции руками своих агентов.
  Однако русская революция, 120 лет спустя, дала неопровержимые доказательства
прямого талмудо-иудейского руководства, и притом в масштабах, которых никто не
ожидал; можно, поэтому предположить, что и в подготовке французской революции
руководящая еврейская секта сыграла большую роль, чем она явствует из данных
истории. Французская революция развертывалась под флагом борьбы за права
человека, причем явно подразумевались все люди без исключения, но с началом
революции "еврейский вопрос", как по волшебству, вышел на первый план. Одним из
первых актов революции была полная эмансипация евреев в 1791 году (как законы
против "антисемитизма" были одними из первых актов революции в России). Задним
числом, поэтому, французская революция выглядит совершенно такой же, как ее
английская предшественница, и как многие другие насильственные события истории, 
всегда кончавшиеся еврейским триумфом, а если в действительности особого триумфа
и не было, то он непременно появлялся в позднейших "исторических описаниях".
Народные массы Франции ожидали от революции, разумеется, совсем иных
результатов, и в этом отношении они очень напоминают массы людей, вынесших
тяготы двух мировых войн двадцатого столетия.
   Эмансипация евреев оказалась единственным постоянным результатом революции,
все остальные достижения которой были нестойки, оставив Францию в состоянии
духовного безразличия, от которого она не смогла избавиться до настоящего
времени. Послереволюционная история Франции представляет собой долгое
междуцарствие, за время которого Франция испробовала почти все известные
человечеству формы правления, но так и не нашла ни удовлетворения, ни порядка.

   [.......]

  За все время, от падения Вавилона до французской революции, правящие
евреи-талмудисты всегда действовали, как сила разрушения среди народов "куда Я
послал тебя". Учитывая догму, которой они придерживались, это было неизбежно,
ибо она была, одновременно, и законом, управлявшим каждым поступком их
повседневной жизни. Под ярмом иудейского закона они не могли действовать иначе и
были осуждены оставаться "вечными разрушителями": "смотри Я поставил тебя в сей 
день над народами и царствами чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать".
  Под таким контролем история евреев была повсюду одинаковой, в Вавилоне, в
Персии, Египте, Греции, Риме и Испании; она не могла быть иной. пока ими правил 
этот единственный в своем роде "закон".
  Не все евреи, однако, создавали эту историю и она, в свою очередь,
распространялась далеко не на всех евреев; не отметить этого было бы равносильно
огульному осуждению всех "немцев" за национал-социализм, или же "русских" за
принципиально чуждый им коммунизм.
  Мы уже говорили о том, что далеко не все евреи признавали навязанный им закон 
систематического разрушения и подчинялись ему. Во все времена со стороны евреев 
раздавались гораздо более энергичные протесты против этой миссии разрушения, чем
они были слышны среди тех народов, которым эта миссия непосредственно грозила
гибелью. Где бы в этой книге ни упоминалось слово "еврей", его нужно понимать с 
указанной оговоркой.
  В течение трех столетий, прошедших после изгнания евреев из Испании "еврейский
вопрос" дважды оказался первоочередным на повестке дня насильственных
общественных потрясений, в начале которых всем казалось, будто они были вызваны 
противоречиями местных национальных интересов: так было в ходе как английской,
так и французской революции, в дальнейшем мы подробнее коснемся вопроса о самом 
важном событии мировой истории - русской революции, и роли еврейства в ней.
  Реакция на французскую революцию привела к власти Наполеона, который также
попробовал разрешить "еврейский вопрос", как и во всей человеческой истории
неоднократно предпринимались попытки его разрешения всеми возможными методами,
от насилия и подавления до умиротворения, уступок и капитуляции. Ничто не
помогало, и вопрос этот по сей день остается, как язва на теле нееврейских
народов. Не легче, однако и самим евреям, похожим на людей, посланных в мир как 
бы с шипами под кожей.
  Hаполеон, пытавшийся раз и навсегда покончить с "еврейским вопросом", избрал
самый простой из всех возможных методов и, вероятно именно поэтому приверженцы
Сиона до сих пор вспоминают о нем со смешанными чувствами: этот выскочка без
малого оказался умнее их самих.
  Однако, и его попытка кончилась неудачей; похоже на то, что решение этого
вопроса для людей непосильно. Его разрешит Бог, когда найдет это нужным.
  Мы посвятим следующую главу описанию этой попытки Наполеона, а затем вернемся 
к анализу выдвинувшей его революции.

   Примечания:

   _1_. Происхождение и содержание Ислама спорны. Французские исламисты считают,
что Коран на 90% - иудейское духовное наследие. Официальная магометанская версия
о его происхождении от архангела Гавриила, продиктовавшего его Магомету, не
выдерживает критики. Магомет был неграмотным и ничего записать не мог;
"запомнить" содержание этого объемистого учения невозможно. Нет также оснований 
верить в то, что Господь Бог, уже однажды пославший на землю своего Сына, найдет
нужным шестьсот лет спустя сообщить свою волю через посредство "неграмотного
бедуина" (Кастейн), к тому же в форме, несовместимой с откровением Христова
учения. Французские исламисты читают, что автором Корана был раввин тогдашней
Мекки, совративший Магомета в иудаизм и написавший
для него новое учение на основе иудаизма, но приспособленное для полудикого
арабского населения (подвергшееся впоследствии дополнениям, в том числе и
анти-еврейским). Главной целью было при этом уничтожение христианской веры,
которая к VII веку распространилась среди значительной части арабов. Следующим
шагом после полного искоренения христианства на Ближнем Востоке было завоевание 
магометанами половины христианской Европы, сумевшей лишь с напряжением всех
своих сил отвратить смертельную опасность. Нееврейские народы при этом
столетиями взаимно уничтожали друг друга, что - согласно анализу Д. Ридом
основного содержания иудаизма - полностью соответствовало планам "сионских
мудрецов", в особенности в том, что касалось искоренения ненавидимого ими
христианства - к тому же чужими руками, т.е. без малейшей опасности для самих
евреев. Лит-ра см. Joseph Bertuel, "L'Islam, ses veritables", Nouvelles
Editions Latines, Paris, 1981, 2 tomes; Hanna Zakarias (псевдоним ученого-
доминиканца, Pere Gabriel Thery), "De Moise a Mohammed", Cahors (Lot),
1955, 2 tomes.
   _2_. Хазарское происхождение восточных евреев - гипотеза, еще не нашедшая
полного подтверждения. Главное возражение против нее гласит, что столь
значительная миграция целого народа через территорию России не могла пройти
незамеченной. Однако, налицо бесспорный факт другой миграции, примерно в ту же
эпоху, т.е. Х - XI вв., а именно венгров: теснимые с востока монголами венгры,
покинув свою урало-алтайскую родину, прошли двумя потоками через Россию, одним в
направлении Финского залива, где они расселились в современных Финляндии и
Эстонии, и другим через юг России в б. римскую провинцию Паннонию, где они
основали свое нынешнее государство. От этой миграции также следов в русской
истории не сохранилось.

   AB> Кроме венгров через русские земли так же почти незаметно
   AB> мигрировали в современную Болгарию волжские булгары, которые
   AB> растворились в массе южных славян, оставив после себя им в
   AB> наследство свое название. Все эти факты очень красноречиво говорят
   AB> о терпимости русского и других славянских народов к иноземцам, если
   AB> те ведут себя благопристойно и "безоразий не чинят". Иначе сложно
   AB> объяснить, как мадьяры (самоназвание венгров) в гигантском
   AB> количестве проследовали через русские земли и при этом даже не
   AB> оставили о себе упоминания. Ну не ирокезы же они в конце концов :).
   AB> Да и те такой толпой не смогли бы сохранять скрытность, к тому же
   AB> славяне всегда отличались высокими качествами в военной защите
   AB> своих территорий и поселений (о чем высказывались еще древние греки
   AB> и что не однократно показывала как история России, так и истории
   AB> других славянских государств). А уж способности славян при желании
   AB> поставить свои границы "на замок" были известны во все времена. И
   AB> если венгры прошли сквозь Русь незаметно, то многим кочевникам юга
   AB> Европы и "благодетелям"и "крестителям" с Запада, идея прогуляться
   AB> по славянским территориям неоднократно выходила боком... Поэтому
   AB> невозможно воспринимать иначе, чем клеветой постоянные заявления
   AB> евреев о притеснениях и ненависти со стороны русских, украинцев
   AB> или других славян. Веди евреи себя подобающим мирному
   AB> сосуществованию образом, славяне никогда не имели бы ничего против
   AB> них...

  Ничего не говорят также польские и немецкие имена почти всех восточных евреев:
фамильные имена - явление гораздо более позднее (не ранее XIV - XV вв.), и их
хазары могли получить после завершившегося расселения в Польше; часть их могла
мигрировать дальше в Германию и затем вернуться в Польшу уже с немецкими
фамилиями. В России евреев до раздела Польши почти не было, небольшие их группы 
(возможно также хазарского происхождения) периодически из русских областей
изгонялись, явно по неспособности ужиться с коренным населением, как и в
западной Европе трудно найти страну или провинцию, где они не подвергались бы
периодическим изгнаниям (или погромам). Как всякая гипотеза (при отсутствии
доказуемых данных), хазарская гипотеза может считаться вполне законной, пока она
не опровергнута новыми данными исследований, или пока нет иной гипотезы, лучше
объясняющей спорные явления; ни того, ни другого в этом вопросе пока не имело
места, возражения же с еврейской стороны не могут приниматься во внимание, как
продиктованные соображениями, не имеющими отношения к исторической правде.
Многие видные еврейские авторитеты (лит-ра см. Benjamin H. Freedman) считают
хазарскую гипотезу доказанной, однако всякая дискуссия по этому вопросу
подавляется сионистским руководством.

=== Конец вставки ===

    -[ Kiev ]-      Со всякими к Вам наилучшими, Шурик (AKA Civilizator).
    [ Russia ]    mailto:civil@metaljars.kiev.ua * FidoNet: 2:463/244.144

 * Все слагается в историю, и все в ней pазлагается. (С.Е.Лец)

--- GoldED+/W32 1.1.3.2
 * Origin: -=O Civilizator O=- Kiev, Russia (2:463/441.8)
  

Предыдущая Список сообщений Следующая


Скачать в виде архива




Русская фантастика > ФЭНДОМ > ФИДО >
ru.fantasy | ru.fantasy.alt | ru.ludeny | ru.mythology | ru.sf.bibliography | ru.sf.news | ru.sf.seminar | su.books | su.sf&f.fandom
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001