История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ВИКТОР ТОЧИНОВ: «ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЕЛЬ НЕ СКУЧАЛ»

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© В. Ларионов, В. Точинов, 2004

Статья любезно предоставлена В. Ларионовым, 2007

Виктор Павлович Точинов родился в 1966 году. Пишет фантастические триллеры с 2000-го года. С 2002 года действительный член семинара под руководством Бориса Стругацкого. Автор романов «Пасть» (2003), «Царь Живых» (2003), «Новая Инквизиция» (в соавторстве с Александром Щеголевым, 2003), «Логово» (2004), «Великая Степь» (2004), ряда повестей и рассказов.

Живёт в Санкт-Петербурге.

Виктор, расскажи немного о себе.

Родился в 1966 году, всю сознательную жизнь (с перерывами) прожил в Ленинграде-Петербурге. В 1989 г окончил Ленинградский институт авиаприборостроения, получил звание лейтенанта, попал на секретный военный объект в одной южной республике... Какие из данных мною в те годы подписок еще действуют, не знаю, поэтому предпочитаю о тех четырёх годах не распространяться. Но военный городок в «Великой Степи» описан с натуры. Потом Союз распался, жизнь у наших военных за границей стала тревожная – в 1993 году вернулся к мирной жизни. За 10 лет сменил полдюжины профессий, с 2003 года живу на писательские гонорары.

А как ты начал писать? Ты как-то внезапно стал профессиональным писателем и, надо сказать, писателем довольно плодовитым.

Начал писать недавно и достаточно спонтанно. Хотя еще в 1995 году собрал свои стишки и эпиграммы разных лет и выдал своими силами две тоненьких книжечки... А за беллетристику взялся в 1999 году. Написал к 10-летию выпуска литературный вариант студенческих баек, бродивших в мое время по ЛИАПу. Сюжетов не хватило, половину пришлось придумать самому... И так процесс понравился, что тут же написал повесть «Не стреляйте в демонов моря» – этакий современный вариант истории о Моби Дике... С 2000 года стал целенаправленно писать триллеры для печати.

И сколько сейчас книжек на твоём счету?

Всего издано четырнадцать (если не считать два упомянутых стихотворных сборника и учитывать переиздания и всё написанное в соавторстве и под псевдонимами). Плюс три книги на разных стадиях подготовки к выходу в свет. Плюс еще несколько в процессе написания – пишу обычно несколько вещей параллельно, тогда не страшны сюжетные и иные «затыки» в одной из них.

Как ты относишься к тому, что тебя иногда называют российским Стивеном Кингом?

Спокойно отношусь. Куда приятней было бы, если б лет так через двадцать один молодой читатель сказал другому: «Кинг-то? Да это вроде нашего Точинова...»

Почему в твоих книжках так много крови, убийств, расчленёнки, описаний зверств? Тебе нравится щекотать нервы читателям? А, может быть, таким образом ты решаешь свои внутренние психологические проблемы, сублимируя их в творчество?

Ну, уж... Книга-рекордсмен по количеству трупов на странице – «Сказка о Бове-королевиче». В ней есть сцены вполне в духе Стивена Кинга: о том, например, как собаки заживо съели Полкана-богатыря («одни плюсны ног остались»). Сказка для детей, кстати... Я пишу сказки для взрослых, нужно понимать, что это – игра, понарошку, невсерьёз.

К тому же, выбранный жанр определяет повороты сюжета. Писал бы историю балета – трупов было бы поменьше.

Что касается психологических проблем... Кто живет без них, пусть первый бросит в меня камень. Наверное, у всех писателей что-то и как-то из их проблем в книгах отражается, вне зависимости от желания... Но! В число моих проблем не входит желание испить чьей-либо кровушки или заняться расчленением. Так что о сублимации говорить не стоит.

Твой последний роман «Великая степь» больше фантастика, чем «ужастик». Значит ли это, что ты отходишь от хоррора в сторону НФ?

Разве это взаимоисключающие жанры, чтобы отходить от одного к другому? В «Степи», к примеру, активно действуют зомби и живущие в воде чудища – обычно наличие подобных персонажей и позволяет клеймить книгу печатью: «Ужастик. 2-ой сорт». Но существованию любого вампира, оборотня, монстра можно дать научное, вернее научно-фантастическое объяснение – что я и стараюсь всегда по возможности делать. А к какому жанру отнесут роман издатели и критики, не так уж важно. Главное, чтобы читатель над ним не скучал.

Виктор, ты являешься действительным членом семинара Бориса Стругацкого. Что тебе даёт семинар?

Самое главное – живое общение с людьми, имеющими те же профессиональные интересы. Писательство по своей специфике – труд одиночек, проводить большую часть времени один на один с компьютером тяжело, Интернет не всегда помогает...

Как ты оцениваешь состояние современной фантастики?

Вопрос сложный. Хоронить фантастику – не оригинально, кто только её, бедную, не хоронил... Делать вид, что всё о’кей – глупо. Опять же, рамки фантастической литературы настолько размыты... Одни готовы записать в фантасты практически всех, от Гоголя до Эко и Павича, другие выступают за пуританскую чистоту жанра. Ясно одно: «чистая фантастика» (т. е. повествующая об иных мирах) постепенно проигрывает битву за читателя – боевикам, детективам, дамским романам... Но тяга людей к необычному, загадочному, невероятному – короче говоря, к фантастическому – была и остается. Значит, будут и книги об этом. Хочется надеяться – достойно написанные.

Что любишь читать?

«Серьезную» художественную литературу недолюбливаю. И почти перестал тратить на нее время. Если хочется глубоких мыслей для души, лучше уж Шопенгауэра или Ницше почитаю. Если для работы нужны исторические сведения – читаю научные исследования, причем стараюсь дойти до первоисточников, до документов эпохи... А если надо развлечься – Акунина или того же Кинга.

Как ты отдыхаешь?

Активно. Главные увлечения – охота и рыбалка. Было и третье – писательство, но стало профессией.

Твои ближайшие планы?

В «Лениздате» готовится к выходу большой двухтомный роман «Тварь». В АСТ вот-вот выйдет из типографии «Пятиозерье». В стадии написания несколько книг из серии «Новая Инквизиция». А в следующем году запланирована «Стая» – давно обещанное завершение трилогии про оборотней.

У тебя уже есть титул «Лучший молодой писатель Европы–2003». Какие ещё титулы и награды ты хотел бы получить?

Не спорю, приятно поставить на книжную полку статуэтку, врученную тебе в знак признания заслуг. Но зацикливаться на этом, думаю, не стоит. К тому же в 2000-м году я получил отличную прививку против жажды прославиться. В телешоу «О, счастливчик!» выиграл большую сумму. Два вечера на экране в прайм-тайме и потом три недели тихого кошмара. Узнавали повсюду: в магазинах, в сберкассе, на почте, просто на улице. Незнакомые люди постоянно подходили, расспрашивали (в основном, не зажало ли телевидение мои денежки) ... Ладно хоть закончилось всё достаточно быстро. Но представление о том, как живется популярным личностям, получил сполна.

В общем, с теми писателями, что всеми правдами и неправдами добиваются внесения в номинационные списки, мне не по пути.

Беседовал Владимир Ларионов.

Октябрь, 2004 г.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001