История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

RU.LUDENY

Исследование творчества братьев Стругацких

КОНФЕРЕНЦИИ ФИДО



- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 288 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Птн 17 Авг 01 22:45
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 08:30
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть. Cтpaннaя. Чacть 5
-------------------------------------------------------------------------------

Товарищ All, разрешите обратиться!?

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Подведение итогов. Теорема Бромберга
А может быть, уже породила?
Для того, чтобы быть гегемоном мира индустриальной экономики, достаточ-но иметь
в своем распоряжении совсем небольшие производительные мощнос-ти экономики
насыщающей. Внешний наблюдатель, рассматривающий ситуацию на индустриальном
уровне, вообще ничего не заметит, кроме бьющего в глаза процветания. Вспомним
притчу о системе автоматического наведения - битое стекло и жгуты проводов - и 
микросхема с батарейкой... по сути вся тради-ционная экономика оказывается
призраком, фата-морганой, "муляжом для пуб-лики и иностранных разведок", и США 
может строить не несчастные девять, а все девятьсот ядерных авианосцев, только 
они никому не нужны (как впрочем, не нужны и девять, но по инерции мышления
этого еще не заметили.)
Но - откуда в Штатах насыщающая экономика?
Мы выяснили уже, что эгрегориальная и архетипическая структуры в США заметно
ослаблены и всегда были ослаблены. Мы поняли, почему это произош-ло (механизм
"ухода в никуда" в период колонизации, потеря могил предков, храмов, всего
пространства Европы, заключающего в себя ее тысячелетнюю исто-рию). Мы осознали
важность того факта, что в Америке не жил Маленький Народ кельтских мифов и Бог
Живой христианских легенд. Осталось ответить на вопрос, к чему это должно было 
привести.
Слабость архетипической структуры вынуждала создавать собственные сце-нарии
биологического поведения. В харрисменте и в феминизме мы видим про-явление
трагедии тех, кто работоспособные сценарии создать не мог.
Слабость эгрегориальной структуры означала отсутствие "крыши" и по-стоянный
энергетический голод души, внезапно посаженной на "голодный паек". В
"американском прагматизме", "американском патриотизме", "американской мечте" и 
"американском образе жизни" мы видим эрзац эгрегора, подаренный нищим духом.
Слабость воздействия модификаторов поведения приводила к взрывному росту
проблем коммуникации. В работе Дейла Карнеги и в меньшей степени в действиях
ПЛПистов мы видим попытку создать протез модификатора.
Итак, все, что мы видим - творения неудачников? Но тогда должно быть что-то,
чего мы не видим, поскольку современное состояние Америки никоим образом не
приводит нас к выводу о глобальной неудаче.
Я утверждаю, что в условиях снижения информационного воздействия аме-риканский 
народ оказался - в согласии с положениями экзистенциализма - обреченным на
свободу и попал в условия теоремы Айзека Бромберга  о неиз-бежном расслоении
социума на две подгруппы - большую и меньшую, причем меньшая группа необратимо 
опережает большую по уровню развития. Иными словами, я утверждаю, что в
Соединенных Штатах Америки реальная власть принадлежит люденам, использующим
плоды высоких психологических техно-логий для обеспечения функционирования
насыщающей экономики.
Слово произнесено.

Гипотеза люденов
В шестидесятые годы США пережили тот психологический бум, который сейчас только
начинается у нас. Разумеется, тогда нас это не интересовало: комму-нистический 
эгрегор решал проблемы межличностной коммуникации автомати-чески и в целом
лучше, чем первые американские психотерапевты и конфликтологи начала
шестидесятых. Так первые пароходы безоговорочно проигрывали сравнение с
парусниками и признавались годными лишь в качестве буксиров-щиков в портах. Но 
возможности эгрегориальной регуляции оказались все-таки ограниченными...
Кто-то первым вышел на высокотехнологический уровень и когда-то это случилось. 
Вероятно, отдельные метагомы появлялись с той или иной частотой всегда'. Но
лишь в Америке конца пятидесятых (или начала шестидесятых) они осознали себя:
АУМ либо какая-то иная группа сумела разрешить "проблему Скачка".
"Усвоение человеком новых умений происходит только скачкообразно. Имеет место
переход между двумя психическими состояниями: "я никогда не пойму, как это
делается, и не смогу этого делать" и "это настолько очевидно, что я не могу
понять, что здесь можно объяснять". Если не говорить о первых годах жизни
ребенка, скачки данного типа происходят:
- при овладении чтением;
- при овладении письмом;
- при всех стандартных расширениях множества чисел (дробные, отрица-тельные,
рациональные числа, но не комплексные числа);
- при овладении понятием бесконечно-малой величины и следствий из него
(пределы);
- при овладении дифференцированием;
- при овладении интегрированием;
- при овладении комплексом специфических умений, образующих специ-альность; --
- при овладении комплексом специфических умений, образующих явле-ние
информационного генерирования (иначе говоря, при переходе от изучения науки или
искусства к осознанному профессиональному творчеству).
Заметим, что на любой из этих стадий по причинам, которые нам не вполне ясны,
скачка может не произойти. Это означает, что некоторое умение не пере-шло в
стадию неосознаваемого профессионального применения и не может произвольно
использоваться личностью для решения возникающих перед ней проблем. При этом
необходимый алгоритм вполне может быть известен. Ины-ми словами, человек знает 
буквы. Он знает, как их писать. Он может складывать из них слова. Он может
написать предложение. Но! Эта работа потребует от него напряжения всех
умственных и большей части физических сил. В связи с тем, что все ресурсы мозга
расходуются на процедуру письма, неизбежны ошибки. Очевидно, что несмотря на
формальную грамотность (знание алгоритма есть), человек не может заниматься
какой бы то ни было деятельностью, для которой одним из базовых или хотя бы
значимых навыков является умение писать. По-добное состояние личности широко
известно в современной педагогике и назы-вается функциональной неграмотностью. 
Точно так же можно говорить о функ-циональном неумении интегрировать (весьма
частая причина отчисления студентов с 1-х, 2-х курсов физико-математических
специальностей).
Любопытно, что на более высоких ступенях скачок не происходит настоль-ко часто,
что это даже считается нормальным. Формула: "Отличный студент, но неудачно
выбрал себе призвание. Ну, не физик он по мышлению - что тут поделать?" (не
произошел скачок, позволяющий автоматически применять оп-ределенный - в данном 
случае физический - стиль мышления). Что же касает-ся автоматического
творчества, то эти понятия вообще считаются несоедини-мыми, а людей, для
которых процесс создания новых сущностей в науке и культуре есть обыденная
профессиональная работа, не требующая особого напряжения сил, называют гениями.
Однако же ребенку, больному функциональной негра-мотностью, сверстник,
овладевший письмом настолько, что он даже в состоянии писать, не глядя в
тетрадь, тоже покажется гением!
Тем самым, мы приходим к выводу, что творчество на уровне простой гени-альности
в принципе доступно каждому. Вопрос, что лежит на следующем "щел-чке",
чрезвычайно интересен, но выходит за рамки данного конспекта.
Современное образование транслирует учащемуся знания (90% которых, как показали
исследования, благополучно и почти немедленно забываются) и очень ограниченное 
количество навыков, скачкообразно переводящих лич-ность на следующую ступень
интеллектуального или физического развития. Следует четко осознать, что
бесконечные школьные упражнения и домашние задания, изнуряющие спортивные
тренировки - все это не более чем беско-нечные "броски кубика" в надежде на
выпадение счастливой цифры - в надежде на "щелчок". А "щелчок" может произойти 
с первой попытки. Может не произойти никогда. Соответственно, принцип
"повторенье - мать ученья" (или, что ближе к истине: "если зайца долго бить, он
научится курить") в сущности сводится к давно и справедливо заклейменному
ТРИЗовцами "ме-тоду проб и ошибок". В общем, хочется вспомнить группенфюрера
Мюллера: "Разведчик или ломается сразу, или не ломается никогда - за
исключением довольно редких случаев, когда его удается расколоть, используя
специальные методы". Те 3-5%, на которые удается повысить характеристики
обучаемого за счет долгих тренировок, как правило, не стоят и десятой доли
затраченных усилий.
По сути, скачкообразный характер перехода между ин- и аут- состояниями при
"щелчке" наводит на мысль, что речь идет о структурном преобразовании психики. 
То есть "щелчок" требует разрушения структуры (образа мышления, картины мира) и
создании другой, в которую новый навык включен "аппаратно", чтобы
использоваться автоматически. Отсюда вытекает педагогическое зна-чение процедур
временной смерти (инициационные процедуры), помещения в
о6еднениую\обогащенную\регулируемую информационную среду, приема ле-карственных
средств, снижающих входное сопротивление психики. Другой воп-рос, что все эти
приемы в лучшем случае относятся к низким технологиям, в худшем - лежат на
дотехнологической стадии...
Заметим также, что современный человек, более-менее овладевший ресурса-ми своей
психики на дотехнологическом уровне, по сравнению с обезьяной того же веса
выносливее, сильнее, жизнеспособнее, быстрее. Наконец, он в среднем втрое
дольше живет. Овладение ресурсами психики на низкотехнологическом уровне,
по-видимому, позволит решить проблему "обычных" болезней. "Человек разумный"
становится "Человеком здоровым". Но тогда на высокотехнологи-ческом уровне не
превратится ли он в "Человека бессмертного" (в смысле желязновского Эмбера)?"
(Из неопубликованной статьи "Высокие технологии в психологии")
Итак, людены? Те самые - описанные в "Волнах..." А. и Б. Стругацких. Метагомы, 
следующая ступень эволюции человечества. Метагомы, возникшие не в
коммунистической, а в буржуазной страте. Факт, наводящий на печальные
раз-мышления.
Если не отбросить эту гипотезу по разряду "Бога из машины", придется признать, 
что она довольно легко объясняет все отмеченные противоречия.
Низкая эффективность образования? Люденам оно вообще не нужно. Ог-ромные
затраты на образование? Скорее всего, в реальности это - затраты на механизм
отсева. И с точки зрения возможностей люденов - умеренные.
Сверхэффективная экономика? Да, насыщающая, базирующаяся на техно-логии
"скачка" и, наверное, не на ней одной.
Противоречие между слоем люденов и остальной Америкой обеспечивает развитие и
самое существование этого социума. За это нация платит катастро-фическим
оглуплением основной части населения и неспособностью выжить в отсутствие
контроля и помощи со стороны люденов. Зато "народ" является носителем идеи
величия Америки, которая не им создана и не за его счет существует (строго
говоря, люденам - а они и есть Америка, основная масса только мешает, но
существование их необходимо для процветания самих люденов, а их деградация -
для дальнейшей эволюции люденов). Вместе людены и народ образуют два полюса
социального двигателя.
"Феномен Брюса Стерлинга" объясняется существованием сравнительно большого (по 
сравнению с люденами) слоя людей, испытавших индукционное воздействие самих
люденов или люденовских технологий.
Антисоветизм люденов, их "переключение" плана Азимова на свои возмож-ности и
доведение его до успешного конца могут быть объяснены как атависти-ческими
мотивами (в конце концов, людены порождены американской нацией и американской
культурой, и как бы то ни было, враги Америки - их враги), так и мотивами
самосохранения (поскольку людены не бессмертны и серьез-ные войны с применением
оружия массового поражения в их планы не входят. они решили проблему
кардинально быстро и с наименьшими обоюдными потерями уничтожили одну из сторон
конфликта - разумеется, не "свою"). А может быть, им просто захотелось
поставить какой-то непостижимый для нас социальный эксперимент, и они выбрали
страну, которую не жалко...
Так что план Азимова был выполнен, хотя и не так, как хотелось бы автору.
Второе Основание не построило вместе с Первым Галактическую Империю Зем-ной
Hации.
Оно уничтожило Первое.

Вместо заключения
"Я пришел к мертвому и сказал:
"Дай несколько твоих птиц.
Мне не хватает войска
Для победы над пустотой".
Он улыбался.
Когда они поднялись в воздух,
Я понял свою ошибку:
Hи разу еще небо не было таким."
(Карен Джангиров)
"- Нет,- сказал Бруччо.- Должно же быть какое-то иное объяснение... - Другие
объяснения мы же сами исключили, забыл? Hо тебе нужны доказательства.. Пусть
кто-нибудь пройдется по воздуху."
(Г. Гаррисон)
"А в ответ мне: "Видать,
Был ты долго в пути.
И людей позабыл.
Мы всегда так живем".
(В.Высоцкий)

        Переслегин С., Переслегина Е. Тихоокеанская премьера. - М.: ООО "Изд-во
АСТ"; СПб.: Terra Fantastica, 2001. - С.202, 368, 601-603, 621-644.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Жуткое додревнее заклинание: GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: (Двойная бездна) (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 289 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Суб 18 Авг 01 01:08
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 08:30
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть oт Бpoмбepгa
-------------------------------------------------------------------------------

Добрый день, веселая минутка!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Источник:
Аргументы и факты
Дата:
30.08.2000
Автор:
Мария МУРЗИНА, Елена ПЕТРОВА
Заголовок:
09.00 Что сезон культурный нам готовит?
Текст:
ПЕРВОЕ сентября - не только, по старинке, начало нового года и учебного года
для школьников и студентов. И культурный сезон принято отсчитывать именно с
этого срока. Какие же премьеры, фильмы, выставки, гастроли ожидают нас в
будущем?
[...]
Алексей Герман прибыл из Чехии, где снимал "Трудно быть богом" по Стругацким,
крайне раздраженный и разочарованный работой чешской стороны. На "Ленфильме"
будут строиться декорации для продолжения съемок. Злые языки поговаривают, что,
по всем признакам, работа затянется на несколько лет, как это случилось с
"Хрусталевым".
[...]
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Без All жизнь не та, люблю, привет от ЛИАНТА+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Плотные тучи - и нет дождя (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 290 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Суб 18 Авг 01 01:19
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 08:30
 Subj : Xayэлл-61
-------------------------------------------------------------------------------

Здравствуй, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Надлежит указать, что фигура "чужака" к середине 1970-х перестала быть
непостижимыми "Странниками". Скорее, он является человеком, близким соседом и
коллегой главного героя. В сюрреалистической ситуации, описанной выше, этот
коллега начинает приобретать родовые характеристики "пришельца". В один из
моментов Малянов замечает, что "у Вечеровского был совершенно нечеловеческий
мозг". Другой момент:
"Вечеровский [:] разразился глуховатым уханьем, которое обозначало у него
довольный смех. Наверное, так же ухали уэллсовские марсиане, упиваясь
человеческой кровью, и Вечеровский так ухал, когда ему нравились стихи, которые
он читал. Можно было подумать, что удовольствие, которое он испытывал от
хороших стихов, было чисто физиологическим." (С.37).
И интеллектуальная доблесть Вечеровского, и его личные вкусы соотносятся с
приписываемыми во всех биографических работах философу Николаю Федорову.
Говорят, что Федоров, работавший в ведущей московской публичной библиотеке на
протяжении 25 лет, знал не только заглавие и расположение, но и содержание
каждой книги в библиотеке6. Его примечательное равнодушие к искусству и
эстетике также отмечается всеми биографами. Некоторые иные "случайные" детали
связывают тему "чуждого" в "За миллиард лет до конца света" с русским
философом. У Малянова случается галлюцинация, при которой ему кажется, что в
паспорте его жены значится отчеством Федоровна, а не Ермолаевна.
Вечеровский собирается продолжать работу на Памире - в месте, исключительно
важном для федоровского понимания космической истории:
"Центром [:] могил предков отдельных племен оказывается Памир, в котором
библейское предание отождествляется с преданиями других народов. Эдем, царство 
жизни, стал Памиром (бесплодною пустынею по-нынешнему):"7.
Наиболее важна, впрочем, теория Вечеровского, по которой несчастья ученых
вызваны противопоставлением второго закона термодинамики и федоровским
представлением об "общем деле" человечества. Идеология, выраженная в этом
споре, утверждает, что цель человечества - подняться над природой; жить по
природным законам хаоса и случая означает поддаться энтропии. Малянов
резюмирует, говоря о теории Вечеровского:
"Если бы существовал только закон неубывания энтропии, структурность мироздания
исчезла бы, воцарился бы хаос. Но, с другой стороны, если бы существовал или
хотя бы возобладал только непрерывно совершенствующийся и всемогущий разум,
заданная гомеостазисом структура мироздания тоже нарушилась бы. Это, конечно,
не означало бы, что мироздание стало бы хуже или лучше, оно бы просто стало
другим, ибо у непрерывно развивающегося разума может быть только одна цель:
изменение природы Природы. Поэтому сама суть Гомеостазиса Мироздания состоит в 
поддержании равновесия между возрастанием энтропии и развитием разума. Поэтому 
нет и не может быть сверхцивилизаций, ибо под сверхцивилизацией мы
подразумеваем именно разум, развившийся до такой степени, что он уже
преодолевает закон неубывания энтропии в космических масштабах. И то, что
происходит сейчас с нами, есть не что иное, как первые реакции
Гомеостатического Мироздания на угрозу превращения человечества в
сверхцивилизацию. Мироздание защищается.
Вот так примерно - не знаю уж, правильно или не совсем правильно, а может быть,
и вовсе неправильно - я его понял. Я даже спорить с ним не стал. И без того
дело было дрянь, а уж в таком аспекте оно представлялось настолько безнадежным,
что я просто не знал, что сказать, как к этому относиться и зачем вообще жить. 
Господи! Малянов Д.А. версус Гомеостатическое Мироздание!" (С.74).
Теория Вечеровского обеспечивает больше, чем просто "инопланетянина из машины",
ввести которого авторы сочли необходимым для разгадки тайны и завершения
сюжета. Характерно, что в "За миллиард лет до конца света" герои более чем
готовы принять федоровские предположения Вечеровского как единственное
логическое объяснение их положения. Их гуманистическая вера в научный прогресс 
оказалась несостоятельной в мире "гомеостатической" силы - явная аллегория на
парализующую нехватку разделения Науки и Государства, на протяжении большей
части советского периода. В этих (мета)физических обстоятельствах оживает
извечное российское восхищение мистическими, синтетическими философскими
системами. Оптимизм и вера, характеризовавшие ранних гуманистических героев
Стругацких, перешли образу чуждого. Малянов, у которого остались только юмор и 
человеческая слабость, может только восхищаться силой и оптимизмом нового
федоровского героя:
"[Вечеровский] уедет на Памир и будет там возиться с вайнгартеновской
ревертазой, с Захаровыми феддингами, со своей заумной математикой и со всем
прочим, а в него будут лупить шаровыми молниями, насылать на него привидения,
приводить к нему обмороженных альпинистов и в особенности альпинисток,
обрушивать на него лавины, коверкать вокруг него пространство и время, и в
конце концов они-таки ухайдакают его там. Или не ухайдакают. И может быть, он
установит закономерности появления шаровых молний и нашествий обмороженных
альпинисток... А может быть, вообще ничего этого не будет, а будет он тихо
корпеть над нашими каракулями и искать, где, в какой точке пересекаются выводы 
из теории М-полостей и выводы из количественного анализа культурного влияния
США на Японию, и это, наверное, будет очень странная точка пересечения, и
вполне возможно, что в этой точке он обнаружит ключик к пониманию всей этой
зловещей механики, а может быть, и ключик к управлению ею... А я останусь дома,
встречу завтра Бобку с тещей, и мы все вместе пойдем покупать книжные полки."
(С.101-102).
Hесмотря на слегка истерический юмор рассказчика, "За миллиард лет до конца
света" является одним из наиболее пессимистических произведений Стругацких.
Авторы оказались неспособны согласиться со взглядами героев на решение
проблемы. Неустрашимый ученый, который откроет Великую Точку Пересечения, - в
лучшем случае федоровский сумасшедший, а в худшем - фанатик, желающий превзойти
границы собственной человеческой природы. С другой стороны, "человеческий"
ученый, семейный человек и законопослушный советский гражданин, показан
патетически бессильным в наше время, охарактеризованное Ханной Арендт как
эпоха, в которую доминируют две силы - Науки и Государства (тоталитарного).
-+-
6.  Young, p.11.
7.  Федоров H. Философия общего дела. Т.1, с.247.


--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

С демократическим приветом                              Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: Молния пугает за сотни поприщ, но она не опрокинет  (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 291 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Суб 18 Авг 01 01:21
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 08:30
 Subj : Pacкoпaй cвoиx пoдвaлoв
-------------------------------------------------------------------------------

Добрый день, веселая минутка!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
[...]
Что же касается фантастов... В странное попали бы мы положение, вздумай
представлять себе будущее по их произведениям. Это будущее столь же различ-но, 
сколь различны социальная действительность и мировоззрение этих Судите сами: у 
Р. Бредбери XXI век - это сожже-ние книг, над головами фантастов.Судите сами: у
Р. Бредбери XXI век - это сожже-ние книг, над головами проносятся с
душераздира-ющим ревом бомбардировщики, душа человека ог-лушена страшным
реактивным воем, подавлена и об-ворована чудовищным телевидением. А у
Стругацких XXI век: люди обживают далекие планеты, открыва-ют новые тайны
природы, совершают подвиги во имя дружбы, любви, человечества.
[...]
Когда-то Герберт Уэллс, отстаивая право ва <свою> фантастику, сравнивал ее с
фантастикой Жюля Вер-на и писал: <Hо мои повести - это фантазии совсем другого 
Прошло немногим более полвека, а на наших полках книги Ж. Верна и Г. Уэллса
сто-ят рядом, вместе с книгами И. Ефремова, Г. Гора, братьев Стругацких, Р.
Бредбери, Р. Шеклн, С. Лема, Ю. Долгушина, А. Кларка, Е. Парнова и М. Емцева,
А. Азимова и др.
[...]
Станислав Лем сам определил свой роман как ро-ман-предупреждение. Разве не об
этом жанре мечтал в свое время еще В. И. Ленин? По воспоминаниям М. Горького,
обращаясь к А. Богданову, он говорил: <Вот вы бы написали для рабочих роман на 
тему о том, как хищники капитализма ограбили землю, рас-тратив всю нефть, все
железо, дерево, весь уголь. Это была бы очень полезная книга, синьор махист!>
Последние годы фантасты многих стран разрабаты-вают этот жанр, потому что мы, с
нашим современ-ным знанием противоречивости современных обще-ственных
тенденций, ве можем удовлетвориться только романами-утопиями, только научными
фантазиями. История не апробируется в лабораториях. Ее не переиграешь заново. И
фантастика взяла на себя роль некоей социальной лаборатория, в которой как бы
проигрываются разные варианты на тему "А что случилось бы, если..">. Подчас
картины могут быть и неприятны, но ведь это только затем, чтобы отчетливее
видеть: по этому пути двигаться нельзя.
Такова повесть Стругацких <Хищные вещи века>, в которой рассказывается о людях,
отравивших себя удовольствиями, людях опустошенных, искалеченных нравственно.
Может быть, иных читателей именно эта повесть Стругацких впервые заставит
задуматься, насколько опасно для человека сделать наслаждение целью жизни,
подвергнуть себя нравственному и фи-зическому самоубийству, медленному,
незаметному и потому особенно страшному. И я не знаю, что здесь опаснее: то ли,
что читатель не разберется в <экономическо-социологической> основе Страны
Дураков, или то, что, разобравшись в ней, он облегченно вздохнет: <Hу, это-то
меня лично не касается, по-тому что происходит в капиталистическом мире>. Я
очень хотел бы надеяться, что такой читатель всего-навсего плод моей фантазии, 
но иные газетные и не-газетные выступления почему-то лишают меня моей благой
уверенности.
Несколько лет тому назад <Комсомольская прав-да> опубликовала письмо из
редакционной почты. Автор его категорично заявлял, что незачем осваи-вать
космос, раз это стоит больших средств, а лучше эти средства использовать на
улучшение быта его, автора, и подобных ему людей. Это письмо вспом-нилось мне, 
когда я смотрел совсем не фантастиче-ский, а, напротив, сугубо документальный
фильм Михаила Ромма <Обыкновенный фашизм>. Помните, как лихо отплясывают в том 
фильме обыватели, как самозабвенно танцуют они под нехитрую мелодию и
наслаждаются жизненными благами? А в это время гитлеровские солдаты уже шагали 
по Европе. Нет, сами они не были фашистами, эти наслаждающиеся людишки, но
дорогу фашизму прокладывали и они. Кинопублицист на документальном материале
вскрыл эту связь между обывательским равнодушием и фа-шизмом в недавнем
прошлом. Фантасты показывают, чем может обернуться эта тяга к безмятежному
су-ществованию в далеком будущем>. Ведь времена связаны между собой.
[...]
Да, времена связаны между собой. И нельзя, по-добно героям романа Чэда Оливера 
<Ветер времени>, сделать себе инъекцию, чтобы, погрузясь в сон, перескочить все
неудобства сегодняшней жизни и ближайших грядущих лет и проснуться в другом,
спо-койном и совершенном будущем, которое за время этого сна построят другие,
путаясь, ошибаясь и по-гибая. Надо быть коммунистом, чтобы трезво смо-треть в
лицо опасности и сражаться с ней, как сра-жается Саул Репнин, герой повести
Стругацких <Попытка к бегству>, который возвращается из прекра-сного
коммунистического завтра в свое время, в гитлеровский концлагерь, где его ждет 
гибель, но ждет и борьба. Hельзя переложить на других трево-ги своего времени, 
нельзя дезертировать из него.

[...]

        Горловский А. Время фантастики // Юность (М.). - 1967. -   1. - С.
73-78.
То же: Лит. и ты. - М., 1968. - Вып.2. - С.149-160.


--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

С демократическим приветом                              Алла, молчаливый глюк

--- Письмо неясного содержания, написанное с помощью GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Hе лучше ли сразу прийти? Опоздавшему - несчастье (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 292 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Суб 18 Авг 01 22:38
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 13:56
 Subj : Интepвью БHC
-------------------------------------------------------------------------------

I'm very glad to see You, dear All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
    Борис Стругацкий: Господь не играет в кости, а вот история - сплошь и рядом
/ Беседовала Ю.Кантор // Известия (М.). - 2001. - 18 авг. - С.8.

Борис Стругацкий:
Господь не играет в кости, а вот история -сплошь и рядом
Лучше всех разбираются в реальности фантасты, -руко-водствуясь этим
классическим тезисам, мы попросили писа-теля Бориса СТРУГАЦКОГО рассказать о
главных впечатле-ниях десяти лет новейшей истории России - <страны с
не-предсказуемым прошлым>...
- Борис Натанович, что вы помните о 19 августа десятилет-ней давности?
- Очень хорошо помню от-чаянную и безнадежную мысль свою: "Господи! Неужели
теперь так и придется доживать последние годочки опять в Империи лжи? Какая же 
тоска!" И первые проблески надежды помню, - когда очаровательная девчушка из
<Независимой газеты>, ка-жется, это была Таня Малкина, бесстрашно спросила
Янаева на пресс-конференции: <Понимае-те ли вы, что совершили госу-дарственный

переворот?> И тут же стало ясно, что Империя лжи в прежней своей форме уже не
переворот?> возвратится к нам никогда.

- Что сбылось за 10 лет и что - нет?
- Россия из страны с ярко - и полностью - выраженными политическими признаками 
то-талитарного строя превратилась в страну с ярко выраженными политическими
признаками строя демократического. Это главное, и это замечательно. Более того 
- возникло даже не-которое ощущение необратимо-сти происшедших перемен, а это
еще важнее и еще замеча-тельнее.
- Сценарий десяти прошед-ших лет - фантастический или все-таки реалистический?
- Ничего <фантастического> в истории никогда не происхо-дит. История - это
всегда самый что ни на есть суконный реа-лизм. А если что-то и кажется нам
иногда фантастическим, то это всегда следствие либо недо-статка фактов, либо
нашего не-умения в них разобраться.
- Тогда, в 91-м, все питерцы - да и не только мы - были просто очарованы
Анатолием Собчаком. Что такое Собчак - как явление, если вы, конечно, считаете 
его явлением?
- Анатолий Александрович был безусловно типичнейшим порождением революционной -
или квазиреволюционной - си-туации конца восьмидесятых. Блистательный оратор в 
сонме полунемых партайхозяйственников, резкий и смелый человек среди трусливых 
чиновников, больше всего на свете боявшихся ответственности; просто кра-сивый
мужчина среди этих как на подбор кувшинных рыл со свинцовыми глазами... Это был
человек эпохи "штурм-унд-дранг", он был незаменим и прекрасен в дни путча, он
был прекрасным, "представительным" мэром Петербурга, но при всем этом он был
неважный хозяйст-венник и весьма посредствен-ный аппаратчик. Это и решило его
судьбу.
- На ваш взгляд, появление Путина 10 лет назад рядом с Собчаком и теперь в
Кремле - вещи, историческим сценарим запланированные? А если это экспромт - то 
удачный ли и не-избежный ли?
- Это то, что называют зако-номерной случайностью. Всегда существует некий
набор вариан-тов, реализация которых более или менее вероятна. Чрезвычай-но
редко возникают варианты <неизбежные>, любой из них всегда имеет некий шанс на 
реа-лизацию. Господь не играет в ко-сти, а вот история - сплошь и рядом.
- Десять лет для истории, для нашей истории - много или мало? И как измерить
это <мно-го> или <мало> - количеством или качеством событий?
-- Это невероятно мало даже в сравнении с полноценной че-ловеческой жизнью, но 
это дья-вольски много, если речь идет о грандиозном скачке. Подумать только: от
тоталитарной импе-рии - к демократическому го-сударству и всего-то за десять
лет, и такой, скажем прямо, сравнительно невысокой це-ной! Сравните с другим
скач-ком: от Российской империи к сталинской.
- Ярче и интереснее жить и писать тогда или сейчас?
- Ну, тут уж вступают в силу совсем другие факторы: возраст, здоровье,
творческая потенция. Но ясно одно: жизнь стала как бы прозрачнее и чище -
гораздо больше информации И на поря-док меньше вранья.
- Многие говорят, что мы мельчаем - в поступках, образе мышления, в
творчестве...
- Hе думаю. Но мы стано-вимся другими. Более жесткими. Более холодными. Более
расчет-ливыми, если угодно. По край-ней мере, многие из нас. Хотя с другой
стороны... Может быть, просто цели переменились? И даже не сами цели, а формы? 
Раньше успех выражал себя в партийно-хозяйственной карье-ре, а теперь он
измеряется бакса-ми и акциями.
- <У нас сейчас вполне доб-ропорядочное государство лати-ноамериканского типа. 
Великолпная, кстати, почва для появления наших, собственных, российских
Кортасаров, Маркесов и Борхесов>, - это цитата из вашего предновогоднего
ин-тервью <Известиям> (опублико-вано 27 декабря 2000 года). Но вроде бы
Кортасары с Борхеса-ми не спешат появляться...
- Сорокин, Крусанов, Пеле-вин, Веллер - не первые ли это ласточки? Я привожу
авторов практически наугад, я не слиш-ком-то в курсе литературных подвижек
последнего десятиле-тия. Но все названные вполне достойно смотрятся в
приведенном выше ряду великих длатиноамериканцев, хоть смотрятся пока еще и
учениками, конечно. Но учениками талантливыми и многообещающими. Маркес то-же
не вдруг появился - до него была целая плеяда авторов ма-лоизвестных (во всяком
случае, у нас в России) и ныне полуза-бытых.
- <К Оруэллу же, я пола-гаю, нам уже не вернуться: мы слишком бедны и истощены 
для этого, нет у нас для этого до-статочных ресурсов - ни при-родных, ни
демографических, ни идеологических>, - продол-жаю цитировать то же интер-вью.
Вы уверены, что идеологи-ческих тоже нет?
- Для того чтобы сделать страну тоталитарной, народ на-до обмануть и запугать. 
А обма-нуть народ может только простая, ясная, общедоступная и соблазнительная 
идея. Таких идей я сейчас в публицистическом, да и политическом обиходе не
вижу.
- Ситуация в нашем госу-дарстве не напоминает вам ис-торию, описанную в <Трудно

быть богом>? Есть ли, был ли за эти десять лет у нас Румата, бу-дет ли?

- Нет, не напоминает совсем. Румата был наблюдателем сверх-цивилизации в
отсталой и страшненькой стране. Вы вери-те в существование таких наблю-дателей 
у нас, на Земле? Хотя многие верят...
- <Куда ж нам плыть>?
- <Куда несет нас рок собы-тий>. По проторенной до нас и не нами, но в какой-то
степени для нас, дороге к постиндустри-альному обществу потребления. И
остановить нас на этом пути сможет разве что энергетичес-кий кризис середины
века.
- За десять последних лет мы узнали много новых слов, уз-нали и цену им,
переоценили не-которые старые. Что из этого лексикона кажется вам наиболее
важным и не обесцененным?
- Все то же, что и раньше. Дружба, любовь, работа. Золото не тускнеет. Хорошее 
всегда хорошо.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------
2БBИ: Гaзeтa зaкyплeнa и т.д.
К чему бы это?                                          Алла, молчаливый глюк

--- На сто пятнадцатом прыжке в компьютер впорхнул GoldEd/W32 1.1.1.2
 * Origin: (Родня) на полях (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 293 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 01:08
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 13:56
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть oт Бpoмбepгa
-------------------------------------------------------------------------------

Конничива, All-сан!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Источник:
Сети
Дата:
14.02.2000
Автор:
Галина БОЛЬШОВА
Заголовок:
16.50 Явление себя народу, или В новый год с новой академией
Текст:
По платью встречают, да по уму провожают.
Русская пословица
В конце прошлого года в нашей стране родилась новая академия - Российская
Академия Интернет. В разосланном в СМИ пресс-релизе сообщалось, что таковая
учреждена как "самостоятельная творческая организация" и ее целями являются
"содействие дальнейшему развитию Интернет в России, популяризация лучших
Интернет-произведений в российской и международной аудитории, объединение
российских деятелей Интернета для защиты их профессиональных интересов и
авторских прав, а также сотрудничество с российскими и зарубежными
организациями, деятелями науки и культуры Интернет-сообщества", - уфф, конец
цитаты. Но прочтите ее еще раз внимательно. Не кажется ли вам, что цель и виды 
деятельности такой организации, как академия (если придерживаться традиционной 
трактовки этого понятия), должны быть несколько иными, а означенные задачи
скорее подходят для фонда или ассоциации? Не слепое ли это следование моде?
[...]
Вообще, выступления "друзей Интернета" стоило послушать - они были весьма
небезынтересными. Многих из академиков беспокоит, что вскоре национальная часть
Сети будет "забита" информацией, "сляпанной" на чудовищном языке, определить
который как русский можно лишь по начертанию букв. Их опасения отнюдь не
назовешь пустыми, поэтому уже сам факт включения в состав Академии таких
деятелей науки и культуры, как Юрий Башмет, Александр Житинский, Сергей Капица 
и Борис Стругацкий, вселяет надежду на то, что в Internet можно будет найти
материалы, написанные настоящим русским языком.
[...]
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Жду ответа, как соловей лета                            Алла, молчаливый глюк

--- Жуткое додревнее заклинание: GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Наступи на хвост тигра (2:5020/1941.61)S

- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 294 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 01:10
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 13:56
 Subj : Xayэлл-62
-------------------------------------------------------------------------------

Здравствуйте, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Гностицизм и метафизический дуализм
Мы уже обнаружили гностические мотивы и образность в декорациях произведений
Стругацких. Радикальный дуализм, делящий мир между Добром и Злом (что
характерно для всех гностических систем), закодирован в "шизофреническом"
пейзаже - сине-зеленое ничто с одной стороны, вечная материя - с другой.
Символизм Тьмы, противопоставленной Свету; этого мира, противопоставленного
иномирной вселенной; материи, "отягощенной злом", противопоставленной "чистому"
духу, в частности, хорошо развит в манихейской ветви гностической мысли8.
(Вспомним, что комсомолец Андрей из романа "Град обреченный" обвиняется в
манихействе). В манихейском разделении мироздания на божественный мир (Свет) и 
дьявольский мир (Тьма), земное существования относится к последнему, то есть
наше материальное бытие полностью принадлежит к миру дьявола. В исключительно
хорошем мире Бога нет человеческих существ; там только чистый (нематериальный) 
дух. Таким образом, жить в человеческом теле - означает жить во зле, но живущий
вне зла, как чистый дух, по определению прекращает быть человеческим существом.
Мой подход к изучению гностических мотивов и символов в произведениях
Стругацких основан на той предпосылке, что этот очевидно иностранный,
фантастический метафизический дуализм не просто так используется в роли
научно-фантастического причудливого образа. Стругацкие хорошо знали, что
"манихейство" не было занесено в современный Советский Союз из космоса. Скорее,
этот тип дуалистической мысли - каковы бы ни были его корни - в течение долгого
времени был составной частью российской культуры. Это проявляется теперь с
удивительной яркостью не только в распространенных увлечениях спиритизмом,
йогой, исцелением верой и другими оккультными науками, но и в серьезных
исторических документах, написанных ведущими интеллектуалами страны. Например, 
в документальном романе, посвященном сталинистскому прошлому, Василий Гроссман 
пишет:
"Ах, не все ли равно - виноваты ли стукачи или не виноваты, пусть виноваты они,
пусть не виноваты, отвратительно то, что они есть. Отвратна животная,
растительная, минеральная, физико-химическая сторона человека. Вот из этой-то
слизистой, обросшей шерстью, низменной стороны человеческой сути и рождаются
стукачи. Государство людей не рождает. Стукачи проросли из человека. Жаркий пар
госстраха пропарил людской род, и дремавшие зернышки взбухли, ожили.
Государство - земля. Если в земле не затаились зерна, не вырастут из земли ни
пшеница, ни бурьян. Человек обязан лично себе за мразь человеческую."9
-+-
8.  См. Jonas H. The Gnostik Religion. - 2nd ed. - Boston: Beacon Press, 1963; 
Lieu S. Manichaeism. - Manchester & Dover (N.H.): Manchester University Press, 
1985.
9.  Гроссман В. Все течет. - С.295-296.


--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Пoкa,                                                   Алла, молчаливый глюк

--- Без All жизнь не та, люблю, привет от ЛИАНТА+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Брать жену - к счастью (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 295 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 02:07
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 13:56
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть
-------------------------------------------------------------------------------

Простите за беспокойство, All, но...

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
[...]
Если столь характерное национальное лицо есть у российской читатель-ской
аудитории, то естественно предположить, что своеобразная физионо-мия должна
существовать и у литературы в цепом, и у женской фантастики в частности. Чем
российская <леталка-стрелялка> или <драконо-рубилка> отличается, скажем, от
американской, где авторы-женщины отвоевали себе прочные позиции?
Такая специфика, несомненно, существует, хотя она не сразу бросается в глаза,
потому что школу современной фантастики российские авторы про-ходят в основном 
не на домашних образцах. Виной тому запаздывание в гума-нитарной сфере, которое
ощущалось в бывшем СССР во многих областях, связанных с текстом как передающей 
информационной системой. Советс-кая фантастика тому пример. Каких бы ярких и
самобытных авторов она ни выплескивала из своих глубин, лишь немногие из них
(например, братья Стру-гацкие) оказывались конкурентоспособны со своими
заокеанскими коллега-ми. Читателя могла захватить оригинальная идея или
блестящая работа с языком, но общий <накатанный> профессионализм оставался у
отечествен-ных писателей заметно ниже, чем у их англоязычных коллег. Выдающаяся
российская школа перевода только придала творениям западных авторов
дополнительный блеск на русском языке. Это во многом обусловило их успех на
постсоветском свободном книжном рынке.
[...]
    Елисеева О. Между истерикой и рукоделием // Звездная дорога (Красногорск). 
- 2001. -   7. - С.67.

--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

C yвaжeниeм,                                            Алла, молчаливый глюк

--- Без All жизнь не та, люблю, привет от ЛИАНТА+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Брать жену - к счастью (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 296 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 02:09
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 13:56
 Subj : Pacкoпaй cвoиx пoдвaлoв
-------------------------------------------------------------------------------

О многоуважаемый (-ая) All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
[...]
<Туманность Андромеды> знаменует собой начало раз-вития современной советской
утопии. Вслед за ней поя-вились другие книги, авторы которых пытаются
предста-вить себе облик будущего, основанного на коммунисти-ческих началах.
Наиболее плодотворно и активно работают в этом на-правлении Аркадий и Борис
Стругацкие. Их романы и повести <Возвращение>, <Попытка к бегству>, трило-гия
<Страна багровых туч>, <Путь на Амальтею> и <Стажеры>, <Далекая Радуга>, а
также некоторые рас-сказы (<Белый конус Алаида>, <Почти такие же>, <Част-ные
предположения> и др.) в целом очень широко и де-тально обрисовывают мир
будущего, каким он видится этим авторам.
Мир этот, разумеется, не противоречит в принципе ми-ру <Туманности Андромеды> -
ведь идейная основа туг одинакова; но конкретный его облик совершенно иной и
обрисован иными приемами.
Прежде всего мир Стругацких кажется более близким к нашей эпохе, чем мир
Ефремова. Так оно, собственно, и обозначено авторами: в <Туманности Андромеды> 
дей-ствие происходит примерно через 2000 лет после наших дней, а <Возвращение> 
Стругацких имеет подзаголовок: <Полдень. 22-й век>. Впрочем, следует сразу
оговорить-ся: в мире Стругацких есть свое движение времени. Дей-ствие трилогии 
происходит в конце XX - начале XXI ве-ка; ее главные герои - Быков, Крутиков,
Юрковский, Дауге появляются в <Стране багровых туч> молодыми, а в <Стажерах> мы
видим их уже ветеранами космоса, стареющими людьми. Основное время действия в
<Воз-вращении>-XXII век, но оттуда переброшены мостики в прошлое, ко временам
трилогии, и в будущее - к той эпохе, о которой идет речь в <Попытке к бегству>.
(Это уж не говоря о том, что <Попытка к бегству> захватыва-ет в свою орбиту и
эпоху второй мировой войны, и эпоху феодализма). Рассказы тоже относятся к
разным эпохам, подключаются, как штрихи, к той или иной картине бу-дущего.
Поэтому в мире Стругацких очень отчетливо ощущается бег времени, движение во
времени, которое И. Ефремов лишь намечает как тенденцию.
Но дело не только в этом различии, хоть и оно весьма характерно. Мир Стругацких
вообще отличается плас-тичностью, предметностью, он гораздо более ощутим,
реален, обжит, чем величественная панорама <Туман-ности Андромеды>. Это
впечатление идет прежде всего от образов героев - они обрисованы вполне
реалистич-но, без всякой внешней приподнятости, торжественности. Говорят герои 
Стругацких тоже простым, ничуть не воз-вышенным языком, частенько чертыхаются, 
еще чаще смеются и острят - у них прекрасно развито чувство юмора.
Сила воображения у Стругацких развита не меньше, чем у Ефремова, но применяют
они эту силу несколько в иных целях - чтоб добиться максимальной иллюзии
реальности того мира, который пока существует лишь в их воображении, чтоб
заставить читателей дышать воз-духом этого далекого мира, видеть его небо, его 
здания, его обитателей, ходить по его дорогам и слушать его голоса.
Конечно, выигрывая в точности и пластичности, Стру-гацкие по сравнению с
Ефремовым проигрывают в сме-лости обобщений, в широте перспективы; однако их
под-ход к теме имеет настолько явные преимущества, что с таким проигрышем есть 
смысл примириться. В самом де-ле, исходя из того, что и в XXI, и в XXII, и в
последую-щих веках люди изменятся не так уж сильно, будут <поч-ти такие же>,
Стругацкие сразу получают возможность применять для создания образов своих
героев богатей-ший арсенал реалистической поэтики, в том числе и поэ-тики
Хемингуэя, которая им явно импонирует. Придир-чивые критики могут сколько
угодно попрекать Стругац-ких за <приземленность> их героев: это не
приземленность, а заземление, которое придает жизненную досто-верность и
правдивость их образам.
Что же происходит в мире Стругацких?
В конце XX - начале XXI века в этом мире, где меж-планетные полеты уже вошли в 
привычку и начинается эра межгалактических экспедиций, все еще существует
капитализм. Нет, это не то состояние <холодной войны>, в любую минуту грозящее 
атомным взрывом, которое на-рисовал Ф. Дюренматт. Это сосуществование,
постоян-ная борьба во всех формах-от добродушной по тону, хоть и серьезной по
существу перепалки (разговор Ива-на Жилина с барменом Джойсом) до стычки с
примене-нием оружия (Юрковский и Жилин на Бамберге). Но это - сосуществование
уже давно не на равных правах. Капитализм одряхлел и шаг за шагом отступает по 
все-му фронту. <Да, да, коммунизм как экономическая систе-ма взял верх, это
ясно, - говорит инженер американской компании Ливингтон. - Где они сейчас,
прославленные империи Морганов, Рокфеллеров, Круппов, всяких там Мицуи и
Мицубиси? Все лопнули и уже забыты. Оста-лись жалкие огрызки вроде нашей <Спейс

Перл>, солид-ные предприятия по производству шикарных матрасов узкого
Перл>потребления... да и те вынуждены прикрываться лозунгами всеобщего
Перл>благоденствия>.

Картина будущего выглядит тут, пожалуй, чересчур идиллично. Однако авторы
устами того же героя напоми-нают о реальной опасности, против которой придется 
долго бороться и после того, как коммунизм победит во всем мире. <Мещанство.
Косность маленького человека. Мещан не победить силой, потому что для этого их 
при-шлось бы физически уничтожить. И их не победить иде-ей, потому что
мещанство органически не приемлет ни-каких идей... Я не знаю, куда вы намерены 
девать два миллиарда мещан капиталистического мира. У нас их перевоспитывать не
собираются. Да, капитализм - труп. Но это опасный труп>.
Рассуждения Ливингтона во многом правильны. Но они ошибочны в исходной позиции:
он считает, что <сред-ний> человек - мещанин от природы, в каких бы усло-виях
он ни жил, что мелкособственническое свинство и равнодушие-имманентные свойства
человека и тут уж ничего не поделаешь.
 В XXIII веке не остается даже следов ни капиталисти-ческого строя, ни
мещанства. О последних капиталистах-продуцентах <шикарных матрасов> помнят
только их современники-звездолетчики, благодаря парадоксу време-ни очутившиеся 
в XXII веке. В романе <Возвращение> мы видим счастливое, сильное, красивое
человечество. Очень счастливое, но опять-таки ничуть не напоминаю-щее ни
карамельный рай, которым восхищается Ян Вайсс, ни тот внешне безмятежный и
веселый, но неизле-чимо больной мир, против которого страстно предосте-регает
Станислав Лем. Это мир, родственный ефремов-скому, - устремленный в будущее,
полный смелых за-мыслов и смелых дел, мир очень разнообразный, очень
жизнерадостный и веселый, мир, многое познавший, но страстно стремящийся к
новым высотам знания, - сло-вом, мир, жить в котором очень хорошо и интересно. 
И показан этот мир в <Возвращении> тоже широко, по принципу панорамы, медленно 
проходящей перед глаза-ми пришельцев из прошлого (классический прием уто-пии!).
Штурман Кондратьев и врач Славин, единствен-ные уцелевшие члены экипажа
<Таймыра>, вовсе не чув-ствуют себя несчастными, попав в это будущее, процесс
акклиматизации у них проходит легко и довольно быст-ро: ведь они попали не в
чужой и враждебный мир, как Эл Брегг в <Возвращении со звезд> Лема, - нет, они 
оказались среди своих.
О более далеких веках Стругацким, пожалуй, не удается рассказать с такой же
яркостью и убедительностью. Тут сказывается известная ограниченность избранной 
ими манеры (впрочем, опять-таки, выбор тут невелик - либо чистая публицистика, 
либо максимальное сближе-ние с нашим уровнем реакций и восприятии). Мы
допу-скаем, что люди начала XXI века будут очень похожи на нас. Талант авторов 
заставляет нас верить и тому, что эти люди, попав на столетие вперед своей
эпохи, освоят-ся там легко и безболезненно, что опять-таки их психика не будет 
существенно отличаться от психики <правну-ков>. Но разница между людьми XXI и
XXII веков все же ощущается в романе достаточно ясно, и доверие читате-ля не
нарушается. Но когда оказывается, что и в после-дующие века человечество ничуть
не меняется (а если и меняется, то не всегда разберешь, к лучшему ли, ибо наш
современник Саул выглядит в общем-то умней, благо-родней и смелей тех
обитателей далекого века, с кото-рыми он сталкивается в <Попытке к бегству>,
хотя Ва-дим и Антон, бесспорно, милейшие ребята), то это уже заставляет
задуматься: полно, так ли это будет? Ведь человеку XVIII века пришлось бы очень
нелегко в нашем XX (а уж тем более - жителю, скажем, XV века!). А тем-пы
развития все ускоряются, и даже за ближайшие пять-десят лет человечество
изменится весьма существенно, ибо изменятся условия его существования. Что же
будет через двести лет и еще позже? Нет, философская право-та здесь на стороне 
Лема - человечество будет непре-рывно меняться и будущее нельзя строить по
мерке на-стоящего, оно будет совсем иным.
Но, с другой стороны, что же делать художнику, же-лающему изобразить будущее и 
людей будущего, желаю-щему приподнять хоть уголок завесы над светлым миром
коммунизма? Следует ли ему отказываться от этого на-мерения, если он даже и
знает заранее, что не все ему удастся в равной мере? Нет, это было бы глубоко
не-правильно. Миру-всему миру, а не только Советскому Союзу - нужны картины
светлого будущего, в которое приходится грудью прокладывать дорогу. И значение 
та-ких книг, как <Туманность Андромеды> И. Ефремова или <Возвращение> А. и Б.
Стругацких, далеко выходит за рамки искусства. Это - умная, страстная,
искренняя проповедь идеалов коммунизма, рассказ о том, к чему приведет
осуществление этих идеалов, какая великолеп-ная, яркая, глубоко интересная
жизнь откроется перед человечеством, когда оно уничтожит войны и эксплуа-тацию.
Книги эти активно участвуют в битве идей, иду-щей сейчас во всем мире.
[...]
    Громова А. Двойной лик грядущего: Заметки о современной утопии // HФ: Альм.
науч. фантастики. - М., 1964. - С.270-309.

--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Целую, до свидания                                      Алла, молчаливый глюк

--- На сто пятнадцатом прыжке в компьютер впорхнул GoldEd/W32 1.1.1.2
 * Origin: От летящей птицы оставшийся голос (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ------------------------------ RU.LUDENY (NETMAIL) -
 Msg  : 297 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 02:11
 To   : All                                                 Вск 19 Авг 01 13:56
 Subj : В копилку тьмускорпионских новостей
-------------------------------------------------------------------------------
=============================================================================
* Forwarded by Alla Kuznetsova
* Area : RECEIVED
* From : Dmitry Belyavsky, 2:5020/358.109 (15 Авг 01 22:31)
* To   : Alla Kuznetsova,
* Subj : В копилку тьмускорпионских новостей
=============================================================================
Приветствую Вас, Alla!

И. Смирнов "Либерастия"

Эпилог. Исторические альтернативы.

http://tuad.nsk.ru/~history/Author/Russ/S/SmirnivI/liber/epilog.html

Но пастырям человечества приходится преодолевать еще и стихийное сопротивление 
на местах со стороны отдельных граждан, которые, может быть, даже не
задумываются о том, "где сердце спрута, и есть ли у спрута сердце", но по мере 
сил препятствуют вторжению в свою жизнь отдельных щупальцев. Движущей силой
такого сопротивления является здравый смысл и элементарные нравственные нормы, 
которые идеологам не удавалось полностью вытравить даже
в самые мрачные времена инквизиции.

   Искренне Ваш,
                                 Dmitry [ICQ UIN 11116575]

... Танец с граблями на админном поле
-+- GoldED 3.00.Alpha4+
=============================================================================


Здравствуй, All!
Boт, пpиcлaли...

C yвaжeниeм,                                            Алла, молчаливый глюк

--- Будильник "Дружба" на +/W32 1.1.1.2 камнях
 * Origin: Hеблагоприятен брод через великую реку (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 298 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 13:54
 To   : All                                                 Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть oт Бpoмбepгa
-------------------------------------------------------------------------------

Товарищ All, разрешите обратиться!?

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Источник:
Коммерсантъ
Дата:
07.09.99
Заголовок:
09.27 Прямая речь
Текст:
В Дагестане объявлено "о мобилизации усилий всего населения республики на
отражение агрессии". Секретарь Совбеза Дагестана поспешил разъяснить, что речь 
идет не о всеобщей мобилизации, а о создании неких комендантских рот из
местного населения на деньги Минобороны России (см. стр. 1). Но сути это не
меняет -- Дагестан продолжает формировать ополчение.
Вы бы записались добровольцем?
[...]
Борис Стругацкий, писатель:
-- Защищать Дагестан от чеченцев я бы записался, а вот штурмовать Карамахи --
нет. В первом случае -- это военное вторжение, война, и тут любые средства
хороши. А в Карамахи людей выжигают, как клопов, просто за то, что они хотят
жить по своим законам, и все. А ведь ваххабизм у нас законом не запрещен.
[...]
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Целую, до свидания                                      Алла, молчаливый глюк

--- Я большой глюк. Очень большой глюк. Размером в +/W32 1.1.1.2 GoldEdа.
 * Origin: У женщины - сила (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 299 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 14:03
 To   : All                                                 Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Xayэлл-63
-------------------------------------------------------------------------------

Добрый день, веселая минутка!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Наиболее разителен в этом утверждении Гроссмана его фундаментальный дуализм -
зло есть неискупаемый, неотъемлемый аспект любой телесной сущности. Вся
человеческая, животная, минеральная и растительная жизнь неизбежно виновна и,
типично, непристойна. Проблески хорошести в человеческой жизни происходят из
внешнего мира, из намеков на полузабытую божественную сущность, которая была
когда-то (по гностической мифологии) чистым богом. По сути, это замечание -
объяснение, по которому материальный мир - совсем не творение бога, это работа 
демиургов.
Значащая примесь восточного, гностического, дуалистического мистицизма в
российской мирской, равно как и в религиозной культуре проявилась отчетливо в
первые десятилетия ХХ века. Частично это было реакцией на волну научного
позитивизма, доминировавшего в интеллектуальной жизни на протяжении большей
части XIX века. Поэтому, когда Стругацкие изображают персонажей, относящихся к 
(маскулинной) научной интеллигенции, их стиль во многом обязан начавшейся с
Хемингуэя традиции западной литературы реализма (не социалистического), а их
изображение Иного - женщин, детей и нечеловеческого разума - вдохновлялось
полностью иной, исконной традицией. В общем, похоже, что Стругацкие для
характеристики женщин, детей и чуждого разума использовали образы гностического
дуализма и "Востока". Элементы антиэмпирических, не подражательных стилей
российских движений модернизма и авангарда первых десятилетий ХХ века
проявляются наиболее ярко в характеристиках Иного.

Женщины
При изучении романа "Мастер и Маргарита" И.Л.Галинская предполагает, что в
образе Маргариты Булгаков хотел дать литературное воплощение теологической
Софии - соловьевского начала Вечной Женственности. София Соловьева, в свою
очередь, - часть валентинианской традиции гностицизма. Кратко говоря,
валентинианские рассуждения полагают, что источник тьмы, и тем самым -
дуалистический разлом между материей и (божественным) духом - внутри самого
божества. "Божественная трагедия", как Джонас (Jonas) назвал это, и
необходимость спасения являются результатом изначальной божественной ошибки и
неудачи. В некоторый момент чистый дух (Бог) обнаруживает, что часть его желает
творить - "И однажды эта Бездна задумала создать начало всех вещей, и он вложил
этот замысел, подобно семенам, в чрево Молчания (женского начала), что было с
ним и она приняла это, и понесла Разум (Nous, мужское начало):." (Джонас,
с.181). Впоследствии чистое, непостижимое божество (Бездна) отделилось от своих
эманаций, сотворивших затем мир - это разъясняется по-разному в различных
гностических системах. Валентинианские размышления представляют две
символические фигуры, изображающие своей судьбой божественное падение. Это
мужской Изначальный Человек и женская Божественная мысль. Последняя, обычно
известная как "София" или "Мудрость", в сущности, является причиной падения
Бога: это ее страсть и ее ошибка привели к активности демиургов, творивших мир.
Двусмысленная фигура Софии, заключающая в себе широкий спектр толкований - от
наиболее духовной "Божественной мысли" до чувственной страсти, развилась в
философии Соловьева в Вечную Женственность. Галинская без затруднений находит в
тексте Булгакова многочисленные указания, подтверждающие ее предположение, что 
Маргарита - воплощение гностического женского начала, и, более узко, -
соловьевской Софии. Среди этих указаний - и наблюдение, что в романе все
сексуальные, плотские отношения между Мастером и Маргаритой отсутствуют.
Поскольку Маргарита взята на роль божественной Софии, способной дать рождение
Слову
(то есть вдохновить Мастера на написание романа), ее "обманчивое воплощение"
земной красоты (София-Пруникос - Мудрость-Блудница) отходит в сторону.
За исключением женского сообщества Леса в романе "Улитка на склоне" женщины
занимают менее значащие, подчиненные места в романах Стругацких. Впрочем, роль,
наиболее часто отводимая женским персонажам - быть жертвами грубого, пьяного,
животного совокупления, проходящего без любви. В романе "Трудно быть богом"
единственный женский главный персонаж погибает в ходе фашистского переворота. В
романе "Град обреченный" присутствуют два менее важных женских персонажа:
Сельма - блудница, а Мымру насилуют солдаты. В романе "Отягощенные злом, или
Сорок лет спустя" сама мысль о том, что у подобного Христу учителя Г.А.
когда-то была жена и семья, кажется его ученикам неуместной. Женский персонаж в
романе, фальшивая пророчица ислама Саджах изображена блудницей.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Пoкa,                                                   Алла, молчаливый глюк

--- На сто пятнадцатом прыжке в компьютер впорхнул GoldEd/W32 1.1.1.2
 * Origin: Меняют города, но не меняют колодец (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 300 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 14:04
 To   : All                                                 Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Pacкoпaй cвoиx пoдвaлoв
-------------------------------------------------------------------------------

Здравствуй, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
CУДЬБА нашей научной фан-тастики таит в себе нема-ло загадочного. С одной
стороны, книги молодых писателей-фанта-стов - А. и Б. Стругацких, А. Днепрова, 
С. Гансовского и дру-гих - издаются массовыми ти-ражами и все же немедленно
исчезают с прилавков книжных магазинов; они пользуются, без преувеличения,
мировой извест-ностью (например, произведения Стругацких изданы в
Чехослова-кии, Польше, Румынии,   ГДР. Франции, Италии, Японии, Анг-лии. США,
Канаде). С другой стороны, фантастика продолжает числиться, по меткому
выраже-нию И. Ефремова,  падчерицей литературы: <серьезная> крити-ка ее не
замечает, <солидные> журналы считают  ниже своего достоинства не то что
печатать фантастику, но даже знакомить-ся с ней; доступ в члены союза писателей
для тех, кто работает в этом жанре, фактически закрыт...
[...]
То, что фантастика продолжает успешно развиваться в этих усло-виях, говорит о
ее большой жиз-неспособности. Но, разумеется, та-кое положение дел не может ей 
не вредить. Действительно, ведь все поиски фантастики, настойчивые, страстные, 
ведущиеся в весьма различных направлениях, одина-ково игнорируются <серьезной> 
критикой. Никто не пытается осмыслить, что же хорошо и что плохо в современной 
фантасти-ке, каковы основы и перспективы развития этого жанра. Вот появи-лось в
прессе несколько рецензий на повести Геннадия Гора (может, потому, что Гор все 
же <чистый> писатель и критики считают, что он просто на досуге балуется
фан-тастикой?). Гора снисходительно похваливают-мол, ничего, фило-софствуй
себе, можно,-а обнару-женные у него недостатки списы-вают на общий счет
фантастики: что с нее возьмешь, такой уж это неполноценный жанр! И фантасти-ка 
Гора рассматривается, конечно, <самовито>, изолированно от все-го, что делают
другие фантасты. Между тем, если вдумчиво про-анализировать проблематику  и
художественные приемы Г. Гора в сопоставлении, например, с творчеством
Стругацких   или Днепрова, то станет ясно, что мы имеем дело с принципиально
раз-личными направлениями совре-менной фантастики (речь идет в данном случае не
об уровне та-ланта и мастерства, а именно о направлении поисков, об исход-ных
позициях).
Возьмем хотя бы те же сборни-ки, изданные <Знанием>. Ведь уже по повестям и
рассказам, ко-торые представлены там, ясно, как разнообразна по проблемати-ке и
стилевым приемам наша фантастика.
Острый моральный конфликт. лежащий в основе <Далекой Ра-дуги> Стругацких,
окрашивает атмосферу   этой   талантливой повести в суровые и яркие тона
трагической романтики, но не де-лает ее однообразной по колори-ту: там есть  и 
добродушный юмор,  органически  присущий творчеству Стругацких, и лириче-ская
любовная   сцена (поч-ти уникальное для этих авто-ров явление), и очень
напряжен-ные, остродинамические сцены. Но главное в повести - фило-софские и
моральные проблемы, связанные с научным поиском, опасным экспериментом и его
по-следствиями.
[...]
Посмотрите  на критические статьи, помещенные в сборниках <Знания>: ведь по ним
трудно по-нять. кто же пишет хорошо и кто плохо, кто талантлив и смел, кто
бездарен   и  подражателен. Можно сказать в качестве объяс-нения, что критики, 
проявляю-щие постоянный интерес к фан-тастике (такие все же есть, хоть их по
пальцам перечтешь), в кои-то веки получив трибуну для вы-ступления, стараются
поддержать честь жанра, стоять <спиной к спине у грота>. Но объяснение- не
оправдание. Приводит это, по логике вещей, к тому, что, напри-мер, Е. Брандис и
Вл. Дмитрев-ский в статье <Век нынешний и век грядущий> о новаторской яр-кой
повести братьев Стругацких говорят в том же благо-желательно-безразличном тоне,
что и о не-мыслимо разбухшем, сером и не-выразительном романе Г. Марты-нова
<Гость из бездны>, - мол, и у Стругацких, и у Мартынова есть недостатки, но
есть и достоинства. А в общем <нельзя умолчать>, как говорят авторы статьи, и
об А. Днепрове (который, как бы строго о нем ни судить, демонст-рирует в своем 
творчестве одно из принципиально важных и ин-тересных направлений современной
фантастики), и об Ал. Шали-мове, который довольно грамотно компонует свои
рассказы из гото-вых деталей: все, дескать, непло-хи, все фантасты.

[...]
        Громова А. Золушка // Литературная газета (М.). - 1964. - 1 февр. -
С.2-3.

 --------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Пoкa,                                                   Алла, молчаливый глюк

--- Жуткое додревнее заклинание: GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Пребудешь в стойкости - будет счастье (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 301 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Вск 19 Авг 01 13:50
 To   : All                                                 Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть
-------------------------------------------------------------------------------

И много ли у тебя глюков в этот прекрасный день, All? Давай добавлю парочку!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Уже 9 месяцев (с сентября 2000 года), как <Русская фантастика> начала новый
проект под названием <История фэндома> (http://fandom.ru/ или
http://fandom.rusf.ru/).
На сервере находится уникальное собрание материалов о жизни оте-чественного
Фэндома с 1977 по 2001 год. Сейчас на сервере доступно более 2600 фотографий
писателей, издателей, фэнов, через месяц пла-нируем сделать доступными еще
порядка 2000 фотографий (все уже от-сканировано, подготовлено и даже положено
на сервер, но еще не подпи-сано). Представлены фотографии с 51 конференции по
фантастики и от 12 клубов любителей фантастики (КЛФ различных городов). Когда
смот-ришь на фото <Аэлит> начала восьмидесятых - испытываешь странные ощущения.
Аркадий Натанович Стругацкий под лозунгом <Партия - ум честь и совесть нашей

эпохи!>

http://fandom.ru/foto/1981_aelita/ekr/ae81_004.jpg
[...]
Сейчас у нас подготовлены подборки фотографий <Лучшие фото Бу-лычева>, <Лучшие 
фото Стругацких>, <Лучшие фото Крапивина> и т.д. Большинство фото из частных
архивов, отсканированы и публикуются впервые.
[...]
Вам наверняка будут интересны интервью с 70 писателями и активи-стами Фэндома. 
Например, интервью с Аркадием Стругацким за 1983 год (<ЛУЧШЕ ВСЕГО МЫ ЗНАЕМ
САМИХ СЕБЯ...> http://fandom.ru/inter/ strug_a_3.htm) или материалы <КОРАБЛЮ

ВЗЛЕТ!> из переписки Ивана Ефремова http://fandom.ru/inter/efremov_1.htm, или

просто интервью с любимым писателем про литературу о хороших бандитах
(http:/ffandom.ru/inter/ bulycnev_3.htm).
[...]
        Ватолин Д. История фэндома // Звездная дорога (Красногорск). - 2001. - 
  7. - 76-78.

--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

К чему бы это?                                          Алла, молчаливый глюк

--- Дубль+/W32 1.1.1.2, сложный, многопрограммный, самообучающийся
 * Origin: Что нужно (для жертвоприношения?) - и двух (вместо  (2:5020/1941.61)S

- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 302 из 1530                         Scn
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/1.45     Пон 20 Авг 01 10:03
 To   : Alla Kuznetsova                                     Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть
-------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, Alla!

     16.08.29: Alla Kuznetsova --> Vladimir Borisov:

 AK>>> Дoлжeн вooбщe-тo... "3aявки нaпpaвляйтe пo aдpecy: 143400,
 AK>>> Kpacнoгopcк-8, a\я 105. Жypнaл "3вeзднaя дopoгa". Элeктpoннaя
 AK>>> пoчтa: startrack@rusf.ru"

 VB>> Напишу, поинтересуюсь.

 AK> И кaк?

Ответа пока не получил.

 VB>>>> Выписать, что ли? До нас он не доходит, естественно...

 AK>>> Этo нaмeк?..

 VB>> Ну, вообще-то это так не задумывалось, но интеpес имеется.

 AK> Лaднo, вcтpeчy - и нa Baшy дoлю зaкyплю... Baм вce нoмepa, или тe, в
 AK> кoтopыx эти "вapиaции нa тeмy" Cтpyгaцкиx, или кaк?

С ваpиациями, как бы это сказать, в первую очеpедь. А остальные -- как
получится...

                                                            Wlad.      
--- Seminate aurum 2.51.A0901+
 * Origin: Я человек простой, простодушный (2:5007/1.45)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 303 из 1530                         Scn
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/1.45     Пон 20 Авг 01 10:04
 To   : Alla Kuznetsova                                     Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть
-------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, Alla!

     16.08.29: Alla Kuznetsova --> Vladimir Borisov:

 AK>>> Kcтaти, oбpaтитe внимaниe нa ceгoдняшнюю тьмycкopпиoнcкyю
 AK>>> нoвocть.

 VB>> Это котоpая про Званцева? Обpатил. Что, оно в двух томах вышло?

 AK> B двyx. A чтo?

Да ничего особенного. Думаю, там встpечаются интересные интерпретации и других
событий российской фантастики.

                                                            Wlad.      
--- Аптоматан хепатый 2.51.A0901+
 * Origin: Все мы немного у жизни в гостях (2:5007/1.45)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 304 из 1530                         Scn
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/1.45     Пон 20 Авг 01 10:44
 To   : Alla Kuznetsova                                     Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть oт Бpoмбepгa
-------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, Alla!

     16.08.29: Alla Kuznetsova --> Vladimir Borisov:

 VB>> А от Бориса Натановича сегодня получил письмо -- пришлось ему
 VB>> веpнуться из отпускной поездки, не удалась она, pазболелся...

 AK> Oй...

А в пятницу получил уточнение: "Ложусь в больницу...". Гpустно.

                                                            Wlad.      
--- Buen retiro 2.51.A0901+
 * Origin: Массаpакш-и-массаpакш!!! (2:5007/1.45)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 305 из 1530                         Scn
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/1.45     Пон 20 Авг 01 10:48
 To   : Alla Kuznetsova                                     Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть. Cтpaннaя. Чacть 5
-------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, Alla!

     17.08.29: Alla Kuznetsova --> All:

 AK>         Переслегин С., Переслегина Е. Тихоокеанская премьера. - М.:
 AK> ООО "Изд-во АСТ"; СПб.: Terra Fantastica, 2001. - С.202, 368, 601-603,
 AK> 621-644.

М-да. Надо искать эту книжку. Переслегины -- это любопытно. Хотя и стpанно.

                                                            Wlad.      
--- Чеширский кот 2.51.A0901+
 * Origin: Я старик честный, старик пpямой (2:5007/1.45)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 306 из 1530                         Scn
 From : Nikita Garanja                      2:5020/3117.17  Птн 17 Авг 01 13:26
 To   : Vladimir Borisov                                    Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Можно вопpос?
-------------------------------------------------------------------------------
Привет Vladimir! Обсудим тему Можно вопpос??

<Воскресенье Август 05 2001, 03:23> Vladimir Borisov писал к Nikita Garanja:

 NG>> Ок! Я Вам отправлю мылом те объявления фак-сервера, которые я
 NG>> собираюсь постить, на предмет согласования, пожеланий:
 NG>> убрать/добавить/предъявить документы, etc...
 VB> На всякий случай дублирую в эхе: конечно же, есть смысл pегуляpно
 VB> давать здесь сообщения об этом фак-сервере. Возможно, Вы сочтёте
 VB> нужным добавлять на сеpвеp материалы, которые пpоходят здесь в
 VB> конфеpенции. Думаю, это тоже будет хоpошо.
Я тоже так думаю. Остается только сообразить, как автоматизировать процесс
помещения каких-либо материалов в базу сервера.

 /*#       #/*   Пока, Vladimir. Пиши.
 _       _                                    С уважением, Никита Гаранжа.

... Даже самый лютый Юзверь способен испытывать жалость.
--- Я жалости не испытываю - следовательно я не Юзверь...
 * Origin: На чужую кровать рот не pазевай. (2:5020/3117.17)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 307 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Пон 20 Авг 01 14:33
 To   : All                                                 Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть. Cтpaннaя. 4
-------------------------------------------------------------------------------

Товарищ All, разрешите обратиться!?

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
***
Когда Тим увидел вегикел, то даже покраснел от нахлынувшего на него
удовольствия. Красивый был вегикел и чистенький, не то что полупаром "Сиверия".
И очень по сравнению с полупаромом огромный - размером с Аккумуляторную
Батарею.
- А? - спросил он Марию. - Видала? Вот это вегикел так вегикел.
Марии вегикел тоже понравился, но ее очень беспокоили последствия.
- Форменное идиотство, - сказала она. - Это же надо додуматься! Ты хоть
представляешь, что с тобой сделают, если узнают?
- Ничего не сделают. И ничего не узнают. Это же списанный вегикел, сама
слы-шала. Нет, ну красавец! Это если бы я с Проспером не договорился и просто
украл, тогда конечно, могли бы быть и последствия. Да и то вряд ли. Нет, ну
лихой вегикел я папаньке достал!
- Кончится тем, - пророческим тоном сказала Мария, - что папаша твой этот
вегикел сначала загадит, а потом спьяну где-нибудь потеряет. Помяни мое слово, 
вот этим вот самым все и кончится. А комконовцы найдут и скажут - почему это
списанный вегикел в пространстве болтается?
Широко улыбаясь, Тим сказал:
- Они скажут, что это очень странное происшествие и возьмутся Странников
ис-кать. Очень они Странников искать любят. Обо мне и не вспомнят. Даже если
как следует намекнуть.
***
- Папа, открой, пожалуйста, дверь! - сказал Тим.
Тиму пришлось некоторые пять минут подождать, потому что опять был вечер и
опять Анатоль Максимович отличался медлительностью.
Анатоль Максимович сначала прокашлялся довольно отвратительным кашлем, а по-том
спросил:
- Что тебе надо, сынок?
- Я пришел поздравить тебя с твоим днем рождения и подарить тебе по этому
случаю подарок. Ты открой, пап!
- Только есть у меня нет, - предупредил Анатоль Максимович.
- Это ничего. Ты, главное, открой.
Анатоль Максимович открыл, но сына внутрь не пускал - он был в тот вечер близок
к состоянию озверения.
- Так что тебе надо, сынок, я не понял что-то?
Про себя Тим сокрушенно вздохнул, но наружу сокрушение свое не выпустил. Надо
через это пройти, отец все-таки - примерно так подумал про себя Тим.
Он увидел, что папаша готов. Что никаких дней рождения ему больше не надо. На
некоторую, очень короткую микросекунду Тиму даже стало жалко себя. Но он
пересилил жалость и сказал Анатоль Максимовичу, немножко, правда, упрекающим
тоном:
- Помнишь ли ты, папа, что у тебя сегодня день рождения?
Анатоль Максимович, особенно медлительный в тот день, немного подумамши,
произнес своему сыну Тиму:
- Ага.
- Тогда выслушай, пожалуйста, мои поздравления и прими от меня подарок. Анатоль
Максимович обдумал предложение Тима и кивнул,
- Я, сынок, отвечаю тебе согласием, - сказал он Тиму.
- Тогда, папа, я тебя поздравляю.
- Спасибо.
- И желаю тебе...
- А вот этого вот... - предупредил его Анатоль Максимович и отрицательно
пока-чал головой. - Вот этого вот ты уж пожалуйста мне. Приходят всё и желают. 
Не спрашивают ничего, все желают и желают, - пожаловался он сыну. Может, я не
же-лаю, чтобы мне всякие там желали!
- Напрасно ты, папа, - ответил на это Тим, - отвергаешь любовь и чувства
хо-рошо знакомых тебе людей. Но это к делу не относится. Я хочу, папа, сделать 
тебе по - дарок. А ты его от меня прими.
Анатоль Максимович снова подумал, глядя на Тима с нескрываемым подозрением.
- Хорошо, - ответил он наконец. - Я приму от тебя подарок, сынок. Давай его
сюда. Только есть у меня нет!
После этого Тиму пришлось очень крепко повозиться, чтобы уговорить отца выйти с
ним на улицу и проехаться к пустырю на бесколеске Боба Исаковича. Тим очень
честно старался, но отец согласия своего не давал.
- Я никак не могу дать тебе на это согласия, сынок, и не говорю тебе всего, что
я о тебе и о твоем подарке думаю, не хочу я этого говорить. Потому что у меня
сегодня день рождения, а я не привык его портить всякими там конфликтными
столкновениями. Я только хочу спросить тебя, сынок - почему ты так вреда для
меня хочешь? Чем это я тебе мешаю? Моежт, мне для твоего спокойствия умереть?
В конце концов они, конечно, сцепились, но Тим, сжав зубы, не дал себе воли и
не стал ударять отца кулаками, а просто обхватил его поперек туловища и поволок
вон из квартиры.
А отец безумным голосом звал на помощь.
***
- Это еще откуда? - спросил Анатоль Максимович очень обеспокоеным тоном, увидев
вегикел. - Кто-то решил меня навестить? Скажи мне, Тим, кто этот кто-то,
который решил навестить Анатоля Камеррера? Саймон? Эй, Саймон! Где ты? Ты что, 
действительно решил меня навестить?
- Нет, папа, - ответил Тим Анатоль Максимовичу. - Никто, к сожалению навестить 
тебя не решил. Это я просто тебе такой подарок на твой день рождения
приготовил.
- Какой? - спросил Анатоль Максимович и еще больше обеспокоился. - Какой? Я
нигде не вижу подарка.
Он попробовал оглядеться, чтобы, значит, поискать, какой же ему подарок
приго-товил сын Тим на его день рождения. Он огляделся, ничего не найдя, но на 
Тима ничего нехорошего не подумал. На самом деле Анатоль Максимович и думать-то
хорошенько не мог по причине своего болезненного состояния, а главное, по
причине нахождения перед ним самой настоящей Толстушки. Он ничего не мог думать
и только на Толстушку смотрел.
- Папа! - сказал ему Тим. - Ты напрасно смотришь по сторонам, потому что
подарок - прямо перед тобой. Я достал тебе в подарок на твой день рождения вот 
этот вегикел, на котором ты, согласно своего желания, можешь теперь отправиться
куда хочешь. Только вот бумаг я тебе на этот вегикел выправить не сумел. Ты
извини меня за это маленькое для тебя неудобство.
Когда до Анатоль Максимовича дошел смысл сказанных ему слов, ему сильно
взгрустнулось. Он подумал, что вот и здоровье кончилось. Анатоль Максимович и
раньше догадывался, что здоровье у него не резиновое, но как-то все думал, что 
не сейчас. Самая главная жалость для Анатоль Максимовича заключалась в том, что
нача-лось с головы. Он очень хорошо знал, что на Аккумуляторной Станции голову 
уже года с четыре как не лечат. Но раньше этот недостаток Анатоль Максимовичу, 
как и прочим жителям Поселка, казался необременительным, потому что никто еще
голову свою не доводил до такого состояния, чтобы ее лечить. Теперь вот
выяснилось, что действи-тельно неудобство. Ох, и как же не понравилось Анатоль 
Максимовичу, что со здо-ровьем у него началось именно с головы!
- Послушай меня, сынок, - попросил сына Анатоль Максимович. - Послушай и скажи,
на самом ли деле я стою здесь с тобой на Большом Пустыре с выключенными
фонарями?
- На самом, - ответил ему Тим.
- Тогда ответь мне, сынок, видишь ли ты перед собой какую-нибудь Толстушку?
- Меня удивил твой вопрос, папа, - несколько обиделся Тим. - Я отношу твой
вопрос за счет твоего скабрезного состояния. Которое вообще-то в день рождения 
любому простительно. Я, со своей стороны, главным образом вижу перед собой
вегикел. Причем не какой-нибудь там полупаром (который в некотором отдалении
отсюда я тоже мог бы увидеть, если бы такое желание у меня возникло), это
настоящий большой, даже очень большой межзвездный вегикел, который ты мог бы и 
узнать, папа, потому что точно такой же тебе уже приходилось пилотировать
лично. Вот толстушек я никаких практически не вижу. Меня, папа, просто удивляет
твое отношение к моему подарку.
- Сынок! - радостно воскликнул Анатоль Максимович, - Ты наградил меня
облегчением духа. За что большое тебе и человеческое спасибо.
- Пожалуйста! - великодушно ответил Тим.
- Толстушками, - объяснил Анатоль Максимович, - мы, пилоты - звездонавты,
называли этот данный конкретный тип космического вегикела. По причине их
несколько необычной для космических средств формы. Обрати внимание - у нее
никакой талии нет.
- Я помню, - ответил Тим. - Я просто сразу не подумал, что толстушкой ты зовешь
этот вегикел. Я просто забыл, так что извини меня, папа, за мою невольную
рез-кость.
- Но это еще не все, - продолжал Анатоль Максимович. - Теперь я хочу, Тим,
чтобы ты ответил на мой вопрос следующего содержания. Скажи-ка мне, Тим, что
делает здесь этот вегикел?
- Он отпилотирован сюда, чтобы стать подарком тебе к твоему дню рождения.
- Правильно, - похвалил Тима Анатоль Максимович, - именно это я и расслышал. И 
чтобы окончательно проверить свою догадку, я задаю тебе, сынок, еще один
вопрос. Не удивляйся, Тим, этому вопросу, даже если он покажется тебе в высшей 
степени странным. Я хочу понять, сынок, верно ли я понял своей не очень
здоровой головой, что вот этот вот вегикел, который мы с тобой оба видим
стоящим на Большом Пустыре, и который ты, по твоим словам, подарил мне на мой
день рождения - верно ли я понял, сынок, что вот этот вегикел теперь мой? Или
моя голова все-таки не очень здорова?
- Папа, - твердо ответил Тим, - ты не ошибаешься. Этот вегикел теперь твой.
Хотя я понимаю, что насчет твоей головы могут быть самые различные мнения. Но
уверяю тебя, папа, что ты можешь взойти на этот вегикел и отправляться куда
хочешь согласно своего желания.
Тогда Анатоль Максимович решил, что этот чудесный вегикел ему снится вместе с
Тимом, и решил немного соснуть в надежде прибавить своей голове здоровья. Он
за-крыл глаза и немного пообмяк, так что Тиму пришлось Анатоль Максимовича
рукою придерживать от падения. Однако Анатоль Максимовичу что-то не спалось и
он снова открыл глаза.
- Верно ли я тебя понял, сынок? - спросил он Тима еще раз.
- Верно, - еще раз подтвердил Тим, вежливо улыбаясь.
- Она моя?
- Он твой.
- И я могу взойти?
- Можешь.
- Согласно моего желания?
- Согласно.
Анатоль Максимович укрепился на своих ногах, еще немного пообдумывал ситуа-цию,
а затем, очень внезапно, начал проявлять повышенную активность. Он вырвался из 
рук Тима, быстро побежал к вегикелу, затем так же быстро вернулся к Тиму и стал
с бешеной скоростью трясти ему руку, потом опять побежал к вегикелу, но на
полпути резко остановился и замотал головой.
- Тим! - закричал он, - Я не могу взойти на борт своей... своего вегикела в
таком состоянии, в каком я нахожусь сейчас! Я не хочу, чтобы она при первом
свидании по-знала меня таким, как я есть сейчас. Отнеси меня домой, Тим, положи
меня в холодную воду и полощи, пока пары спиртного не выйдут окончательно из
моей головы, которая все-таки не так здорова, как я хотел бы, чтобы она была
здорова в такой момент.
- Да пожалуйста, - ответил Тим. - Я, папа, могу сколько угодно таскать тебя
туда-обратно, хотя если ты поинтересуешься моим мнением, то это все никому не
надо. Я предвидел возникшую ситуацию и захватил с собой такие специальные
таблет-ки, которые, как выпьешь, так всю нетрезвость из тебя сейчас же выводят.
Вот по-смотри!
И он протянул отцу ладонь, наполненную маленькими зелененькими шариками.
- Тим! - громко закричал отец. - Зачем ты меня опять раздражаешь, Тим, этими
твоими таблетками?! Разве ты не знаешь, что таблеток я не люблю и что они на
меня никогда не действуют?
- Но, папа, это очень эффективные таб...
- Не смей, сынок, говорить со мной о таблетках в такой момент, когда мне на
день рождения подарили Толстушку! Лучше неси меня, куда я тебе сказал и положи 
меня в холодную воду, чтобы я даже никогда и не слышал об этих твоих таблетках!
- Пожалуйста! - сказал Тим и, пожав плечами, приготовился отнести отца туда,
куда он ему сказал. Но тут Анатоль Максимович опять закричал:
- Тим, сынок, не уноси меня отсюда. Это слишком долго. Я лучше попробую сам,
без таблеток и холодной воды. Поставь меня обратно на ноги.
И опять послушался Тим. Он поставил Анатоль Максимовича обратно на ноги и
сказал:
- Как хочешь, папа. Но я бы тебе все-таки посоветовал.
- Hет. Я сейчас просто поднатужусь и протрезвею. Вот увидишь. Раз такое
собы-тие.
- Папа, - предупредил его Тим. - Так не бывает в жизни, чтобы человек просто
поднатужился и только от этого протрезвел. Я бы посоветовал тебе...
Но Анатоль Максимович в раздражении отмахнулся и, не сводя глаз с вегикела,
на-чал поднатуживаться.
И протрезвел.
Тим удивленно развел руками и сказал Анатоль Максимовичу:
- Теперь, пала, ты можешь, не стыдясь, всходить на свой собственный вегикел,
который я тебе к твоему дню рождения подарил.
И глядя прямо перед собой совершенно трезвым взглядом, ступая совершенно
трезвыми шагами, Анатоль Максимович взошел на вегикел и совершенно трезвым
го-лосом произнес:
- Здравствуй, Толстушка! Я твой новый хозяин.
На что вегикел ответил ему несколько недовольным тоном:
- Здравствуй, Анатоль Максимович. Надеюсь, ты не собираешься управлять
транспортным средством, в нетрезвом состоянии находясь?
- Собираюсь, - агрессивно подтвердил Анатоль Максимович. - Тем более, что я
сейчас поднатужился и поэтому трезв.
- Советую тебе, Анатоль Максимович, - ответил на это вегикел мужским голосом,
что было нарушением субординации, потому что, если уж к тебе, как к женщине
об-ращаются старшие по званию, то и будь любезен как женщина отвечать. -
Советую тебе, Анатоль Максимович, принять в таком случае отрезвительные
таблетки. Вот эти.
К Анатоль Максимовичу откуда ни возьмись подкатил маленький такой
хрусталь-ненький столик, а на нем тарелочка, а на тарелочке две красных
горошинки, точь в точь такие, какие Анатоль Максимовичу незадолго предлагал
Тим. Только разве что крас-ненькие.
Анатоль Максимович, несмотря на то, что трезв был только благодаря
исключи-тельной выдержке и натуге, очень хорошо понимал, что с вегикелом, на
котором ты собираешься куда-нибудь пилотировать, лучше всего никаких отношений 
не портить и даже наоборот - всячески их поддерживать. Старые это были машины. 
И капризные. V Анатоль Максимовича всегда в запасе был припасен для Тима
десяток-другой историй по их поводу. Анатоль Максимович хорошо знал, что
вегикел свой надо как следует изучать и любить, и ни в коем случае не
ссориться, разве что совсем уж припрет. По-этому Анатоль Максимович ссориться с
вегикелом из-за какого-то голоса или, там, таблеток не стал, а наоборот,
благодарно улыбнулся и таблеточку в рот принял. И еще спасибо, хитрец, произнес
вегикелу.
От таблеточки Анатоль Максимовича передернуло трижды и потянуло, как
выра-жались когда-то его коллеги, "на ломовой блёв", однако перетерпев, Анатоль
Макси-мович почувствовал освобождение от натуги.
- Ну, так, - сказал он Тиму посвежевшим голосом. - Ты, сынок, погуляй по
Пустырю часок-другой, а я маленечко прошвырнусь туда-сюда на этом транспортном 
средстве.
Но Тим уходить пока не собирался. Он еще не все сказал своему отцу.
- Пала, - сказал он Анатоль Максимовичу, - Перетерпи немного, потому что я тебе
не все сказал из того, что хотел сказать тебе в этот памятный для тебя день
твоего рождения.
- Тогда говори скорее, - нетерпеливо поглядывая на комнату управления, ответил 
Анатоль Максимович. - Мне хочется уединиться с моим новым вегикелом, чтобы
узнать его транспортные качества получше.
- Пала, - сказал на это Тим, - я очень хотел подарить тебе этот подарок к
твоему дню рождения от себя лично. Однако получилось так, что в его
приобретении участвовали многие наши с тобой знакомые. Я считаю, что это и их
подарок тоже. Я думаю, мы можем с тобой оценить их необыкновенную чуткость, что
они оставили нас вдвоем, а не приперлись шумной гурьбой, тем самым несколько
подпортив праздничность настрое-ния. Но они находятся здесь, неподалеку и хотят
лично принести тебе свои поздравления с твоим днем рождения, который ты
отмечаешь сегодня. Мне кажется, папа, что с твоей стороны было бы очень
неправильно их поздравления в свой адрес не принимать. Мне кажется, папа, мы с 
тобой должны выйти из вегикела и сказать нашим друзьям спасибо.
- Пожалуй, ты прав, сынок, - без особенного восторга ответил ему Анатоль Мак - 
симыч. - Это будет невежливо, если я не скажу спасибо. Хотя лучше бы ты, сынок,
приобрел этот вегикел своими собственными усилиями. Это была очень хорошая идея
- подарить мне вегикел. Как это она мне самому в голову не пришла.
На это Тим ничего Анатоль Максимовичу не ответил, а наоборот, взял его под руку
и вывел наружу из вегикела.
Теперь все фонари на Большом Пустыре были включены и в их ярком свете перед
вегикелом стояли в радостном возбуждении знакомые Тима и их родственники. Как
только Тим с Анатоль Максимосвичем показались в дверях вегикела, они стали
при-ветственно размахивать бутылками и руками, а также восклицать
приветственные слова.
- Поздравляем тебя, Анатоль Максимович, с днем твоего рождения, а также с не - 
обычайно ценным подарком, который подарил тебе твой сын Тим, - сказали они
очень веселыми голосами.
Анатоль Максимович растроганными глазами оглядел знакомых и их родственников,
особенно обрадовавшись большому количеству бутылок, ими размахиваемых. И он
сказал им большое спасибо от имени всего сердца, но пить, сказал, он сейчас не 
может, потому что вегикел водить в нетрезвом состоянии запрещает устав
Космической службы по проведению полетов, да и вообще перед вегикелом неудобно 
- начинать знакомство с вождения в нетрезвом состоянии.
- Мы все понимаем, - радостно ответили ему знакомые и их родственники. - Мы все
понимаем и совсем не против, чтоб ты не пил хотя бы в порядке исключения. Мы
сами все это выпьем - за тебя, за твой день рождения, за твоего замечательного 
сына и за подарок, который он, не без нашей помощи и поддержки, приобрел тебе
на твой день рождения.
И тут же стали пить вино сами, без малейшего намека чтоб угостить.
Анатоль Максимович почему-то этому огорчился, но поднимать шум не стал, а
на-оборот, еще раз, самым что ни на есть искренним тоном, сказал им всем
большое от имени всего сердца спасибо и попрощался с ними, потому что ему не
терпелось уеди-ниться со своим новоприобретенным вегикелом.
Однако знакомые и их родственники стали с изумлением переглядываться, как будто
чего-то недопоняв.
- Как это "до свидания"? - сказали они, с некоторым недоумением приподняв
правые брови. - Мы вроде чего-то недопоняли. То есть, что вы этим своим "до
сви-дания" хотите нам сказать, уважаемый Анатоль Максимович? Мы, можно сказать,
ста-рались-старались для ради вас и вашего дня рождения и никак не ожидали на
ваше "до свидания" в конце концов напороться. Неужели вот она, человеческая
благодарность, Анатоль Максимович?
Анатоль Максимовичу стало очень неловко перед знакомыми и их родственниками и
он тут же заверил их, что совсем не вот она человеческая благодарность, что
ничего такого в смысле человеческой благодарности он не планировал. Но вообще -
то Анатоль Максимович не совсем понимал, что такое возмутило знакомых и их
родственников из Аккумуляторного Поселка.
- Чего они хотят, Тим? - спросил он сына уголком рта, чтобы знакомые и их
родственники его вопроса не заметили. Другим же уголком рта он ободряюще
улыбался и глазами подмигивал, чтобы знакомые и их родственники покуда не
оскорблялись.
- Я думаю, папа, они хотят, чтобы ты их покатал. В знак человеческой
благодар-ности, - предположил Тим.
- Что ж, - ответил Анатоль Максимович. - Хоть у меня и были свои планы на-счет 
уединения с вегикелом на предмет ближе с ним познакомиться, я думаю, это можно 
устроить.
Вегикел, слышавший, конечно же, все, что говорилось о нем из-за открытой двери,
тоже подал голос:
- Вполне можно устроить прогулку, мои внутренние объемы это позволяют. Гово -
рят, что вегикелы не совсем компетентны в вопросах человеческой благодарности, 
однако мне кажется, что это будет им жест.
- Ишь ты! - отреагировал Анатоль Максимович на замечание вегикела. - У этой
Толстушки есть свое мнение и она не стесняется его высказывать перед хозяином. 
Тут чувствуется хорошая рука. Кто был твой последний хозяин, Толстушка?
- Вы у меня первый, - тихим голосом ответил вегикел, на что Тим бестактно
расхохотался.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Счастливо, пойду еще кому-нибудь приглючусь             Алла, молчаливый глюк

--- Письмо неясного содержания, написанное с помощью GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Почти достигнешь воды, но еще не хватит веревки для (2:5020/1941.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ---------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 308 из 1530                         Scn
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1941.61  Пон 20 Авг 01 14:34
 To   : All                                                 Втр 28 Авг 01 16:55
 Subj : Tьмycкopпиoнcкaя нoвocть. Cтpaннaя. 5
-------------------------------------------------------------------------------

И много ли у тебя глюков в этот прекрасный день, All? Давай добавлю парочку!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
***
Когда вы используете исследовательский вегикел типа "Толстушка" на манер
прогулочного катера, да еще мечтаете при этом показать гостям как можно больше 
достопримечательных мест Глубокого Космоса, о которых, по вашему мнению, ваши
гости не очень осведомлены - будьте готовы к некоторому количеству жалоб.
Исследовательский вегикел типа "Толстушка" (у него есть более точное и
офици-альное название, но автор данных конкретных строк не очень понимает это
название, не очень хорошо его помнит и, главное, не считает очень важным
приводить его здесь, тем самым внимание читателя всякой глупостью засоряя), как
можно выяснить из первых страниц его технического описания или, что еще лучше, 
из пространного разговора с самим вегикелом, принадлежит к классу транспортных 
средств сугубо универсального назначения. Это вам и боевой корабль, это вам и
исследовательское судно с массой всяких интересных приборчиков, и спасательное 
средство и вообще какое угодно - в том числе и пассажирское. Толстушка может
принять на борт до трехсот пятидесяти человек - при условии, что люди это
неприхотливые и к жалобам на тесноту, на малую приспособленность камбуза к
современным запросам любителей правильной гастроно-мии, а также и на все
остальное, непривычные - они и поспят где сидят, и сожрут что дадут. Но вот
пляски, песни, крики, дружеские потасовки и недружеские выяснения давно
сложившихся отношений - все это требует чего-то другого, чем вегикел типа
"Толстушка". Даже если на борту не триста пятьдесят человек, а, скажем, меньше,
чем сто.
Вегикел - тут мы склоняемся к отданию ему полного уважения - сделал все, чтобы 
гости, к полетам по Глубокому Космосу непривычные, хотя бы не испытывали мук
тошноты. Нельзя сказать, что это удалось ему абсолютно, только пространство он 
колол как бы самой тоненькой, самой безболезненной иголочкой, и переходики
совершав исключительно короткие. И все равно - через пятнадцать часов знакомые 
Тима и их родственники запросились домой, куда и были тут же доставлены.
Анатоль Максимович сначала вегикелом увлекся очень и даже чрезмерно. Он бросил 
гостей, удалился в комнату управления и всех, кто пытался нарушить его интимное
уединение с вегикелом, осаживал текстом типа: "Потом, потом!". Он там чего-то с
вегикелом разговаривал, он какие-то кнопочки нажимал, он по пульту рыскал не то
что глазами, а просто - таки даже и собственным носом - он, кроме того, песни
пел хором с вегикелом, о чем случайным знакомым родственника одного знакомого
Тима было собранию со смехом тут же доложено. Он просто упивался своим
новоприобретением, он потом, когда вышел, даже сказал Тиму:
- Тим, сынок, я просто не верю своим органам чувств! Я такое спасибо тебе,
сы-нок, что даже просто совсем другой человек!
- Да чего там! - ответил ему Тим, с удовольствием улыбаясь. - Ну, как вегикел? 
Навел ли ты с ним мосты взаимоотношений?
- Да, навел, - радостно ответил Анатоль Максимович, - и еще какие мосты! Это
самый лучший вегикел, с которым мне когда-либо приходилось иметь дело!
- Да чего там! - негромко сказал вегикел, вмешиваясь в беседу отца и сына. - Ты
тоже, вроде, не такой уж дурной хозяин.
- Вегикел! - сказал Тим уже не таким довольным голосом. - Известно ли тебе,
вегикел, что подслушивать, а тем более, и вмешиваться в чужие разговоры,
пользуясь результатами подслушивания, нехорошо?
- Нет, - ответил вегикел, - мне об этом ничего не известно.
Анатоль Максимович, тем временем, никакого недовольства поведением вегикела не 
высказал, а даже и наоборот, выслушал его с гордостью.
- Я его Максимом назвал. - ласково сказал он. - В честь отца. Толстушка ему не 
нравится.
- Видите ли, - опять встрял вегикел, - я ощущаю в себе мужское начало.
- Я даже вот чего решил, -- добавил Анатоль Максимович. - Поскольку я опять при
вегикеле, тем более при таком, я решил с этого самого дня завязать со своим
ал-коголизмом. Алкоголизм и вождение космических транспортных средств
передвижения в Глубоком Космосе - несовместимы.
- Вот это хорошо, - с необыкновенным одобрением словам отца заметил Тим. - Вот 
это совсем правильно. Это я одобряю без всяких предватительных условий.
- Ага! - сказал Анатоль Максимович, - Тут ты точно.
Но вокруг было шумно и очень весело. Бутылками знакомые Тима и их родствен-ники
уже не размахивали, а использовали их исключительно внутрь. Они громко
разговаривали друг с другом и были очень счастливы тоже. Они позвали Анатоль
Максимо-вича разделить с ними их радость по поводу такого удачного для всех дня
рождения, но Анатоль Максимович с большим сожалением отказался:
- Нельзя, - сказал он им, отворачивая от бутылок глаза. - Я за пультом. Тогда
знакомые Тима и их родственники стали очень настойчиво настаивать на своем
предложении, но когда Анатоль Максимович уже готов был согласиться, вмешался
Тим.
- Вы что делаете, мои знакомые и их родственники! - воскликнул он недовольным
голосом. - Ведь сказано же вам - человек за пультом.
Тогда знакомые Тима и их родственники попросили Тима разделить их удовольствие 
от такого удачного дня рождения.
- Тим, - сказали они. - мы тобой восхищаемся и хотим разделить это восхище -
ние с тобой вместе путем совместного распития этих прекрасных спиртных
напитков.
Тим обеспокоено посмотрел в сторону Анатоль Максимовича, который как бы ни -
чего и не делал, а даже смотрел в сторону, но отчаянно (и это Тим видел
прекрасно) боролся со своим недугом, который вообще-то излечить ничего не
стоит, только не в Аккумуляторном Поселке, где некоторые болезни не лечат по
причине технических неисправностей всякого оборудования; Тим, стало быть,
обеспокоено посмотрел на отца и попробовал отказаться, чего его знакомые и их
родственники абсолютно не поняли.
- Если ты так шутишь, Тим, то это очень неудачная шутка. Во-первых, ты не за
пультом, как твой отец Анатоль Максимович Камеррер, во-вторых, ты просто-таки
обещал нам это дело отметить в нашей компании, а в-третьих и в самых главных,
ты вообще никогда от таких предложений с нашей стороны не отказывался, тебя
даже останавливать иногда приходилось.
А уж когда Тима уговорили, уговорить Анатоль Максимовича не составило никакого 
труда. После первого же глотка Анатоль Максимович начал навязывать знакомым и
родственникам давно известную им историю о Планете, Где Все Можно, но его из
уважения не перебивали и даже охали в нужных местах, а также аплодировали по
настоятельным просьбам Тима. Тим даже что-то такое запомнил о том, что все они 
в полном составе, на Аккумуляторную станцию не забегая, на эту планету
отправиться собрались. Особенно радовался Проспер Маурисович, пьяненький, но по
- прежнему насчет Странников бдительный - ему очень хотелось хоть одним глазком
взглянуть на эту подозрительную планету.
Здесь, правда, мнения разошлись и для сведения этих мнений наиболее трезвые и
хитрые головы предложили предварительно совершить еще маленький прогулочный
полетик, после чего желающие вернутся в Поселок, а прочие отправятся на поиски 
планеты Анатоль Максимовича. Хитрые головы хитро подмигивали и прозрачно
наме-кали, что в таком режиме полет к Планете не состоится вообще. Но остальные
головы были в то время абсолютно бесхитростные и их хитрых подмигиваний не
заметили напрочь.
Не успел вегикел по имени Максим сделать, уже в самостоятельном режиме, пару
проколов глубоко космического пространства-времени, Анатоль Максимович впал в
состояние, при котором, что называется, не вязал лыка, и его пришлось уложить
баиньки в одной из отдыхательных комнат.
Однако долго разлеживаться, находясь в состоянии алкогольного опьянения, было
не в привычках Анатоль Максимовича. Очень скоро он вновь появился на людях, где
сразу развил бурную деятельность, совершенно не одобренную ни сыном его, ни
вегикелом Максимом, ни прочими знакомыми Тима и их родственниками на борту
вегикела. Го-воря грубо, но прямо, началось черт те что, о котором ни один из
участников первого прогулочного полета в деталях ни черта не помнит, но помнит,
что это действительно было черт те что.
***
Проснувшись наутро, Анатоль Максимович ощутил себя на чужом диване. Сначала он 
немного постонал, потом повздыхал, потом что-то такое себе под нос поворчал и
попробовал раскрыть глаза. Раскрывши, он их как следует протер, пригляделся
очень внимательно, только все равно ничего не понял.
- Где это я? - спросил Анатоль Максимович громким голосом.
- В Глубоком Космосе, Анатоль Максимович, - ответил ему кто-то. - Позвольте
предложить вам отрезвительную таблетку.
- А? - сказал Анатоль Максимович, ничего по - прежнему не понимая. - Ничего не 
понимаю. Кто это? Тим, ты, что ли?
- Тим спит, Анатоль Максимович. Это я говорю, вегикел ваш, Максим.
Анатоль Максимович без звука принял отрезвительную таблетку, помучился
ма-лость, ее глотая, и опять внимательно пригляделся к окружающей его
действительности.
Сначала он увидел ноги. Они были обуты в незнакомый ботинок и выглядывали из
под дивана, где отдыхал Анатоль Максимович, тем самым заставив его
предположить, что вчера Анатоль Максимович кого-то убил.
Но убивать, находясь в состоянии алкогольного опьянения, не было в привычках
Анатоль Максимовича. Был он, что и говорить, человек несколько задиристый и во 
хмелю мрачный, но все же не до такой степени. Единственное, что мог совершить
Анатоль Максимович в настроении буйства, заключалось в набитии кому-нибудь
физио-номии, но и такое случалось редко, поскольку обычно физиономию набивали
как раз самому ему лично.
Анатоль Максимович наклонился со своего дивана к ногам и в верхней их части
обнаружил тело, похожее на тело Эксклюзивного Представителя Проспера
Маурисовича Кандалыка.
- Что это он тут делает? - подумал Анатоль Максимович и вегикел тут же ответил:

- Спит. Он еще не проснулся. Вот даже и не знаю, будить ли его сейчас?
Вопрос вегикела Максима Анатоль Максимович оставил без комментариев, потому что
метрах в трех от дивана заметил в этот момент голову. Лицо у голопы было
закрыто спутанными волосами и потому неразличимо, но из-под волос торчали рыжие
усы, принадлежащие давнему дружку Тима Бобу Исаковичу. Боб Исакович шумно и
очень грустно вздыхал, потому что уже фактически просыпался, только очень не
хотел от-крывать глаза. А на диванчике напротив, уютно свернувшись, лежал некий
Аскольд, про которого Анатоль Максимович знал не так чтобы очень много, но знал
вся же, что был этот Аскольд сыном красивой южной женщины по фамилии Мораторья.
Анатоль Максимович задумался. В порядке очереди в его голову пришло все, что
было ей доступно из оставшихся воспоминаний о вчерашнем вечере, - он счастливо 
вздохнул, вспомнив о подарке на день его рождения, и сокрушенно вздохнул,
вспомнив о том, как он некрасиво этот день рождения отмечал. Точней, конечно,
не вспомнив, а сделав логичный вывод о некрасивости.
- Ох, нехорошо, - тихо сказал он и сделал еще один вывод. Вывод был такой: если
дружки Тима, а также Проспер, к дружкам не слишком относящийся, находятся на
вегикеле, который куда-то мчится сквозь необъятные просторы Глубокого Космоса, 
то где-то здесь должен находиться и Тим. Тем более, что вегикел Максим сообщил 
ему, что Тим спит.
- А где же Тим? - спросил Аиатоль Максимович, недоуменно оглядываясь,
на-сколько ему это позволяла болезненно задеревенелая шея.
- Здесь он, сейчас проснется, - ответил сзади вегикел почему-то женским и
не-приятно знакомым голосом.
- Максим, почему ты говоришь женским и неприятно знакомым голосом? - задал свой
следующий вопрос Анатоль Максимович.
- Он до того допился, что хочет, чтобы я ему вдобавок ко всему еще и мужским
голосом разговаривала, - прокомментировал вегикел.
Анатоль Максимович, предчувствуя недоброе, преодолел сопротивление шеи и
обернулся.
За его спиной стояла Мария.
Она стояла в своей излюбленной боевой стойке - уперев кулаки в бедра, нехорошо 
выпятив челюсть и глядя на Анатоль Максимовича убийственными и прожигающими
глазами. Анатоль Максимович отчасти из-за таких вот глаз старался с Марией как 
можно меньшие поддерживать отношения. То, что Мария была одета в ночную рубашку
и больше ни в чем - даже на ногах, - совсем не уменьшало устрашающего действия 
ее боевой стойки, а даже и наоборот - усиливало его.
Анатоль Максимович несколько скукожился в измерениях и сказал "ой".
- Проснулся, значит, - сказала ему Мария.
- Доброе утро, - вежливо ответил Анатоль Максимович. - А что ты, Мария, здесь
делаешь на моем вегикеле?
В ответ Мария остервенело набрала воздуху, до полной невозможности усилила
прожигательность своих глаз, поэтому Анатоль Максимович поспешно добавил:
- Я тебя, Мария, просто так спросил, без неодобрения. Мне просто интересно,
Мария.
- Я сопровождаю своего мужа в его непроходимой глупости, - ответила она, -
чтобы удержать его от непоправимых поступков. Хотя, думаю, что у меня ничего не
получится. При таком вот папаше...
На слове "папаша" Мария несколько подвзвизгнула и Анатоль Максимович понял, что
сейчас кое-что начнется. С максимальной положительностью он поглядел на свою
невестку и сказал ей очень вежливо и в то же время очень так, знаете, веско
нижеследующие слова:
- Ты пока выйди, Мария, а? Я тут... Мне надо... мне надо сделать утреннюю
гим-настику.
Обдав Анатоль Максимовича презрением, Мария ответила, подвзвизгивая уже
практически в каждом слове:
- Представляю, что это за гимнастика. Я бы на твоем месте, тестюшка (вот за
этого "тестюшку" тоже очень не уважал Анатоль Максимович общение с женой сына),
насчет гимнастики уже и не беспокоилась; я бы на твоем месте, тестюшка,
отговорила бы их всех и домой отправилась, А сам потом лети куда хочешь. Даже и
лучше будет, если навсегда!
У Анатоль Максимовича от этих слов мелькнуло нехорошее подозрение.
- Погоди, Мария, - сказал он Марии. - Hе спеши с выводами. Объясни толком, от
чего я должен вот эту вот компанию отговорить? Разве у нас с тобой, с Тимом, с 
его друзьями и их родственниками не увеселительная прогулка по Глубокому
Космосу, на которую вы же меня и подбили?
В этом месте Мария сказала замечательно мудрую фразу, которую Анатоль
Мак-симович по достоинству как следует и не оценил - потому что был спросонок, 
навер-ное. Она сказала ему:
- Пить надо меньше, тестюшка! - и добавила тут же. - Вспомнил! Прогулку мы уже 
давно закончили. И даже две! Теперь у нас поход.
Во всех внутренностях Анатоль Максимовича появилось мокрое, холодное и уди -
вительно противное полотенце.
- И... куда? Этот вот поход... он куда, скажи мне, Мария?!
- Так бы и убила старого идиота! - обоими кулаками ударив себя по бедрам,
громким голосом ответила ему невестка Мария. - Сманил лучших людей и сам спьяну
не помнит куда!
- А что, уже утро? - вмешался с полу не до конца решивший проснуться Боб
Исакович.
- Вечность! Уже вечность, и ты ее проспал! - совсем закричала Мария. - Ну что
за сброд, что за дикий сброд собрался у нас, в нашем Аккумуляторном Поселке!
И с этими словами она решительным шагом ушла в отдыхательную комнату, где ее,
по предположению Анатоль Максимовича, ждал, спя, его сын Тим.
Анатоль Максимович страдальчески задумался над сказанными ему словами.
- Максим! - позвал он вегикела, страдальчески немного подумав. - Скажи мне,
Максим, куда сейчас направляется наша компания?
- Мы направляемся по координатам, указанным вами, Анатоль Максимович, - ответил
вегикел, - на планету, которую вы называли именем "Планета, Где Все Мож-но".
Причем я о такой планете ничего не знаю.
- Так я и думал, - с этими словами Анатоль Максимович сокрушенно вздохнул. -
Мне почему-то так и подозревалось. А скажи мне, Максим, как так случилось, что 
мы летим на эту планету не в приятном уединении "ты да я"? Почему со мной летят
все эти люди?
Если бы Анатоль Максимович не был так сильно обескуражен происходящим, он
наверняка обратил бы внимание на тон, которым с ним разговаривал принадлежащий 
ему вегикел. Другой какой бы и пропустил мимо ушей, но только не звездонавт.
Звездонавты умеют различать тон, которым с ними разговаривают их транспортные
средства.
- Они не хотели, но вы очень настаивали. Вы сказали им, что без них ни к какой 
планете не полетите, потому что их общество вам дороже всего на свете. Хотя за 
несколько часов до того вы придерживались совсем наоборот.
Анатоль Максимович сокрушенно покачал головой.
- И... и Марию тоже я позвал? - искренне удивился он.
- Ее особенно (этого, конечно, с вегикелами просто быть такого не может, но
Анатоль Максимович готов был поклясться, что тут Максим гаденько подхихикнул). 
Вы объяснились ей в любви.
Анатоль Максимовичу стало неловко, он слегка прокашлялся и незаметным образом
огляделся. Но окружающие его люди не прислушивались, они были очень заняты
про-цессом мучительного пробуждения.
- А что она? - заботливо стараясь говорить потише, спросил Анатоль Максимович.
- А она не объяснилась. - отрезал вегикел. И добавил деловым тоном. - Тут вот
какое дело, хозяин.
- Да-да? - повелительно сказал Анатоль Максимович.
- Хотелось бы все-таки определиться, куда мы конкретно летим? А то что-то...
Координаты, указанные вами, если выражаться дипломатически, несколько
расплывчаты и неточны.
- Да? - сказал Анатоль Максимович уже не таким повелительным тоном. - А как я
сказал, Максим?
- Вы сказали... - далее последовала неразборчивая фонограмма, звуком
напоми-нающая последнее мычание сраженного тореадором быка.
Задумчиво повращав глазами, Анатоль Максимович попросил:
- Переведи-ка!
Тоном "а что тут переводить, неужели непонятно?" вегикел перевел:
- Вы сказали; "За той звездой налево и два прокола по шестьдесят. Как увидишь
месиво, разбуди".
- Ну, правильно, - утвердительно кивнув, сказал Анатоль Максимович. - Так что, 
до месива не добрались еще?
- И я не уверен, что доберемся, - торжественно подтвердил вегикел. - Вы не
конкретизировали звезду, так что мне пришлось по этому поводу строить догадки. 
Что касается проколов, то, как вам, я полагаю, известно, Анатоль Максимович,
для совер-шения прокола нужно определить не один параметр, а, как минимум,
шесть. Затем - я могу только догадываться, что вы имели в виду под термином
"месиво". В моей памяти такого термина нет.
Анатоль Максимович опять начал оглядываться, с невыразимой тоской вздыхая и
глядя скучно.
- Тебе никто не говорил, Максим, - спросил он голосом страдальца, - что ты
за-нуда?
- Нет, - ответил Максим. - Вы у меня первый.
- Оно и видно. Если б я у тебя был не первый, ты бы знал главный принцип
дей-ствия всех вегикелов, действующих по главному принципу своего действия.
Вегикел немножко оскорбился и поэтому возразил:
- Напрасно вы говорите такое, Анатоль Максимович. Я очень хорошо знало не
только первый, но и...
Анатоль Максимович презрительно поморщился.
- Если ты насчет непричинения, то позволь тебе замолчать, Максим. Позволь
по-править тебя и сказать тебе, Максим, что главного принципа ты не знаешь не
по не-знанию, а потому что ему учатся только в процессе. Только в процессе!
Спроси же меня, Максим, в чем заключается главный принцип твоего поведения!
- Ну? - ответил вегикел.
- Главный принцип твоего поведения, Максим, заключается в том, чтобы тонко
своего хозяина чувствовать, ловить каждый его жест, угадывать каждую его...
эту... мысль!
- Насчет подхалимства и пресмыкания, Анатоль Максимович, - ответил
оскорб-ленный в самых лучших чувствах Максим, - ничего такого в моих уставах не
содер-жится. У меня, между прочим, какие-никакие, а все же и права имеются. Так
что ты это брось, Анатоль Максимович.
- И опять ты не понял по своей неопытности главную мысль главного принципа! -
попенял вегикелу Анатоль Максимович. - У тебя и права могут иметься, и, не дай 
бог, строптивость в характере присутствовать может, это все пожалуйста, но для 
лучшего взаимодействия между вегикелом и его пилотом самое правильное - если
вегикел до тонкостей знает о желаниях своего хозяина. Например, куда его зрачки
повернуты, когда он говорит слово "туда".
- Это я как раз понял, но там целое соз...
- А также, уважаемый Максим, неплохо бы тебе ознакомиться с теми сокраще-ниями,
которые в частных беседах между вегикелом и его пилотом применяемы будут.
Например, слово "шестьдесят" по отношению к проколу означают все шесть
параметров по нулю - самое, между прочим, применяемое при проколах, то есть по 
умолчанию,
- Если б ты, Анатоль Максимович, вообще ничего не сказал, я бы так и сделал, но
ты сказал "шестьдесят" и я воспринял это как значение первого параметра, то
есть умножение дальности...
- О, господи! - обеспокоился Анатоль Максимович. - И куда же нас в таком случае
занесло?
Здесь помешали беседе просыпающиеся друзья Тима, а также и сам Тим, вышедший из
отдыхательной комнаты, чтобы поздороваться с отцом.
- Здравствуй, папа! - сказал Тим. - Как спалось тебе на вегикеле, который я
подарил тебе на день твоего рождения, состоявшийся вчера?
В качестве ответа Анатоль Максимович посмотрел на Тима пристальным взглядом.
- Доброе утро, Анатоль Максимович, - сказали в этот момент друзья Тима. - Hе
скажете ли вы нам. куда мы направляемся на этом вегикеле, и, в частности, когда
мы окажемся наконец дома?
- Aral - ответил им Анатоль Максимович. - Я вам сейчас это скажу. Мы
на-правляемся на этом вегикеле, который со вчерашнего дня носит название
Максим, на планету, которую я знаю под названием "Планета, Где все Можно".
- И о которой я не знаю ровным счетом ничего, потому что информация о ней у
меня не содержится, - добавил со своей стороны вегикел.
- Hет! - воскликнул Боб Исакович. - Только не это! Я очень плохо переношу
полеты в Глубоком Космосе. Hу пожалуйста! Я больше не буду!
- Господи боже! - вслед за ним воскликнул Проспер Маурисович. - Но я не могу!
На мне большая ответственность. Ведь я - эксклюзивный...
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Cчacтливo                                               Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: Каков физический смысл понятий "нутро" и "чуять"? (2:5020/1941.61)
  

Предыдущая Список сообщений Следующая


Скачать в виде архива




Русская фантастика > ФЭНДОМ > ФИДО >
ru.fantasy | ru.fantasy.alt | ru.ludeny | ru.mythology | ru.sf.bibliography | ru.sf.news | ru.sf.seminar | su.books | su.sf&f.fandom
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001