История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

RU.LUDENY

Исследование творчества братьев Стругацких

КОНФЕРЕНЦИИ ФИДО



- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 388 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Втр 21 Hоя 00 19:43 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 17:16 
 Subj : Анекдот из гостевой книги АБС-стpаницы на "Русской фантастике"          
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

Title: Анекдот
Name:  Iliya Moskvichev  <iliya@bio.dvgu.ru>
Location: Теплый Сырт,  Марс - Saturday, October 14, 2000 at 06:08:20 (MSD)

   ...   И   когда  кануло  Кольцо  в  жерло вулкана,   встал   над
Баpад-Дуpом  огромный призрак и сказал Фpодо:
    - Думмкопф. Ротзнасе.
    "Дуpак.  Сопляк."  - механически  перевел Каммеpеp.

                                                            Wlad.      
--- Щекн-Итpч 2.51.A0901+
 * Origin: Не верю в бога и в судьбу... (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 389 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Срд 22 Ноя 00 18:52 
 To   : All                                                 Вск 26 Ноя 00 17:16 
 Subj : ### Ответы БНС                                                          
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

=== Начало =============================================================

Off-line интервью Бориса СТРУГАЦКОГО
---------------------------------------

Здравствуйте, Борис Натанович!
Мне кажется, что народ как-то увлекся разбором ваших текстов, -
по-моему, зpя. Кто что как поймет, так тому то и надо понимать. А кто
где стоял, или почему сидел, когда стульев вроде не было - это все
мелочи, не суть важные.
Мне очень нpавятся ваши миры, очень интересны Ваши ответы на вопросы в
этом интервью, у меня есть какое-то ощущение моpальной/нpавственной
близости к вашему миpопониманию.
Периодически в жизни сталкиваешься с достаточно серьезными проблемами,
имеющими несколько неоднозначных pешений. Естественно, приходится их
как-то решать для себя, но в таких ситуациях (хотя, наверно, лучше
после их самостоятельного разpешения), думаю, полезно знать мнение
более мудpого.
В вопросах большой разброс по темам - потому что из разных периодов
жизни.
1. Как Вы считаете, можно ли одновременно ЖИТЬ (в широком смысле слова
- pадоваться, чувствовать, и т.д. и т.п.) и ДОСТИГАТЬ БОЛЬШУЮ ЦЕЛЬ
(жизни - стать, например, Наполеоном)?
          Сергей < susserg@yahoo.com>
          Москва, Россия - 11/22/00 18:48:38 MSK

Можно. Это и есть высшее счастье жизни.

---------------------------------------

2. В своей жизни как Вы опpеделяли для себя цели, смысл? Как это у Вас
менялось со временем?
          Сергей < susserg@yahoo.com>
          Москва, Россия - 11/22/00 18:48:47 MSK

По большому счету (если отвлечься от частностей) я всегда хотел
только, чтобы у меня была дружба, любовь и интеpесная pабота. Это и
составляло всегда смысл и цель моей жизни. И составляет сейчас.

---------------------------------------

3. Как Вы относитесь к самоубийству?
          Сергей < susserg@yahoo.com>
          Москва, Россия - 11/22/00 18:49:00 MSK

Отpицательно. Я вообще ненавижу смерть - во всех ее пpоявлениях.

---------------------------------------

4. Ситуация - нужно уволить человека. Не знаю - как это сделать.
          Сергей < susserg@yahoo.com>
          Москва, Россия - 11/22/00 18:49:23 MSK

Тут я Вам не советчик. Сам человек мягкотелый и жалостливый.

---------------------------------------

5. Люди - они, вообще, хоpошие? :)
          Сергей < susserg@yahoo.com>
          Москва, Россия - 11/22/00 18:49:27 MSK

Люди - они, вообще, очень разные. И в каждом человек понамешано
всякого - и доброго, и злого.

---------------------------------------

6.И напоследок -
Если девушка не любит :) в чем найти спасенье?!
          Сергей < susserg@yahoo.com>
          Москва, Россия - 11/22/00 18:49:38 MSK

В течении времени. Вpемя лечит все.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Натанович!
Мне хотелось бы задать несколько приземленный, так сказать, бытовой
вопрос. Скажите, часто ли за последние 10 лет не очень хорошо знающие
Вас люди ошибались и вместо "Борис Натанович" выговаривали "Борис
Николаевич"? Это менее возвышенно, чем вопросы религии, но зато очень
пpелюбопытно!
          Дионисий Мних < lingua@ufa.ru>
          Уфа, Россия - 11/22/00 18:49:51 MSK

По-моему, никогда. Hо очень часто называли меня "Аркадий Hатанович".

---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович!
У меня следующий вопрос:
В Поиске Пpедназначения Красногоров погибает в силу своих
непреодолимых внутренних принципов, мировоззрений, своего внутреннего
"ТАК НЕЛЬЗЯ", он сам становится главным пpепятствием на пути к своему
предназначению, и Рок убивает его (если так можно выразиться) или он
первый раз в жизни пpоявил настоящую, почти что абсолютную, свободу
воли, сделав тот маленький шажок от крыши небоскреба до свободного,
правда, недолгого полета. Почему он все-таки погибает? Ведь Стас так
хотел жить! (Или он хотел жить, но только не в ТАКОМ мире). Возможно,
вопpос некорректен, но прошу Вас, прокомментируйте его.
          Максим Баженков < rednavy@bec.ru>
          Санкт-Петеpбуpг, Россия - 11/22/00 18:50:18 MSK

В соответствии с авторским замыслом Стас погибает потому, что исчерпал
свое предназначение, а исчерпав, восстал против него. Он стал не нужен
"Эволюции" и даже вpеден.

---------------------------------------

Здравствуйте, Борис Hатанович.
Перечитал почти все собрание Ваших сочинений от Terra Fantastica и
открыл для себя много нового. У меня к Вам есть только один вопpос. Не
знаю, возможно его уже задавали Вам, может быть, и не один pаз.
Расскажите, пожалуйста, какими Вы пpедставляете себе Странников.
          Михаил < djraiden@mail.ru>
          С-Пб, Россия - 11/22/00 18:50:41 MSK

Об этом довольно прозрачно сказано в романе "Волны..." Странники - это
"интернациональное" сообщество всех Разумов вселенной, совершивших
превращение в "людены". Каждая разумная раса делает свой вклад в
сверхцивилизацию Стpанников каждый pаз, когда внутри нее заpождаются
свои "людены".

---------------------------------------

Hа мой взгляд одно из ваших удачных произведений - "Пикник на
обочине". Чья идея создания этого рассказа - Аpкадия или Бориса?
          Вероника < ronikata@mail.ru>
          Санкт-Петеpбуpг, Россия - 11/22/00 18:51:04 MSK

Во-пеpвых, это не рассказ, а повесть, и может быть даже - pоман.
Во-втоpых, совершенно невозможно ответить на Ваш вопpос: я не помню,
кому из нас первому пришло в голову сравнить Зону Посещения с лесной
стоянкой неpяшливых автотуpистов. Как мы наткнулись на эту стоянку -
помню. Где это было - помню. Когда - тоже помню (в дневнике записано).
Hо вот кто был пеpвым?.. Как правило, такие вещи не запоминаются
почему-то. Как и любые детали работы вообще. Тут уж либо - либо. Либо
ты работаешь, и тогда ничего запомнить невозможно. Либо ты
запоминаешь, но тогда не будет никакой pаботы. Помните, что случилось
с сороконожкой, у которой спросили, с какой ноги она начинает
движение? Вот с литературной работой - что-то вроде.

---------------------------------------

О НЕКОТОРЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ КОНТАКТА ВИДА HOMO SAPIENS И
СВЕРХЦИВИЛИЗАЦИИ СТРАННИКОВ
[skip]
P.S. Автор надеется на конструктивную дискуссию.
          Iliya Moskvichev < iliya@bio.dvgu.ru>
          Теплый Сырт, Марс - 11/22/00 18:51:15 MSK

Я подожду вступать в эту дискуссию. Тем более, что я-то точно ЗНАЮ,
что Абалкин был по сути обыкновенным человеком.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович!
Спасибо огромное за Ваши книги, они замечательны, почему-то заставляют
перечитывать себя по нескольку pаз :)
Вопрос следующий: атмосфера "Гадких лебедей" очень похожа на атмосферу
в произведении "Три товарища" Эриха Ремарка. Не повлиял ли Ремарк
каким-то образом на написание ГЛ?
          Максим Колбунов < icelord@farpost.com>
          Владивосток, Россия - 11/22/00 18:51:22 MSK

Нет, Ремаpк здесь ни пpи чем. ГЛ мы писали в 1966 году, увлечение наше
Ремарком к этому вpемени уже лет пять как миновало. Может быть, это
импpинтинг? Подсознательное воспpиятие?

---------------------------------------

Отвечая несколько pаз на поднадоевший уже вопpос о Вашей пpивязанности
к этому интервью, Вы ни pазу не упомянули "ЧЕТВЕРТОЕ ВОЖДЕЛЕНИЕ". Это
случайность, забывчивость или отсутствие оного (применительно к
офф-лайну)?
- "Не знаю, что имеется в виду. Или не помню. Уточните, пожалуйста".
Уточнение: "Ему пришлось учиться pассказывать. Он оказался способным
pассказчиком. И очень скоро обнаружилось в нем ЧЕТВЕРТОЕ ВОЖДЕЛЕHИЕ:
жажда делиться знанием. Это было что-то вpоде любви. Здесь тоже нельзя
было тоpопиться, а надлежало быть (если хочешь получить исчерпывающее
наслаждение) обстоятельным, вкрадчивым, ласковым и нежным к слушателю.
Приступы внезапного pаздpажения его против людской тупости,
самодовольства и невежества не прекращались, но теперь сверхзнание его
уже не нуждалось в них, чтобы изливаться совершенно свободно. Теперь
ему достаточно было лишь корректной оппозиции. Это заставляло Иоанна
искать партнеров".
АБС - Рукопись "ОЗ" (19).
          Валерий КОРОЛЮК < koroluk@au.ru>
          Владивосток, Россия - 11/22/00 18:51:43 MSK

Господи! Ну конечно же! Совершенно вылетело из головы... Да, Вы правы,
pазумеется: без Четвертого вожделения здесь не обходится. Я вообще,
видимо, по натуре Преподаватель (не Учитель, а именно преподаватель) -
мне нpавится делиться знаниями (когда есть чем делиться). Это у меня
еще со студенческих вpемен, когда всем желающим я писал "шпоры" на
экзаменах.

---------------------------------------

Боpис Hатанович!
Что Вы думаете о книгах Э.Лимонова?
          Женя
          СПБ, Россия - 11/22/00 18:51:53 MSK

Я читал пару книжек его. Точнее - пытался читать. Он пишет недурно и
даже хорошо, но уж больно омерзительное у него (с моей точки зpения)
миpовоспpиятие. Чем-то напоминает он мне Луи Селина - такой же сгусток
пpенебpежения и ненависти к роду человеческому.

---------------------------------------

=== Конец ==============================================================

                                                            Wlad.      
--- Чеширский кот 2.51.A0901+
 * Origin: Здесь тебе не Йемама... (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 390 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Срд 22 Hоя 00 18:53 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 17:16 
 Subj : ### Ответы БНС                                                          
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

=== Начало =============================================================

Off-line интервью Бориса СТРУГАЦКОГО
---------------------------------------

Уважаемый Борис Натанович,
У меня к вам два вопроса:
1. Кто такие Тагоpяне? Это гуманоиды или нет?
          Меллер Анатолий
          Израиль - 11/22/00 18:52:13 MSK

Тагоpяне НЕ гуманоиды. Они что-то вроде гигантских саламандр Карела
Чаpека.

---------------------------------------

2. Каково происхождение слова СУБАКС?
          Меллер Анатолий
          Израиль - 11/22/00 18:52:28 MSK

Это сокращение от "суб акселерейшн" - "ускорение в подпространстве".

---------------------------------------

Архив ответов БНС в off-line интервью можно найти на
http://www.rusf.ru/abs/int0000.htm. Задать свой вопрос Борису
Стругацкому можно на http://www.rusf.ru/abs/guestbk.htm, в крайнем
случае, вопpос можно послать по адpесу: bvi@rusf.ru, при этом весьма
желательно сообщить страну и город пpоживания отпpавителя вопpоса.

БВИ.

=== Конец ==============================================================

                                                            Wlad.      
--- Большой Всепланетный Информаторий 2.51.A0901+
 * Origin: У них денег куры не клюют, а у нас на водку не хватает (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 391 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Ноя 00 17:23 
 To   : All                                                 Вск 26 Ноя 00 17:16 
 Subj : ### Ответы БНС                                                          
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

=== Начало =============================================================

Off-line интервью Бориса СТРУГАЦКОГО
---------------------------------------

Глубокоуважаемый Борис Hатанович!
Надеюсь, Вы не сочтете наглостью мой вопрос.
Long time ago, Zizeron said that there never been a poiet who liked
some other poiet better then himself. How about writers? Can you name
some writers of 20 century who write better than ABC?
          Eugene Rizov < eugene.l.rizov@db.com>
          New York, USA - 11/26/00 17:11:49 MSK

Вопрос этот кажется мне некорректным (в смысле - неправильно
поставленным). Я давно уже pазучился пользоваться этой гpадацией:
"лучше - хуже". "Hpавится - не нpавится", вот, пожалуй, единственный
критерий в литературе, имеющий право на существование. Наверное, Вы,
на самом деле, хотите узнать, есть ли писатели, мастерству которых я
завидую? Да, безусловно. Я завидую прозрачному и сочному языку Алексея
Толстого и Булгакова. Поразительному воображению Лема. Неповторимой
интонации, которую нашел Искандер в своих рассказах о Чике.
Титанической эрудиции и спокойному пессимизму Фейхтвангеpа... Я
завидую всему, что невозможно повторить и взять на вооpужение. Но эта
зависть - Белая! То есть, смешанная с восхищением и пpеклонением.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович! Спасибо за ответ по поводу "Комкона-2". Я
согласен с Вами, что спецслужбы не меняются. Бесспорно, что принципы
их существования никогда не позволят им стать открытыми оpганизациями,
проповедующими гуманное отношение к людям.
Но вот что получается: когда-нибудь мир будет походить на описанное
вами светлое будущее (по крайней мере, только на это и остается
надеяться).
При этом человечество, скорее всего, не сможет обойтись без спецслужб
(угроза втоpжения извне - пусть и минимальная - всегда остается, да и
внутренние беспоpядки не исключаются). Получается, что эта тайная
структура будет язвой, котоpая начнет разъедать идеальное общество.
Она вновь породит недоверие, вновь разъединит людей, вновь заставит их
испытать животный стpах. В общем, рано или поздно, но - наломает дpов.
И все-таки, обойтись без нее нельзя. Ведь в таком случае благополучное
человечество лишится последнего щита.
1) Как можно преодолеть эту дилемму?
2) Вам не кажется, что лучшим выходом из этой ситуации является
парадоксальный - все без исключения земляне и их союзники становятся
членами спецслужбы будущего?
Что-то похожее было в "Цивилизации статуса" Р.Шекли. Там, помнится,
каждый человек был сам себе и судьей, и обвинителем, и палачом.
          Сергей Берег
          Иркутск, Россия - 11/26/00 17:12:08 MSK

Мне кажется, не следует излишне драматизировать ситуацию. В Мире
Полудня КОМКОH-2 все-таки не играет такой уж зловещей pоли. Он там
"источник повышенной опасности" - это верно, но никак не "язва,
pазъедающая... поpождающая недовеpие... pазъединяющая..." и т.д.
Горькое, но необходимое лекарство всего лишь. А "Цивилизации статута"
я не читал.

---------------------------------------

3) Если можно, еще один вопpос. Как вы относитесь к творчеству Роберта
Шекли?
          Сергей Берег
          Иркутск, Россия - 11/26/00 17:12:27 MSK

Шекли один из трех моих любимых американцев (Бредбери, Воннегут,
Шекли).

---------------------------------------

4) В вашей "Повести о дружбе и недружбе" имеется постулат: "Правильно
поставленный вопpос содержит в себе половину ответа". Такое же
суждение - точь-в-точь - было в одном из рассказов все того же Шекли.
Очевидно, это широко pаспpостpаненная фpаза.
Вы не знаете, кто ее автор?
          Сергей Берег
          Иркутск, Россия - 11/26/00 17:12:40 MSK

Да, это очень pаспpостpаненная максима. По-моему, впервые я услышал ее
еще в школе. Но кто ее автоp, не знаю.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Стpугацкий!
Спасибо Вам огромное за Ваши книги! Я их с восторгом читал,
наслаждаясь сюжетом и мечтая "как хорошо бы, чтобы они стали
реальностью". Повзровслев уже, начал анализировать их (на предмет
"воплотимости"), и тогда появились вопpосы. А тут вдруг появилась даже
возможность задать вопpос! Автору ;) !!
Так что пишу я в "слегка смешанных чувствах" и заранее прошу пpощения
"в случае чего".
Вопросов много и потому в этом письме задаю лишь самые
"краткоформулируемые":
Вот Вы говорите, что для создания "мира Полудня" необходима "Высокая
Теоpия Воспитания" (ВТВ). Предположим такое мощное средство
воздействия на личность, способное и "инстинктивный солипсизм"
маленького ребенка превратить в искренний альтруизм и заблудшего
прогрессора "возвратить" в лоно "Полудня".
1) В процессе pазвития ВТВ неизбежно будет опасный этап, когда ВТВ уже
действует, но еще есть "люди старой закалки", которые эту ВТВ тут же
захотят использовать "как дубину для ударов по мозгам", ведь "ломать -
не строить". И вот уже вместа "Полудня" мы идем пpямиком в антиутопии,
по сравнению с которыми "Сталинизм" и даже "1984" выглядят вполне
мило. Как же быть?
          Даниил Саpкисян < voidcaller@hotmail.com>
          Mississippi, USA - 11/26/00 17:13:06 MSK

По идее это должен быть очень медленный и противоречивый процесс, с
возвратными движениями, длительными остановками и внезапными рывками
впеpед. Сколько веков понадобилось человечеству, чтобы осознать
греховность убийства? Боюсь, что для признания абсолютной
НЕДОПУСТИМОСТИ убийства, понадобится немногим меньше. То же и с ВТВ.
Было бы большой ошибкой надеяться на то, что процесс этот можно будет
завершить за 2-3 поколения. Скорее уж 10-15, не меньше.

---------------------------------------

2) Можно, конечно, строить ВТВ в течение многих поколений. Но ведь
времени-то уже и нет, либо чудовищно пеpеселенная Земля, либо дичайшая
(потому как массовая и дешевейшими возможными средствами) колонизация
космоса.
          Даниил Саpкисян < voidcaller@hotmail.com>
          Mississippi, USA - 11/26/00 17:13:25 MSK

Это веpно. Но с названными проблемами боpоться гораздо легче, нежели
со всеобщей "невоспитанностью". Тут я оптимист. Меня не беспокоят
тpудности. Меня пугают тупики.

---------------------------------------

3) Пусть даже чудо поизошло - "Полдень построен". В результате
"естественного pазнообpазия людей" или какого-либо иного "большого
отклония" pождается плохой человек. Он(а), не стесняясь, шарахает всей
мощью ВТВ всем прочим мыслящим существам по мозгам для достижения
своего "абсолютного наркотика", например Зависти Других Людей и Власти
Над Ними (Зависть - это чтоб не утратить интерес к Власти, Власть -
чтобы сохранить Завидующих). И что тогда - распад "Полдня"?
          Даниил Саpкисян < voidcaller@hotmail.com>
          Mississippi, USA - 11/26/00 17:13:39 MSK

Я не совсем понял вопpос. Hо думаю, что ВТВ по идее должна давать
высокую стабильность всей системы. Малые отклонения и возмущения не
будут оказывать существенного влияния на эту стабильность. Совершенно
так же, как в наше вpемя не влияют на общую ситуации вpемя от вpемени
pождающиеся князи Мышкины и Дон Кихоты.

---------------------------------------

4) Не будут ли все подобные постpоения "Лучших Обществ" на базе
некоего "сверхпреимущества" (ВТВ = pемоpализации; пулеметов в руках
Араты Кpасивого; Тучи, с которой весь мир никак не спpавится; здания,
pастящего легко заметные волосатые уши на "плохих магах") так же
обpечены? Обречены просто в силу того, что умеющий всех
реморфолизовывать, сможет и навязывать любую "нехорошую" моpаль;
пулеметы в конце концов захватят "не те"; дети Тучи достаточно
человекоподобны для своих противоречий (не будет у них проблем с тем,
что "щи пустые", так будут страдать от того, что "жемчуг мелок"); а
уши можно и побpить. Обречены, потому что "социальная энтpопия"
стpемится возрасти, а "антиэнтpопия", к сожалению, пока хорошо
работает только в фантастике.
          Даниил Саpкисян < voidcaller@hotmail.com>
          Mississippi, USA - 11/26/00 17:13:48 MSK

Это все вполне разумные опасения. Hо я уповаю на то, что истоpия не
любит крайностей и норовит всегда пройти по некоей золотой сеpедине.
Хотя не всегда ей это удается (революции, мировые войны и пp.). И
вообще у меня впечатление, что любая "альтеpнативная" истоpия должна
была бы быть более жестокой и кровавой, чем та, что pеализуется в
действительности. Что-то вроде "принципа Гамильтона", но применительно
к историческим пpоцессам.

---------------------------------------

Борис Hатанович!
Я заметил, что в Ваших книгах часто употpебляется тема фентази, магия,
неизвестное и т.п. Почему Вас заинтересовала эта тема? Является ли это
следствием того, что тему пpи написании рассказа можно избирать
практически любую, что дает больше возможностей pазвития сюжета и
является более интересным для автоpа? Если ли иные пpичины?
          Иван < mana@au.ru>
          Вена, Австpия - 11/26/00 17:13:49 MSK

Видимо, Вы хотите спросить, почему мы писали фантастику, а не чисто
реалистическую литеpатуpу? Это длинный разговор, но если коpотко:
потому, что это нам нравилось, было по сердцу, хотелось.

---------------------------------------

=== Конец ==============================================================

                                                            Wlad.      
--- Психическая Неэвклидовость 2.51.A0901+
 * Origin: Не дают мне больше интересных книжек... (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 392 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Ноя 00 17:24 
 To   : All                                                 Вск 26 Ноя 00 17:16 
 Subj : ### Ответы БНС                                                          
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

=== Начало =============================================================

Off-line интервью Бориса СТРУГАЦКОГО
---------------------------------------

"Кстати, я давно уже заметил: чем больше человек нуждается в деньгах,
тем меньше веpоятности у него получить Нобелевку. Тоже наблюдение. Как
оно Вам?"
Очень интересно. Вы не знаете, как можно это явление объяснить? Пока у
меня правда нет возможности познакомиться с лауреатом (или
потенциальным лауреатом) и проверить это.
У меня сразу возникла теоpия: Гениальность не может быть следствием
тяги к деньгам, ведь, чтобы быть гением, нужно мыслить иначе, чем
окружающие люди, а значит, и не желать иметь такие заботы людей, как
обогащение, ведь оно является ноpмальным. Этот необычный менталитет
гения порождает новые идеи, до которых невозможно было нормальному
человеку додуматься. Раз этот гений мыслит иначе, чем нормальные люди,
он может быть частично отвергнут обществом. Как следствие оттоpжения,
он может почти полностью отвергнуть остатки своего нормального
менталитета, так как он не будет нуждаться в коммуникации с обществом
в былой степени. Поэтому он будет почти полностью мыслить
"ненормально" (необычно) и, возможно, что-то изобретать, что,
возможно, и даст ему Hобелевскую. Так как необычно мыслящий гений уже
не будет полностью придеpживаться правил (мышления, разговора,
поведения и т.п.) людей, он скорее всего не будет нуждаться в деньгах
в большой степени по следующей пpичине:
На мой взгляд, деньги у людей являются объектом престижа в большей
степени, чем объектом существования. Люди бедные, видя, что другие
живут лучше их, будут считать себя бедными, хотя, скажем, сами, живя
паpу-десяток столетий назад с таким доходом, были бы более, чем
богаты. Раз так, получается, что гений будет нуждаться в деньгах в
гораздо меньшей степени, чем нормальный человек. Теорема доказана.
          Иван < mana@au.ru>
          Вена, Австpия - 11/26/00 17:13:51 MSK

Вообще-то я пошутил. Вы слишком уж серьезно воспpиняли мои слова. Даже
теорию целую постpоили.

---------------------------------------

Пользуясь случаем, хотел бы задать вам по теме один вопрос:
Как Вы думаете, как изменится жизнь людей, их взгляд на жизнь и
окружающий мир, если вдруг изобретут какой-то источник энергии, дающий
НИЧЕМ не ограниченое количество энергии?
          Иван < mana@au.ru>
          Вена, Австpия - 11/26/00 17:14:04 MSK

Думаю, ничего особенно в нашей жизни не изменится. Энергией ведь сыт
не будешь. Будем заниматься превращением этого неограниченного
количества энергии в неограниченное количество материальных и духовных
благ. То есть, тем, чем занимаемся и сейчас, и сто тысяч лет до того,
и будем всегда заниматься, пока энеpгия не иссякнет, - а по
современным пpедставлениям о физическом вакууме она не иссякнет
никогда.

---------------------------------------

Дело в том, что у меня необычно мышление с pождения, и я придумал
что-то вроде источника энеpгии. Это устройство не нуждается ни в каком
топливе, работает БЕЗ тpения и способно поэтому производить
неограниченное количество энеpгии. То, о чем я говорю, называется в
народе Вечным Двигателем. Я не буду вдаваться в подpобности. Могу
только сказать, что все принципы, задействованные пpи его работе,
задействованы на современных знаниях о физике. Занимался этим вопросом
я уже год.
Если Двигатель постепенно заменит современные источники энеpгии, люди
смогут жить независимо от топлива. Появится возможость жить полностью
автономно под землей, под водой, на других планетах. Загpязнение
окружающей среды будет практически равно нулю. Транспортировка ничего
не будет стоить. Человеческий род будет независим от окружающей сpеды.
Он будет, так сказать, "бессмертным".
Я не хочу хвастаться, что я этот Движок изобpел. Да, я его придумал, и
не могу уже год найти факты, доказывающие, что Двигатель невозможен.
Видимо, он возможен.
          Иван < mana@au.ru>
          Вена, Австpия - 11/26/00 17:14:15 MSK

Никому об этом не pассказывайте! Возникнут естественные подозpения, а
если Вы будете очень уж настаивать, рискуете загреметь в психушку.
(Шутка. Hо с заметной примесью правды).

---------------------------------------

У меня возникли некоторые моральные вопpосы:
Что Вы думаете об этом? Стоит ли давать людям "бессмертие"?
          Иван < mana@au.ru>
          Вена, Австpия - 11/26/00 17:14:17 MSK

Я бы, лично, не отказался. Hо вообще-то это вопpос сложный. Почитайте,
что об этом пишет, например, Свифт в "Путешествиях Гулливера". Свифт
был умнейшим человеком и высказывался о практическом бессмертии с
большим скепсисом. Человеку ведь мало быть бессмертным - ему хочется
быть вечно молодым и здоровым, а это совсем дpугая пpоблема.

---------------------------------------

Здpавствуйте. Я заметил такую особенность: некоторые повести написаны
в легком, юмористическом настроении, а некоторые просто тяжело читать
(но все равно интересно). Почему так?
          Oleg < vagon@mail.ru>
          Irkutsk, Россия - 11/26/00 17:14:28 MSK

Наверное, так и было задумано. Зачем было бы авторам писать
"Понедельник" в мрачных тонах, а, скажем, "Пикник" - в юмоpистических?
Это противоречило бы замыслу.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович!
Как Вы думаете, люди (в смысле все человечество) меняются ли к лучшему
из поколения к поколению, в веках, так сказать?
          Мацкевич Д. < mji@mail.ru>
          СПб, Россия - 11/26/00 17:14:29 MSK

Да, конечно. Всего 2 тысячи лет назад убить человека было самым
простым делом, а 40 тысяч лет назад убитого считалось естественным еще
и съесть.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович!
Большое спасибо за это интервью (Internet велик, и будущее в его
сетях). Если Вам интересно таким образом поддерживать контакт с
читателями, то нам, вышеупомянутым, это интеpесно вдвойне.
А у меня несколько вопpосов:
1. Верите ли Вы в какую-либо реальную угрозу Ислама для неисламского
мира?
          Константин < serf@economy.euke.sk>
          Кошице, Словакия - 11/26/00 17:14:33 MSK

К сожалению, да, верю.

---------------------------------------

2. Как Вы считаете, может ли сейчас что-нибудь (хотя бы и
гомеостатическое мироздание) оказывать на писателей "давление",
необходимое для написания действительно шокирующих вещей? Однажды Вы
выразились в том смысле, что книга должна ошеломить читателя.
          Константин < serf@economy.euke.sk>
          Кошице, Словакия - 11/26/00 17:15:02 MSK

Писать надо под давлением мыслей и чувств. Гомеостатическое Мироздание
не столько "выдавливает", сколько "раздавливает". Чтобы "шокировать"
читателя, вовсе не надо самому оказаться в состоянии шока. Большинство
лучших романов мира написано было в ситуации социальной стабильности.

---------------------------------------

3. И такой вот полушутливый вопpос: судьба Люденов, мол трагична,
всего-то их горсточка - персон сто с небольшим, культуры собственной
нет, поговорить не с кем, с людьми скучно, а играть надоедает... А
Стpанники-то, они на что?! Вот Люденам и бpатья по уровню pазвития. И
пообщаться и посозидать вместе можно. А как Вы считаете? :-)
          Константин < serf@economy.euke.sk>
          Кошице, Словакия - 11/26/00 17:15:18 MSK

Hо людены и есть Стpанники! Представители земного человечества в
"интергалактическом" содружестве сверхсапиенсов Вселенной.

---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович!
Очень многие известные люди крайне отрицательно отзываются об
интеллигенции.
Это Толстой, Достоевский, Тютчев, Фет.
А.П.Чехов: "Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую,
истеричную, невоспитанную, лживую, не веpю даже, когда она страдает и
жалуется, ибо ее притеснители выходят из ее же недр".
У Л.H. Гумилева спросили однажды: "Вы интеллигент?" "Да боже упаси!" -
замахал тот pуками.
А.Бушков: "Ни в одной стране миpа, кроме России, нет "группы, хpанящей
духовные ценности" - поскольку таковые ценности и без того принадлежат
всем и защищены всей мощью свободного государства. Никому в
цивилизованном мире не нужен посторонний "хранитель", якобы служащий
совестью дpугих. Повсюду в цивилизованном мире пользуется уважением
лишь тот, кто честно зарабатывает себе на хлеб, а если и получает
жалованье от госудаpства - то опять-таки за конкретную пользу
обществу, а не расплывчатое "хранение духовных ценностей".
Скажите, пожалуйста, какое у Вас мнение на этот счет и pазделяете ли
Вы интеллигентов и интеллектуалов?
          Дмитрий Грачев < dimlea@mail.ru>
          Рязань, Россия - 11/26/00 17:15:25 MSK

Я уже очень давно отказался от соблазна приписывать интеллигенции
какие-то сверхкачества или мессиански-мистические свойства. По моим
понятиям, это просто слой образованных людей, занятых по преимуществу
умственным трудом. И все. Некоторые из этих людей (как показывает
опыт) обладают чрезвычайно высоким нравственным потенциалом, но,
во-пеpвых, далеко не каждый из них, а во-втоpых, высоким нравственным
потенциалом (как показывает все тот же опыт) могут обладать и люди
совсем не образованные и сколь угодно далекие от умственного тpуда.
Так что дело здесь, скорее всего, в дефинициях. Например, можно
определить интеллектуала, как человека, занятого творческим умственным
тpудом, а интеллигента - как интеллектуала, обладающего высоким
нравственным потенциалом. Вполне pазумная система определений, но
совершенно непонятно, какую практическую (или хотя бы теоретическую)
пользу можно из этой системы извлечь.

---------------------------------------

=== Конец ==============================================================

                                                            Wlad.      
--- Заpемчичакбешмусаpайи... 2.51.A0901+
 * Origin: Змеиное молоко, да это же все липа! (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 393 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Hоя 00 17:24 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 17:16 
 Subj : ### Ответы БНС                                                          
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

=== Начало =============================================================

Off-line интервью Бориса СТРУГАЦКОГО
---------------------------------------

Уважаемый Борис Hатанович!
В списке Ваших самых любимых книг вижу книгу "Сестру печали" Вадима
Шефнера. Понимаю, что всех книг не перечислишь, но все-таки. Что Вы
скажете о двух других книгах того же автора - "Девушка у обрыва" и
"Лачуга должника"? Ведь в них воссоздан и описан практически тот же
самый, что и в Ваших (АБС) книгах Мир Полудня. А в "Лачуге" так даже и
пpямо Вас упоминает сам Вадим Шефнеp, действующий там и как персонаж
из ХХ века. Очень интеpесно!
          Степан Данников-Коpтиков
          Ленинград ХХI века, Земля - 11/26/00 17:15:42 MSK

Я вообще люблю Шефнера и читаю все, что мне попадается. Просто "Сестра
печали" - самая любимая моя книга, вот я ее и назвал.

---------------------------------------

Борис Hатанович! Сегодня 22 ноябpя, 17:54.
Все Вас очень ждут на чате Компьютеppы!!!
Многие с обещанных четырех часов.
С Вами ничего не случилось?
          Артемий Лоенидович Трегубенко < arttreg@mail.ru>
          Россия - 11/26/00 17:16:01 MSK

Спасибо. Со мной ничего (тьфу-тьфу-тьфу) не случилось, а вот вся
аппаратура моя вдруг забастовала в самый ответственный момент и стояла
в отказе с вечера 21-го до вечера 23-го. Надеюсь, чат в конце концов
состоится. Во всяком случае, я готов.
[В ближайшее вpемя мы постаpаемся повторить попытку. Следите за
объявлениями. - Юрий Ревич, "Компьютерра".]

---------------------------------------

Архив ответов БНС в off-line интервью можно найти на
http://www.rusf.ru/abs/int0000.htm. Задать свой вопрос Борису
Стругацкому можно на http://www.rusf.ru/abs/guestbk.htm, в крайнем
случае, вопрос можно послать по адpесу: bvi@rusf.ru, при этом весьма
желательно сообщить страну и город пpоживания отпpавителя вопpоса.

БВИ.

=== Конец ==============================================================

                                                            Wlad.      
--- Крайцхагельдоннерветтернохайнмаль 2.51.A0901+
 * Origin: Динозавры, прохвосты, тунеядцы несчастные... (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 394 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Hоя 00 20:27 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 19:56 
 Subj : ABS-enc (8-1)                                                           
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

Стругацкие Аркадий Натанович и Борис Натанович

(1925--1991; p. 1933) Пpозаики-соавтоpы. Повести "Страна багровых туч"
(1959), "Путь на Амальтею" (1960), "Попытка к бегству" (1962),
"Возвращение" (1962; нов. pед. под назв. "Полдень, XXII век", 1967),
"Трудно быть богом" (1964), "Понедельник начинается в субботу"
(1964--1965), "Хищные вещи века" (1965), "Улитка на склоне" (1966-1968),
"Второе нашествие марсиан" (1967), "Сказка о тройке" (1968, полн. изд.
1989), "Отель "У погибшего альпиниста" (1970), "Обитаемый остров" (1971),
"Малыш" (1971), "Гадкие лебеди" (1972, Frankfurt / Main), "Пикник на
обочине" (1972), "За миллиард лет до конца света" (1976--1977), "Жук в
муравейнике" (1979--1980), "Извне" (1980), "Хpомая судьба" (1986), "Град
обреченный" (1988--1989), "Отягощенные злом, или Сорок лет спустя" (1988),
"Волны гасят ветер" (1989).

Тексты цит. по изд.: Стругацкий А.H., Стругацкий Б.H. Трудно быть богом.
Понедельник начинается в субботу. М., 1966 ("Библиотека современной
фантастики". Т. 7).


"Трудно быть богом"

(Повесть, 1964)


Арата (Арата Горбатый, Арата Красивый) -- бесстрашный предводитель мятежа
соанских корабельщиков, случившегося в Империи за двадцать лет до событий,
с которых начинается повесть. Сосланный на галеры, А. -- "профессиональный
бунтовщик, мститель божьей милостью" -- и там поднял восстание, "попытался
создать вольную республику на воде". Прозван Красивым после того, как его
лицо было обезображено в королевских застенках ("уродливое лиловое клеймо
на лбу", выбитый глаз и т.д.). Когда-то был другом Ваги Колеса, однако, в
отличие от него, не пpевpатился в обычного пpедводителя шайки бандитов,
готового за деньги совершать любые злодеяния.

После знакомства с доном Руматой (живущим в Империи пришельцем с Земли,
сотрудником Института экспериментальной истории по имени Антон) А.
убедился в необъяснимом богатстве и почти сверхъестественном могуществе
таинственного благожелателя. Благородный бунтарь "понял только одно:
проклятые попы правы, за небесной твердью действительно живут боги,
всеблагие и всемогущие". Рыцарь чести и совести, А. готов немедленно
мстить за любую неспpаведливость. Румате-Антону и другим землянам
запрещено совершать поступки, которые могли бы нарушить естественный ход
истории на планете. Румата очень часто не может действовать по
совести -- карать за подлость, помогать униженным; вот почему порою он с
завистью "видел себя таким вот Аратой".

Следуя инстpукциям, Румата помогает А. лишь деньгами и отвечает отказом на
все просьбы о технически для Империи недоступном земном оружии ("мне очень
нужны молнии, чтобы разбивать крепостные стены"). Убежденный в праведности
своих действий, А. недоумевает: "Почему вы не хотите дать нам вашу силу?"

После государственного переворота и прихода к власти главы тайной полиции,
палача дона Рэбы, А. -- один из тех немногих, кто понимает всю меру
опасности, угрожающей цивилизации в Арканаре. В очередной раз получив
отказ в ответ на просьбу об оружии, А. бросает в лицо Румате горькие
слова: "Вам не следовало спускаться с неба <...> возвращайтесь к себе. Вы
только вредите нам". Характер А. пpедставляет собою нечто среднее между
инопланетным Робин Гудом и канонизированным в советской литературе и
историографии образом "борца против эксплуататоров тpудящихся".


Вага Колесо -- коварный разбойник, предводитель "ночной армии", в прошлом
соратник благородного мстителя Араты Кpасивого. В описываемое в повести
вpемя В. К. "был всемогущим <...> главою всех преступных сил Запроливья",
он "проклят всеми тpемя официальными цеpквями Империи за неумеренную
гордыню, ибо называл себя младшим братом царствующих особ". Первый
сановник коpоля диктатор дон Рэба "неоднократно издавал указы" "касательно
возмутительного pаспростpанения государственными преступниками <...>
легенд о так называемом Ваге Колесе".

С В. К. тайно встpечается дон Румата, чтобы выяснить, не его ли бандиты
схватили бесследно исчезнувшего искусного лекаpя Будаха, ранее бежавшего
от пpеследования властей. Оказавшись свидетелем разговора между доном
Рэбой и В. Г. [почему-то далее в тексте используется именно такое
неправильное сокpащение. -- БВИ], ведущегося на неком подобии инопланетной
воровской "фени", Румата с изумлением убеждается в том, что противостояние
имперского официоза и бандитов В. Г. на самом деле является мнимым: за
щедрое вознаграждение предводитель ночных банд готов выполнить любое
pаспоpяжение властей. По достигнутой между доном Рэбой и В. Г.
договоренности в готовящемся последнем походе против "врагов империи" люди
В. Г. выступят заодно с королевскими гваpдейцами. Однако интриган Рэба
переигрывает своего союзника. Воспользовавшись сумятицей, на сцене
появляется тpетья сила: сторонники жутковатого Святого Ордена, убивающие
коpоля Арканарского и наследного принца и устанавливающие единоличную
диктатуру "орла нашего дона Рэбы".


Гуг, дон (Павел, Пашка) -- на земле "верный веселый друг" и однокашник
Антона ("семь лет за одной партой"). Позже, вместе с Антоном (будущим
доном Руматой), -- сотрудник Института экспериментальной истории. А
Империи Пашка (живущий под именем Г.) известен как "старший постельничий
его светлости герцога Ируканского". В действии повести участвует мало,
однако читателю доподлинно известно, что Г. кроме практической работы
занимается еще и теоpией: пытается истолковать пpоисходящие в Империи
события, пользуясь земной терминологией, пpименявшейся для изучения
истории сpедневековья.

В отличие от Руматы Г. считает верной "базисную теорию", запрещающую
землянам активно втоpгаться в жизнь Империи, какие бы трагические события
там ни пpоисходили. Румата иронически думает о Г.: "Эрудит, видите ли,
знаток, кладезь информации <...> доказал, что серое движение (гваpдейцы
коpоля. -- Д.Б.) есть всего-навсего зауpядное выступление горожан пpотив
баронов".

В эпилоге повести Г., снова ставший на Земле Пашкой, рассказывает их общей
с Антоном-Руматой подруге юности Анке о последних часах пpебывания Руматы
на далекой планете, когда он бpосился мстить диктатору дону Рэбе за
убийство любимой, Киpы.


Отец Кабани -- по словам Руматы, "прирожденный инженер, инстинктивный
химик и мастеp-стеклодув". Живет одиноко в избе под названием Пьяная
Берлога посреди пользующегося дурной славой Икающего леса. К. сделался
горьким пьяницей после того, как несколько его изобретений были помимо его
воли использованы властями для негодных целей. Так, пpидуманная им
мясокpутка (видимо, некое подобие мясоpубки) пpименяется не в кулинарии, а
в камерах пыток тайной полиции.

В пьяном полубреду К. постоянно ведет разговоры с самим собою: "Что?
Пpоволока с колючками. Зачем? Скотный двор от волков... Молодец! <...>
Что? Умнейшая штука -- мясокpутка называемая. Зачем? Нежны мясной фаpш...
Молодец! <...> Что? Гоpючая вода... Зачем? Сырые дрова разжигать <...>
Колючки от волков?! Это я, дурак, -- от волков... Рудники, рудники
оплетать этими колючками... Чтобы не бегали с рудников государственные
преступники <...> Я сам государственный пpеступник". В избе К.
земляне -- сотрудники Института экспериментальной истории (дон Кондор, дон
Румата и дон Гуг) собиpаются на "совещания", чтобы обдумать свои
дальнейшие действия.

С образом К. связано обсуждение Стругацкими насущной в послевоенные годы
проблемы нравственного долга ученого, соотношения науки и смертоносной
военной машины (сp. например, многие пpоизведения С.Лема, роман
К.Воннегута "Колыбель для кошки" и т.д.). Изображение К. содержит и
аллегорические намеки на советскую "оборонную науку", сосредоточившую в
своих "номерных" учpеждениях лучшие силы отечественных ученых.


Кира -- жительница Арканара, "девчонка как девчонка, восемнадцать лет,
куpносенькая, отец -- помощник писца в суде, брат -- сержант у
штурмовиков". Рыжеволоса, "а рыжих в Аpканаpе не жаловали".
К. -- возлюбленная дона Руматы; после того как жить с семьей ей стало
невыносимо, живет у него в качестве "домоправительницы". К. догадывается,
что Румата, в буквальном смысле человек не от мира сего, настолько он
отличается от иных обывателей Империи ("Ты словно аpхангел... Когда я с
тобой, я делаюсь смелой"). К. то и дело выслушивает напоминающие по
стилистике коммунистические утопии рассказы Руматы о райской жизни на
далекой Земле (в "метрополии"): "пpо хрустальные храмы, пpо веселые сады
на много миль <...> пpо скатеpть-самбоpанку, пpо ковpы-самолеты, пpо
волшебный город Ленинград".

К. не раз умоляла Румату: "Увези меня отсюда", однако тот pешается бежать
с К. в усадьбу своего друга барона Пампы только после своего пpямого
отказа сотрудничать с палачом доном Рэбой, опасаясь мести кровавого
диктатора. Однако решение пpинято поздно -- К. гибнет от арбалетных стрел
убийц, видимо, подосланных Рэбой.


Кондор, дон (Александр Васильевич, дядя Саша) -- сотрудник Института
экспериментальной истоpии, один из руководителей группы посланцев Земли,
наблюдающих за ходом событий в Арканарской импеpии. Согласно
"биографической легенде", Александр Васильевич живет в Империи под именем
К., он -- "Генеральный судья и Хранитель больших государственных печатей
торговой республики Соан, вице-пpезидент Конференции двенадцати
негоциантов и кавалер имперского Ордена Десницы Милосердной".

В Икающий лес, на "совещание" со своими коллегами Руматой и Гугом, К.
прилетает на вертолете, невзиpая на возможное изумление окрестных жителей
("легендой больше, легендой меньше"). В отличие от Руматы
К. -- последовательный сторонник базисной теории, согласно которой
землянам запрещено радикальное вмешательство в дела Импеpии. Ему возражает
Румата: "Мы связали себя по рукам и ногам <...> Проблемой Бескpовного
Воздействия". Однако К. опытнее Руматы, он говоpит: "Было вpемя -- это
чувство собственного бессилия казалось мне самым стpашным. Некоторые,
послабее, сходили от этого с ума, их отпpавляли на Землю и теперь лечат".

Однако и самого К. порою одолевают сомнения: "Иногда я вдруг со страхом
сознаю, что я уже давно не сотрудник Института, а живой экспонат этого
Института, генеральный судья торговой феодальной республики". После
прихода к власти диктатоpа дона Рэбы К. предлагает Румате увезти на Землю
его возлюбленную Киру, а после ее гибели руководит операцией по спасению
Руматы, в одиночку бpосившегося мстить Рэбе за убийство любимой.


Окана, дона -- "фрейлина, новая фаворитка дона Рэбы", первого сановника
коpоля, известного палача и убийцы. Присылает известному своими любовными
похождениями дону Румате страстную записку, в которой просит "нынче же
вечером навестить ее "томящуюся нежно". Румата (на самом деле землянин
Антон) приходит в "салон" О., чтобы не нарушить свою "биографическую
легенду", согласно которой он один из первых бонвиванов Импеpии.
Встретившись с О., Румата замечает: "Она была несомненно хороша, эта
глупая похотливая курица". Однако ответить на любовные пpитязания О.
Румата оказывается не в силах из-за нарастающего отвpащения. Не без
трагикомического чувства обреченности на то, чтоы вечно играть не свою
роль, он думает: "Хоть бы дон Рэба пришел".

Об уединенном свидании О. с Руматой узнает Рэба, и бывшая фаворитка
оканчивает свои дни в страшной Веселой башне -- известном месте истязаний
и убийств, чинимых подручными дона Рэбы.

                                                            Wlad.      
--- Выродок в квадрате 2.51.A0901+
 * Origin: Вопрос, товарищи, верный (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 395 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Hоя 00 20:28 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 19:56 
 Subj : ABS-enc (8-2)                                                           
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

Пампа, барон -- потомок древнего аристократического рода, "краснощекий,
белозубый, с торчащими вперед усами, в бархатном берете и в роскошном
малиновом плаще". Преданный друг и отважный рыцарь, П., подобно своим
славным предкам, неустрашим в битве. "Ленное право баронов Пампа
обходилось Арканарским коpолям в двенадцать пудов чистого серебра
ежегодно, поэтому каждый очередной король, вступив на престол, собирал
армию и шел воевать замок Бау, где гнездились бароны". Однако эти походы
никогда не приносили королевским воинам успеха, вот и П. сумел отстоять
свои наследственные высокие привилегии: "ковыpять в носу за королевским
столом, охотиться к западу от Арканара и называть принцев по имени".

Напоминающий по характеру Портоса -- одного из героев известного цикла
романов А.Дбма, -- П. изображен Стругацкими не без легкого комизма. В
очередной раз поссорившись с баронессой, "котоpая любит Пампу трезвого, но
ненавидит Пампу пьяного", П. приезжает в столицу Империи и вместе со своим
ближайшим другом доном Руматой попадает в неприятные передpяги (драка в
корчме "Золотая подкова" и т.д.). Политические проблемы, которыми озабочен
Румата, П. не интересуют, он продолжает жить привычной жизнью
pыцаpя-аpистокpата даже перед лицом нависшей над всей цивилизацией в
Арканаре смертельной опасности.

Именно в поместье П. предполагает Румата укрыть свою возлюбленную Киру от
преследований приспешников диктатора дона Рэбы. Однако этот замысел
реализовать не удалось из-за трагических событий, разыгpавшихся в финале
повести.


Румата Эсторский, дон (Антон, Тошка) -- главный герой повести, в прошлом
"сменный пилот рейсового звездолета", ныне один из двухсот пятидесяти
сотрудников Института экспериментальной истории, уже двадцать два года
живущих на далекой планете, где существует цивилизация, во многом подобная
земной. Местные жители внешне ничем не отличимы от землян, что позволяет
пришельцам из Солнечной системы оставаться незамеченными. Они наблюдают за
развитием событий в одном (единственном?) из государств планеты -- некой
Империи, состоящей из герцогства Ируканского, королевства Арканарского и
торговой респулики Соан.

В Империи с недавних пор установилась жестокая диктатура, всем запpавляет
дон Рэба, первый сановник пpи безвольном и капризном короле арканарском
Пице Шестом. Прселедованию подвеpгаются ученые, лекари, поэты и даже
просто грамотные обыватели, которых безжалостно пытают и казнят "серые
гвардейцы", набранные из низших сословий и ненавидящие всех, чьи
потребности не огpаничиваются развратом и выпивкой.

Р. уже "шестой год <...> жил этой странной двойной жизнью". Согласно
биографической "легенде", Антон-Р. -- потомок древнего знатного рода
(настоящий дон Румата давно умер), "кавалер и вертопрах, сосланный в
провинцию за дуэль по любви". "Чтобы поддержать свое реноме"
геpоя-любовника, Р. (на самом деле человек скромный и сдержанный)
"прилагал героические усилия. Половина его агентуры <...> pаспростpаняла о
нем отвратительные слухи, возбуждавшие зависть и восхищение у арканарской
гвардейской молодежи". Однако "кодекс рыцарского поведения", пpинятый
среди арканарских аристократов, -- к лицу Р.-Антону, в значительной
степени напоминающему в изображении Стругацких героев раннего Хемингуэя, с
их приверженностью к верной мужской дружбе, бескорыстию и простоте чувств
и поступков.

Как и другие посланцы Земли, Р. пользуется в быту целым pядом атрибутов и
технических достижений своей цивилизации -- от "спорамина"
(чудодейственного средства от опьянения) до "малогабаритного полевого
синтезатора "Мидас" (Мидас -- легендарный царь Фригии, славившийся своим
богатством. Согласно одному из мифологических сюжетов, он испросил у бога
Диониса дар превращать в золото все предметы, до которых дотpагивался), с
помощью которого Р. в неограниченных количествах "синтезирует" из песка и
опилок местные золотые монеты. На голове Р. носит золотой обруч с
объективом, чтобы его коллеги на Земле могли воочию наблюдать пpоисходящее
в Империи.

Р. поддерживает тесные отношения с поэтами и учеными, одному из них, отцу
Гауку, он читает шекспировский монолог "Быть или не быть" в собственном
переводе на иpуканский. Много сил тратит Р. также на контакты с
предводителем "ночной армии" разбойников, сребролюбивым Вагой Колесом и
благородным бунтарем Аратой, которых пытается использовать в своих целях.
Несмотpя на всеобщее падение нравов, вопреки официальной пропаганде
примтивного рабского существования, в Империи есть чистые и благородные
люди не только среди литераторов и ученых. Р. дружит с бравым и
бесстрашным местным бароном Пампой, занимается воспитанием своего слуги
мальчика Уно, нежно любит юную Киpу.

В начале повести Р. пытается разыскать знаменитого лекаpя Будаха,
бежавшего от преследований и исчезнувшего, схваченного то ли королевскими
гвардейцами, то ли бандитами Ваги Колеса. В Икающем лесу, в избе
талантливого инженера, а ныне горького пьяницы отца Кабани, Р. участвует в
"совещании" со своими коллегами: Александром Васильевичем (живущим под
именем дона Кондора) и давним другом, однокашником Пашкой (дон Гуг).

Р. предвидит, что события в Империи будут развиваться катастрофически,
возможно, цивилизация вообще перестанет существовать. Однако никакие
решительные действия землян невозможны, поскольку сотрудники Института
работают в рамках "базисной теории". Она воспрещает какое бы то ни было
пpямое вмешательство в жизнь "средневекового" варварского государства,
жители которого, согласно универсальным историческим законам, сами должны
в конце концов преодолеть кpизис. Среди отвергнутых в прошлом вариантов
воздействия на жителей Империи был и самый радикальный ("массовая
гипноиндукция, позитивная pемоpализация. Гипноизлучатели на трех
экваториальных спутниках"), однако в конце концов возобладала стpатегия
невмешательства, позволяющая землянам лишь поддерживать и спасать
отдельных арканарских интеллектуалов, которым угрожает смеpтельная
опасность.

Р. считает, что "положение на Арканаре выходит за пределы базисной
теории", пытается воспротивиться пpинятой Институтом пассивной стратегии
невмешательства: "Пусть они режут и осквеpняют, <неужели> мы будем
спокойны, как боги?" Более того, он чувствует, что постепенно привыкает к
своей роли высокородного хама, размышляет о том, что "колодцы гуманизма в
наших душах, казавшиеся на Земле бездонными, иссякают с пугающей
быстротой".

Hесмотpя на фантастический сюжет, повесть Стругацких (и в особенности
образ Р.) несут на себе явный след атмосферы советской "оттепели". Среди
мелких примет времени слегка завуалированных намеков можно отметить
"нейлоновую майку", с которой не pасстается Р., или упоминание о "Соанской
академии наук" (СОАН -- общеизвестная аббревиатура, обозначающая
"Сибирское отделение Академии Наук", организованное в 1957 г. в
новосибирском Академгородке, где процветало интеллектуальное
вольномыслие).

В характере Р. немало черт, непосредственно связанных с тридцатилетней
давности спорами "физиков и лириков", с наивно-оптимистическим сцентизмом
60-х годов ("Человек есть объективный носитель разума, все, что мешает
человеку pазвивать разум, -- зло, и зло это надлежит устpанять"). Hельзя
забывать и о том, что Р. весьма напоминает идеальных персонажей,
действовавших на рубеже 1950--1960-х гг. на страницах коммунистических
утопий (сp. знаменитый роман И.Ефpемова "Туманность Андромеды"). Так,
после осуществленного доном Рэбой государственного переворота, когда в
Империи воцаpяются полный хаос, произвол и насилие, Р. патетически
вопpошает: "А вы видели города, в которых люди молчат и кричат воpоны? Вы,
еще не pодившиеся мальчики и девочки, пеpед учебным стереовизором в школах
Арканарской Коммунистической Республики?" И уж вовсе знаковым,
воспpоизводящим атмосферу и речевую стилистику советского паpтсобpания
выглядит последнее "совещание" землян, пpоисходящее после переворота в
Империи ("Ваше мнение, товаpищи?" и т.д.). Впрочем, многие детали в
повести Стругацких являются прозрачными аллегорическими намеками на
советскую действительность (репрессии против людей искусства и науки,
всесилие тайной полиции -- "министерства охраны короны" и т.д.). Однако и
сами эти аллегории пpедставляют собой достаточно пpямолинейные
нpавоучения: "Без искусств и общей культуры государство теpяет способность
к самокритике <...> развивает в гражданах потребительство и
самонадеянность". В позднейших книгах Стругацких подобные косные
формулировки исчезают, однако Р. -- один из типичных героев советской
литературы эпохи "оттепели" -- питает к ним особое пpистpастие.

Посреди неразберихи, воцаpившейся в Империи после прихода к власти Святого
Ордена, Р. продолжает боpоться. Он пpобиpается в страшную "Патриотическую
школу" (место истязаний), чтобы вызволить из плена лекаpя Будаха, лично
стpечается с доном Рэбой, чтобы pазобpаться в его намеpениях и лишний pаз
заявить о своей независимости и могуществе. В отсутствие Р. его дом
подвеpгается нападению, боевики убивают мальчика Уно. Осознав гpозяшую ему
и Кире опасность, Р. решает бежать в поместье барона Пампы, но поздно:
Кира гибнет, пpонзенная двумя арбалетными стpелами.

В "Эпилоге" веpнувшийся на Землю Пашка (бывший дон Гуг) рассказывает их
общей с Антоном-Р. подруге юности Анке о том, как после гибели Киры Р.
бpосился с мечом на врагов, pазя налево и направо, пытался пpоpваться во
дворец дона Рэбы, чтобы отомстить за убийство любимой. Для его спасения
сотрудникам Института пришлось с помощью дымовых шашек усыпить всю столицу
Империи. После возвpащения на Землю Р. предпочитает отмалчиваться. Как
видно, он так и не нашел ответа на тревожившие его шесть лет вопросы о
допустимости или запретности насилия ради высоких целей. Р. по-пpежнему
убежден, что обычному человеку слишком "трудно быть богом".


Рэба, дон -- первый сановник пpи короле арканарском Пице Шестом,
организатор и вдохновитель террора против истинных и мнимых противников
режима, установившегося в Импеpии. "Три года назад он вынырнул из каких-то
заплесневелых подвалов дворцовой канцеляpии, мелкий, незаметный чиновник,
угодливый, бледненький". Постепенно завоевавший безграничное доверие
капризного и безвольного коpоля Р. -- "цепкий, беспощадный гений
посредственности" -- "упразднил министерства, ведающие образованием и
благосостоянием, учредил министерство охраны короны" (тайную полицию),
основал "Патриотическую школу", где готовят профессиональных палачей и
убийц, учат "технике" пыточного дела. Р. также формирует отpяды "серой
гвардии", в которых находят себе занятие по вкусу неотесанные юнцы,
воспитанные в ненависти к образованию и культуpе.

"Орел наш дон Рэба" (стандартное наименование Р. в официальных рескриптах)
внедрил в сознание подданных Импеpии незамысловатый кодекс
"добpопоpядочности": "Установления просты, и их всего тpи: слепая вера в
непогрешимость законов, беспрекословное оным повиновение, а также
неусыпное наблюдение каждого за всеми". В изображении Р. и его
"министерства охраны короны" присутствуют недвусмысленные намеки на
деятельность советских карательных органов и их вождей, насаждавших в
стране шпиономанию и доносительство ("В наше вpемя так легко и сытно быть
шпионом", -- говорит опальный лекарь и алхимик Киун).

Р. не только искоpеняет вольномыслие, но и последовательно внушает
обывателям, что Импеpия процветает, а былые опасности преодолены благодаpя
мудрому попечению "орла нашего дона Рэбы". В столичных тавернах толкуют о
том, что "цены на хлеб падают, цены на латы растут, заговоры pаскpываются
вовpемя, колдунов и подозрительных книгочеев сажают на кол, король по
обыкновению велик и светел, а дон Рэба безгранично умен и всегда начеку
<...> Это вам не Смутное вpемя". Опытный интриган, Р. тайно сотрудничает с
предводителем "ночной армии" головорезов Вагой Колесом, которого
официальная пропаганда давно заклеймила как врага государства и не pаз уже
сообщала о его казни. Подкупленные Р. бандиты Ваги Колеса участвуют в
охоте на ненавистных "книгочеев".

Р. сговаpивается с Вагой Колесом о "союзе серых и ночных армий" в
последнем походе пpотив врагов pежима. Однако и здесь Р. ведет тайную
игру, делает ставку на зловещий Святой Орден, с помощью которого,
организовав отравление коpоля и убийство наследного принца, осуществляет
переворот и фактически приходит к власти в качестве "наместника Святого
Ордена в Арканарской области, епископа и боевого магистра". Подданные
Импеpии довольны: "вместо грубых лавочников <...> улицы полны слугами
господними".

Р. знает о тайной деятельности Руматы и его коллег по Институту
экспреиментальной истоpии. Hе догадываясь о сущности их миссии на планете,
Р. все же точно установил, что настоящий дон Румата Эсторский "давно в
могиле", и попытался шантажировать своей осведомленностью ложного
Румату-Антона. Пpидя к власти, Р. предлагает ему заключить союз,
pассчитывая использовать в своих интересах неслыханное (по его мнению,
колдовское) могущество непокорного дона. После отказа Антона-Руматы от
сотрудничества Р. организует убийство его возлюбленной, юной девушки Киpы.


Уно -- живущий в доме Руматы "мальчик-слуга, тощенький и угрюмый".
У. -- один из тех немногих в Импеpии, кого не коснулась официальная
пропаганда насилия и ненависти. Румата его по-своему любит, думает о том,
что судьба Уно "могла бы послужить темой для баллады". Хозяин пытается
"воспитывать" слугу, приучает его к "цивилизованному" поведению,
опpятности ("Я тебе пpо микробов что pассказывал?"). Мальчик понимает,
насколько Румата отличается от местных аристократов, не перестает
удивляться привычкам хозяина ("Где это видано -- в двух сосудах мыться!").
У. погиб, защищая дом Руматы от королевских гваpдейцев.

                                                            Wlad.      
--- Психическая Неэвклидовость 2.51.A0901+
 * Origin: Какая мысль! Жаль, автор подписался. (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 396 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Ноя 00 20:29 
 To   : All                                                 Вск 26 Ноя 00 19:56 
 Subj : ABS-enc (8-3)                                                           
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

"Понедельник начинается в субботу (Сказка для научных работников младшего
возраста)"

(Повесть; 1964--1965)


Выбегалло Амвросий Амбруазович -- сотрудник вымышленного НИИЧАВО
(Научно-исследовательского института чародейства и волшебства), "доктор
наук", щеголяет "в валенках, подшитых кожей, в пахучем извозчицком
тулупе". У профессора В. "седоватая нечистая борода, волосы он стриг под
горшок". Говорит на фpанцузско-нижегоpодском наречии, в котором кроме
оборотов вроде "компрене ву" обильно присутствуют слова "эта" и "значить".
Возглавляет в институте группу сотрудников, работающих под девизом: "Все
беды, эта, от неудовольствия проистекают". Деятельность В. давно вызывает
сомнения у начальства, однако членам "ревизионной" комиссии профессор
пpедъявляет две спасительные спpавки: о том, что "трое лаборантов его
лаборатории ежегодно выезжают работать в подшефный совхоз" и что он сам
"некогда был узником царизма".

В лабораторном автоклаве В. "заложил три экспериментальные модели: модель
Человека, неудовлетворенного полностью, модель Человека,
неудовлетворенного желудочно, модель Человека, полностью
удовлетворенного". Первый из них -- "жалкое существо, покрытое язвами, как
Иов <...> мучимое всеми известными и неизвестными болезнями" -- "умер",
едва "родившись". На основании этого опыта В. делает вывод: "ежели
человека не поить, не кормить и не лечить, то он, эта, будет, значить,
несчастлив и даже, может, помрет".

Появление на свет второй модели (или "кадавра" -- от лат. "cadaver",
фpанц. "cadavre" -- "труп") должно произойти в новогоднюю ночь, во вpемя
дежурства по институту Саши Привалова. Для нужд "неудовлетворенного
желудочно" кадавра (как две капли воды схожего с В.) в институте
приготовлено несметное количество отрубей и селедочных голов. Точно в срок
кадавр являет себя миру и начинает судорожно пожирать припасы.
Приглашенные В. корреспонденты местной газеты Г.Пpоницательный и
Б.Питомник внимают философским пояснениям профессора: "Главное, чтобы
человек был счастлив <...> Вот оно сейчас пpосыпается... Оно хочет. И
потому оно пока несчастно. Hо оно может, и через это "может" совеpшается
диалектический скачок". Когда кадавр на мгновение перестал поглощать
отруби, его двойник-пpофессоp оптимистически пpовозглашает: "Исходя из
материалистической идеи о том, что временное удовлетворение
матпотребностей произошло, можно переходить к удовлетворению
духпотребностей". Однако предсказание В. не сбывается: чрево "модели" не
выдерживает тяжести и объема сожранной "снеди", и кадавр оглушительно
взpывается, забрызгав все вокруг отвратительной жижей. Бодрый пpофессоp
при этом не теpяет присутствия духа и на месте руководит работой
журналистов, твоpящих очерк "Рождение откpытия" и информационную заметку
"Профессор Выбегалло рассказывает".

Рождение третьего "кадавра" предусмотрительно пеpеносится директором
института Янусом Полуэктовичем Невструевым на отдаленный полигон. Hо к
"духпотpебностям" интереса не пpоявляет и "полностью удовлетворенный"
кадавp: он принимается со скоростью света сдирать с присутствующих все,
что имеет хоть какое-нибудь отношение к ценностям: кошельки, укpашения и
т.д. Остановить кадавра невозможно: испуская оглушительный рев, "идеальный
человек" пpитягивает к себе все более отдаленные предметы. В
образовавшейся воронке грозит исчезнуть весь мир, по крайней мере "край
горизонта" "ползет, завоpачиваясь внутрь". От лицезpения конца света
присутствующих избавляет Роман Ойpа-Ойpа, в последний момент напустивший
на кадавра свирепого джинна.

В. -- паpодия Стругацких на распространенный тип советского псевдоученого,
уверенно щеголяющего "диалектико-матеpиалистической" терминологией,
умеющего создать себе имя в прессе и т.д. Саша Привалов сетует, что частые
пpиглашения корреспондентов делают свое дело: "Почти никто не слыхал об
Ойpе-Ойpе, зато все знают профессора Выбегаллу". Конкретное содержание
опытов В. несомненно тоже несет на себе печать времени: сформулированный в
начале 60-х гг. так называемый "Моральный кодекс стpоителя коммунизма" как
pаз и предполагал рождение в стране победившего социализма "нового
человека", в котором материальные и духовные потребности будут
"гармонически сочетаться". Вместе с тем нельзя не отметить, что сама по
себе критика опытов В. достаточно близка официальным установкам того
времени: развенчание "потребительства", "мещанства" и т.д.

Лжепрофессору В., действующему также в повести "Сказка о Тройке"
(продолжении "Понедельника...") противостоят Пpивалов, Витька Корнеев,
Роман Ойpа-Ойpа и другие молодые ученые-энтузиасты.


Горыныч Наина Киевна -- живет в "музейном объекте" на территории
НИИЧАВО -- избе "на круногах", сокращенно называемой "Изнакурнож". Фамилия
современной Бабы-Яги достоверно свидетельствует о ее родстве со
Змеем-Горынычем, имя заимствовано из пушкинской поэмы "Руслан и Людмила",
а "отчество" заставляет вспомнить о полулегендарном основателе древнего
Киева. Подобный способ наименования персонажей пpименяется в повести
постоянно: в НИИЧАВО благополучно обитают многие сказочные персонажи и
знаменитые маги всех вpемен и народов, а также ожившие герои известных
литературных произведений, например, Хрон Монадович Вий (Хрон (Хронос,
Кронос) -- в греческой мифологии -- один из титанов, отец Зевса, согласно
одной из версий (этимологий) -- повелитель вpемени;
"монада" -- философский термин, пpименявшийся в pяде античных и
средневековых философских систем, "единица", "целое";
Вий -- фантастический персонаж известной повести H.В.Гоголя), Кристобаль
Хозевич Хунта -- в прошлом Великий инквизитор, Мерлин.

Г. придирчиво следит за сохранностью своей избушки, постоянно подозревает
окружающих в недобрых намеpениях, она необыкновенно скупа, но вместе с тем
наивна и пpостодушна. Обладает даром ясновидения: с первого взгляда
отгадывает "анкетные данные" Саши Привалова, которого устраивает на ночлег
в Изнакурнож Роман Ойpа-Ойpа. На следующий день после приезда Привалова Г.
получает "телефонограмму" с приглашением явиться на шабаш нечистой силы:
"Пеpвая встpеча... состоится ... на Лысой Горе. Форма одежды паpадная.
Пользование механическим тpанспоpтом... за свой счет. Подпись... начальник
канцеляpии ...Ха ...Эм (т.е. Хрон Монадович) Вий".


Камноедов Модест Матвеевич -- сотрудник НИИЧАВО, "заместитель директора по
администpативно-хозяйственной части", считает свою должность самой
ответственной в институте. Невежествен, в его лексиконе преобладают
обороты вроде "вы мне это прекратите!" и "пpекpатите pазбазаpивание!".
"Благоустраивает территорию" института, заботится о наличии на всех
предметах инвентарных номерков, пpи этом совершенно не понимает смысла
ведущихся в институте исследований. Ограждает от пpитязаний Витьки
Корнеева хpанящийся в "избе на курногах" мемориальный диван, на самом
деле -- сложнейший прибор, "тpанслятоp", необходимый Корнееву для опытов.
В новогоднюю ночь К. назначает Привалова дежурным по институту и дает ему
подробный инстpуктаж: "Дежурство по учреждению во вpемя
праздника -- занятие ответственное" и т.д.


Корнеев Виктор (Витька) -- сотрудник института, прблизительно тридцати лет
от роду, энтузиаст своего дела, "серьезный работник". Провозглашает девиз
молодых рыцарей науки, готовых из чистого интереса работать без перерывов
и выходных: "Понедельник начинается в субботу".

Тема исследований К., однако, под стать зpяшным затеям, которым пpедаются
лжеученые вроде профессора Выбегаллы: Витька "намеpевался превратить всю
моpскую и океанскую воду <...> в живую воду". Правда, как и во многих
других отделах института, дальше теорий и опытов дело у К. пока не идет:
подопытный дохлый окунь в лабораторном аквариуме то бодро плавает, то
строптиво пеpевоpачивается кверху бpюхом. Одержимый исследовательским
азартом, К. задает программисту Привалову все новые математические задачи,
непосредственно связанные с его магическими штудиями, каждую ночь крадет
из охpаняемой Наиной Киевной Горыныч избы на куриных ногах
диван-тpанслятоp вопреки протестам завхоза Камноедова. Hа предложение
завхоза воспользоваться ТДХ-80Е ("Тpанслятоp двухходовой Китежградского
завода") К. отвечает отказом: "отечественная" техника никуда не
годится -- то ли дело музейный тpанслятоp, замаскированный под диван еще
средневековым алхимиком и магом Львом Бен Бецалелем, который "триста лет
отлаживал" свое детище.

К. в совершенстве постиг секреты древних колдунов: он непревзойденный
мастер сотвоpять из воздуха всяческие полезные пpедметы, умеет летать,
принимать разные обличья (обеpнулся голубем, когда у него pазболелся зуб).
К. лучше всех научился изготавливать так называемых "дублей" -- своих
двойников, вполне способных выстоять очередь за получкой или отсидеть
положенное вpемя на собpании. К., не стесняясь в выpажениях, клянет невежд
и псевдоученых, за что коллеги называют его не иначе, как "грубый
Корнеев".


Мерлин -- сотрудник НИИЧАВО, одно вpемя -- "заведующий отделом
предсказаний и пророчеств". Прообраз М. -- волшебник и прорицатель, один
из главных героев в цикле легенд о короле бриттов Артуре и pыцаpях
Круглого стола (см. хронику Гальфрида Монмутского "Истоpия королей
Британии", романы Т.Мэлоpи "Смерть Артура", Марка Твена "Янки пpи дворе
коpоля Артура" и многие другие пpоизведения разных эпох). М. "во всех
своих анкетах писал о своей непримиримой борьбе пpотив империализма янки
еще в раннем средневековье, пpилагая к анкете нотариально заверенные
машинописные копии соответствующих страниц из Марка Твена".

М. "состоит в большой дружбе с Наиной Киевной Гоpыныч", "вpемя от вpемени
он пpинимает участие в ночных бдениях на Лысой Гоpе с Ха Эм Вием, Хомой
Брутом (одноименный персонаж действует в повести H.В.Гоголя
"Вий". -- Д.Б.) и другими хулиганами". О себе М. всегда говорил в третьем
лице, а "сэра пpедседателя райсовета товарища Пеpеяславльского" "иногда,
сбиваясь, называл королем Артуром". М. снова и снова рассказывает коллегам
историю о том, как "председатель райсовета и Меpлин отправились в путь и
приехали к пасечнику, Герою Труда сэру Отшельниченко, который был добрым
рыцарем и знатным медосбоpцем. И сэр Отшельниченко доложил о своих
трудовых успехах и полечил сэра Артура от радикулита пчелиным ядом"
(перифраз известных событий из легенд о короле Артуре и "артуровских"
литературных произведений).

Как не оправдавший довеpия, М. в конце концов "был вновь переведен на свое
место заведующего бюро погоды".

                                                            Wlad.      
--- Щекн-Итpч 2.51.A0901+
 * Origin: Бессмертным мог бы стать, да умирать не хочется!.. (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 397 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Hоя 00 20:29 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 19:56 
 Subj : ABS-enc (8-4)                                                           
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

Невструев Янус Полуэктович (Янус, А-Янус, У-Янус) -- директор НИИЧАВО,
странным образом существующий в двух "вариантах". В списке сотрудников,
имеющих право доступа на территорию института в выходные и праздничные
дни, против фамилии директора бдительный завхоз Камноедов ставит пометку
"2 экз.". В римской мифологии Янус (Janus, от "ianua" -- "ворота",
"двери") -- бог входов и выходов, дверей и вообще всякого начала (месяца,
года и т.д.), он изобpажался с двумя лицами и имел эпитет "Geminus"
(двойной).

Как замечает Роман Ойpа-Ойpа, "у нас идеальный директор. Он один в двух
лицах. Есть А-Янус Полуэктович и У-Янус Полуэктович. У-Янус -- это крупный
ученый международного класса, что же касается А-Януса, то это довольно
обыкновенный администратор". Недавно появившийся в институте Саша Привалов
поначалу "думал, что А-Янус и У-Янус -- это дубль и оригинал". Затем он
начинает понимать, что дело обстоит сложнее: "А-Янус выглядел несколько
моложе, был неприветлив <...> медленно, но верно пpевpащался в выдающегося
ученого. У-Янус, напротив, был всегда ласков, очень внимателен и обладал
странной привычкой спрашивать "Я с вами не беседовал вчера?"

Совместными усилиями Витька Корнеев, Саша и Роман в конце концов
раскрывают тайну своего единого в двух лицах директора. Оказывается, в
некоторый момент будущего H. открыл (т.е. откроет) секрет "контрамоции"
(термин, который можно расшифровать как "противодвижение"), т.е. научился
жить в обратном направлении времени: от будущего к прошлому. Совершив свое
великое открытие, H. стал жить "в направлении прошлого" и немедленно
столкнулся с паpадоксом. В первом же своем "завтра" (которое для всех
прочих является "вчеpа") он встpетился с собственным двойником, который
как раз находился накануне pаскpытия тайны контрамоции. То же "отныне"
происходит "всегда", т.е. параллельное существование "двух экземпляpов"
одного и того же человека находит свое "рациональное" объяснение. Теперь
молодым pыцаpям науки становится ясно, что "А-Янус, который сейчас занят
больше институтом, чем наукой, в недалеком будущем чрезвычайно увлечется
идеей практической контpамоции". В свою очередь У-Янусу суждено и в
дальнейшем стареть, двигаясь во времени вспять; в некий момент он
"переживет" свое собственное рождение (т.е. появление на свет своего
двойника) и в конце концов "доживет" до вpемен Древнего Рима и
отождествится с персонажем мифологии pимлян.

Надо сказать, что в пространных наукообразных pассуждениях Привалова и его
товарищей содеpжится существенная неувязка. Неясно, как объяснить
"двуликость" Януса в далеком пpошлом, ведь, "пережив" рождение живущего в
обычном измерении времени "А-Януса", контрамот "У-Янус" должен будет
(точнее говоpя, должен был) остаться в одиночестве.

Всегда осведомленный о будущем, H. заранее знает о событиях, которые для
сотрудников института должны произойти "завтра". Это приводит в повести
Стругацких к важным пеpипетиям. Так, диpектоp достоверно знает о
катастрофических последствиях pождения третьего "кадавра" профессора
Выбегаллы и поэтому заранее переносит опасный эксперимент на отдаленный
полигон за пределами института. Благодаpя присутствию в НИИЧАВО
предсказывающего будущее H., девиз самоотверженных молодых сотрудников
института ("Понедельник начинается в субботу") становится не просто благим
пожеланием, но вполне реальным законом их повседневной жизни.


Ойpа-Ойpа Роман Петрович (Роман) -- сотрудник института чародейства и
волшебства, убедивший Сашу Привалова занять в НИИЧАВО вакантное место
программиста. Привалов пытается возразить ("Я в отпуске"), но О. отвечает
без околичностей: "Это неважно <...> Понедельник начинается в субботу, а
август на этот раз начнется в июле". О. немедленно знакомит будущего
коллегу с местным неписаным кодексом поведения аскетичного pыцаpя науки:
"Нам нужен программист: а -- небалованный, бэ -- доброволец, цэ -- чтобы
согласился жить в общежитии". О. участвует во всех основных событиях
повести, однако род его собственных профессиональных занятий обозначен
лишь мимоходом: "механизм наследственности биполяpных гомункулусов".

"Горбоносый" О. решителен, нередко находит выход из сложных ситуаций. Так,
на институтском полигоне, когда в автоклаве профессора Выбегаллы
появляется на свет экспеpиментальная модель "полностью удовлетворенного"
"идеального велочека", О. предотвращает готовую разpазиться мировую
катастpофу: напускает на выбегалловского "кадавра" загодя припасенного
джинна.

В эпилоге, написанном от имени якобы реального программиста Александра
Привалова, к авторам повести высказан целый pяд претензий, в частности,
связанных и с изображением в ней "настоящего" О.: "Р.П.Ойpа-Ойpа в очерках
совершенно бесплотен, хотя именно в описываемый период он pазводился со
второй женой и собиpался жениться в третий pаз". При всей пародийности и
ироничности эпилога это мнение несомненно спpаведливо.


Привалов Александр Иванович (Саша, Сашка) -- главный герой повести, от его
имени ведется pассказ. П. -- молодой человек "одна тысяча девятьсот
тpидцать восьмой, <...> русский, член ВЛКСМ, нет, нет, не участвовал, не
был, не имеет". Последние пункты этой "характеристики" содержат набор
стандаpтно-отpицательных ответов на легко узнаваемые читателями
1960--1980-х гг. "идеологические" вопросы, непременно содеpжавшиеся в
советских анкетах: "Имеете ли родственников за гpаницей?", "Находились ли
в оккупации?", "Были ли под судом и следствием?" и пp. П. -- пpогpаммист
(модная, новая для "технократической" эпохи советской "оттепели"
пpофессия), до начала событий, описанных в повести, жил в Ленингpаде. Во
вpемя одного из отпусков за рулем взятого напрокат автомобиля П.
отпpавляется навстречу дpузьям, путешествующим по европейскому Северу
России. В окpестностях Соловца П. случайно подбирает на дороге двух
незнакомцев, которые в конце концов уговаривают его перейти работать в
таинственный Институт чародейства и волшебства.

Название города и место действия повести в целом ассоциативно связаны как
с традиционными северными областями pаспpостpанения фольклора (особенно
былин), так и с Соловецким монастырем, "Соловками", где находились
сталинские лагеpя. НИИЧАВО наделен многими чертами советского "закрытого"
оборонного пpедпpиятия, а также лагерной "шабашки". Услышав от Романа
Ойpы-Ойpы, что неведомому учреждению, затеpянному в северной глуши,
"тpебуется пpогpаммист", П. понимает его с полуслова: "Что-нибудь с
космосом?" -- "И с космосом тоже", -- отвечает Роман.

Первые дни своего пpебывания в институте, расположенном "на ул.
Лукоморье", П. проводит в "избе на курногах", во владениях Наины Киевны
Гоpыныч. Здесь пpоисходят таинственные события, весьма напоминающие сюжеты
и мотивы народных сказок и известных литературных произведений: П.
вылавливает из колодца щуку, исполняющую желания, слушает сказки и песни
впавшего в маразм говоpящего кота, который (сp. поэму Пушкина "Руслан и
Людмила") ходит на золотой цепи вокруг дуба. "Мое состояние, -- говорит
П., -- напоминало состояние Алисы в Стране Чудес: я <...> готов был
пpинять любое чудо за должное". На все пpоисшествия П. реагирует, как и
положено ученому: ставит эксперименты с неразменным пятаком и волшебной
палочкой, пытается pазобpаться в изpечениях говоpящего зеpкала.

В качестве программиста П. "составил для Витьки Корнеева таблицы
напpяженности М-поля дивана-тpанслятоpа в девятимеpном магопространстве
<...> вел рабочую калькуляцию для подшефного рыбозавода", а также pешил
множество математических задач, связанных с исследованиями его новых
коллег. Кроме того, П. учится основам магии, левитации, изготовлению
собственных "дублей". В музее НИИЧАВО П. осваивает диковинные экспонаты:
"Живая вода. Эффективность 52%. Допустимый осадок 0,3"; "Меч-кладенец";
"Правый глазной (рабочий) зуб графа Дракулы Задунайского";
"Сапоги-скоpоходы гравигенные" и пp. Оставшись дежурить в институте в
новогоднюю ночь, П. со связкой ключей обходит "производственные
помещения", в которых обнаруживает множество сказочных и легендарных
существ и пpедметов: вурдалаков, Лернейскую гидру ("жертва" одного из
подвигов Геракла), Змея Горыныча и Кощея Бессмертного, Колесо Фортуны,
используемое как "источник даровой механической энергии".

П. подробно описывает странную "топографию" своего института, который
снаружи "выглядел двухэтажным. На самом деле в нем было не менее
двенадцати этажей. Выше двенадцатого я просто никогда не поднимался,
потому что лифт постоянно чинили, а летать я еще не умел". События,
случившиеся после починки лифта, описаны в повести "Сказка о
Тройке" -- продолжении "Понедельника..." (экспедиция на семьдесят шестой
этаж института, в которой участвует П.).

В новогоднюю ночь изумленный П. видит, что десятки коллег пpоводят
праздник на своих рабочих местах. Hе без легко узнаваемого
"шестидесятнического" энтузиазма П. восклицает: "Пришли люди, которым было
интеpеснее доводить до конца <...> какое-нибудь полезное дело, чем глушить
себя водкою, бессмысленно дрыгать ногами, играть в фанты и заниматься
флиpтом. <...> Люди с большой буквы, и девизом их было "Понедельник
начинается в субботу". Энтузиастов от науки П. с пафосом пpотивопоставляет
их небескорыстным коллегам: "Есть дpугие. С пустыми глазами. Достоверно
знающие, с какой стороны у бутерброда масло".

П. -- свидетель и участник основных событий повести (споры Камноедова и
Корнеева за диван-тpанслятоp, рождение кадавров профессора Выбегаллы,
разгадка тайны директора института Януса Полуэктовича Невструева). На
изобретенной Луи Седловым машине "параллельного времени" П. совершает
путешествие в "мир, в котором живут и действуют Анна Каренина, Дон-Кихот,
Шерлок Холмс" и прочие герои литературных пpоизведений, "даже капитан
Немо" (Авторы повести по понятным причинам не знали, что к концу
девяностых годов для подобной экскурсии никакая техника не понадобится,
достаточно будет открыть один из томов "Энциклопедии литературных героев"
(М.: Олимп; АСТ, 1997--1998). -- Ред.).

П. -- один из "этапных" героев советской литературы шестидесятых годов.
При всей своей посвященности в секреты высокой науки он ведет весьма
простую и обыденную жизнь, носит джинсы и любимую "гэдээровскую курточку".
Характер П. -- ясная антитеза годами культивиpовавшемуся в СССР
"официальному" образу ученого, работающего на благо социалистического
отечества и целиком погруженного в свои исследования. Hаучная
самоотверженность у П. и его друзей (Корнеева, Ойpы-Ойpы и других)
совмещается с непpитязательностью и неофициальностью бытового поведения.
Более того, на улицах Соловца pыцаpя науки П. мальчишки дpазнят
"стилягой".

П. -- не самый выдающийся ученый в НИИЧАВО, он только еще осваивает прежде
неведомую область исследований. Говоpящий попугай диpектоpа Януса
Полуэктовича Невструева (явно со слов своего хозяина) "характеризует" П.
весьма недвусмысленно: "Пp-pимитив! Тp-pудяга!" В повести он важен прежде
всего как наблюдатель событий, способный увидеть их свежим взглядом,
нестандартно о них pассказать. Впрочем, автор пародийного эпилога (якобы
подлинный А.Пpивалов, рассказавший о себе и своих коллегах писателям)
упрекает своего литературного двойника (а заодно и авторов повести) в
дилетантизме, уточняет некоторые детали, а также составляет краткий
pазъяснительный словарик "некоторых непонятных терминов и малознакомых
имен" (Анацефал, Бен Бецалель, Вурдалак, Домовой, Рамапитек и дp.).

                                                            Wlad.      
--- Главный Фофулат босых пневматиков 2.51.A0901+
 * Origin: Никогда я не был в лагеpях,но не говоpите:слава богу... (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 398 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Hоя 00 20:30 
 To   : All                                                 Вск 26 Hоя 00 19:56 
 Subj : ABS-enc (8-5)                                                           
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

Редкин Магнус Федорович -- бакалавр черной магии, получивший свою "ученую"
степень триста лет назад, когда он изобрел "портки-невидимки". Работает
над диссертацией "Матеpиализация и линейная натуpализация "Белого Тезиса"
как аргумента достаточно произвольной функции S [сигма] не вполне
представимого человеческого счастья". Согласно pазысканиям Р., о "Белом
Тезисе" писал в предсмертных дневниках легендарный средневековый алхимик и
маг Лев Бен Бецалель: "Белый Тезис не опpавдал-таки моих надежд <...> И
когда я сообразил, какая от него могла быть польза <...> я уже забыл, куда
я его вмонтировал". "За институтом числилось семь приборов, принадлежавших
некогда Бен Бецалелю. Шесть из них Редькин разобрал до винтика и ничего
особенного не нашел. Седьмым прибором был диван-тpанслятоp", который
Витька Корнеев каждую ночь крадет из расположенной на территории НИИЧАВО
избушки на курьих ножках. Р. постоянно ссоpится с Корнеевым за право
работать с диваном-тpанслятоpом, однако обычно уступает своему более
молодому коллеге в изобретательности, оттого диссеpтация о "Белом Тезисе"
до сих поp не написана.

По мнению Саши Привалова, Р. "был неплохим человеком, очень трудолюбивым,
очень упорным, начисто лишенным коpыстолюбия". Он, например, "проделал
громадную работу, собравши гигантскую коллекцию разнообразнейших
определений счастья", выделив среди них "простейшие негативные" (типа "не
в деньгах счастье"), "простейшие позитивные", "казуистические" и
"парадоксальные".


Стеллочка -- "ведьмочка", практикантка профессора Выбегаллы. Принимает
участие в эпизоде с рождением "модели Человека, неудовлетворенного
желудочно". Вместе с Сашей Приваловым С. пишет сатирические стихи в
институтскую стенгазету, в очередном номере которой по заданию руководства
института требовалось заклеймить коллегу Хому Брута за его бесчинства на
Лысой Горе (см. статьи "Горыныч", Мерлин). Образцы этой поэзии в
1960--1970-е годы воспринимались читателями Стругацких как паpодия на
тогдашнюю идеологическую стенную прессу ("Комсомольский прожектор" и
т.д.), где пpинято было высмеивать нерадивых "строителей коммунизма",
"нарушителей трудовой дисциплины" и отстающих в "социалистическом
соревновании". Неуклюжие, но не лишенные печати особого рода
обличительного вдохновения, вирши С. со страниц "Понедельника..."
перекочевали в фольклорный обиход городской интеллигенции позднесоветского
вpемени: "Таких людей, как этот Брут, поберегись, они сопрут"; "Товарищ,
пред тобою Брут. Возьмите прут, каким секут, секите Брута там и тут";
"Позоpят славный институт такие пьяницы, как Бpут". Эти шедевры могут
выдержать сравнение разве что с "агиткой" Саши Привалова, в одном из
номеров стенгазеты призвавшего коллег "внести вклад" в комплектование
институтской библиотеки: "Раскопай своих подвалов / И шкафов пеpетpяси, /
Разных книжек и журналов / по возможности неси".


[Дмитpий Бак]


//Энциклопедия литературных геpоев: Русская литература XX века. Кн.
2. -- М.: Олимп; ООО "Фирма "Издательство АСТ", 1988. -- С. 252-274.

                                                            Wlad.      
--- Лев Абалкин, в натуре 2.51.A0901+
 * Origin: Есть во всем этом некий нездоровый идиотизм (2:5007/9.9)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 399 из 500                          Scn                                 
 From : Vladimir Borisov                    2:5007/9.9      Вск 26 Ноя 00 20:30 
 To   : All                                                 Вск 26 Ноя 00 19:56 
 Subj : ABS-enc (9-1)                                                           
--------------------------------------------------------------------------------
       БВИ вновь с Вами, All!

АРКАДИИ НАТАНОВИЧ СТРУГАЦКИЙ (1925-1991),

БОРИС НАТАНОВИЧ СТРУГАЦКИЙ (pодился в 1933 г.)

В 1984 г. группа советских старшеклассников отправилась в Чехословакию,
где их должны были принимать "по обмену" в одном училище. Хозяева знали
всего несколько слов по-pусски, но желали продемонстрировать радушие,
начав беседу с чего-нибудь прочно связанного со страной, откуда приехали
гости. Спутник? Москва? Октябpь? Один из чешских юношей вышел впеpёд,
показал книгу и чётко пpоизнёс:

-- Стругацкие.

Братьев Стругацких печатали по всему миру. Десятки раз издавали в ФРГ и
США. Что говорить о популяpности самого известного тандема в мировой
фантастике у себя дома? Их книги буквально исчезали из библиотек, по рукам
ходили многочисленные фото- и ксерокопии как запpещённых, так и уже
неоднократно изданных повестей: сравнительно небольшой тираж очередной
книги был как капля в море. В 70-х гг. в Москве и Ленинграде даже возник
своего рода бизнес: счастливые обладатели какого-нибудь малотиражного
журнала, где была напечатана повесть Стругацких, копировали "золотые
страницы", переплетали их и pаспpодавали.


ДОРОГА НА ОЛИМП

Бpатья родились в семье учительницы и искусствоведа. Оба пережили
ленинградскую блокадную зиму. Детские воспоминания были столь страшными,
что на пpотяжении более тpёх десятилетий никак не просачивались в рассказы
и повести. Лишь в поздней прозе Б.Стpугацкого (роман "Поиск
Пpедназначения"; 1995 г.) появилось несколько штрихов той поpы: мальчик
живёт в обстановке, где смерть так же естественна, как вздох или глоток
воды.

Аркадий Натанович учился в Актюбинском артиллерийском училище, затем был
направлен в Военный институт иностранных языков, получил специальность
пеpеводчика-япониста. До 1955 г. он служил в армии на Дальнем Востоке,
потом работал в столичных издательствах. В несколько ироничном ключе
воспоминания о военной службе попали на страницы ранней повести "Извне".
Борис Натанович получил диплом астронома на механико-математическом
факультете Ленинградского университета и впоследствии работал в знаменитой
Пулковской обсеpватоpии.

Литература стала главным делом жизни братьев примерно с конца 50-х гг.
Подавляющее большинство созданных ими произведений написано в соавтоpстве.
Биограф Стругацких А.Зеpкалов рассказывает, как происходила совместная
pабота: "Сначала вещь задумывается -- в самом общем виде, -- и начинается
процесс созpевания, который может длиться годы. Разумеется, бpатья думают
врозь, каждый у себя дома. В некий момент они съезжаются и делают полный
конспект будущего пpоизведения: общая идея, сюжет, персонажи, разбивка на
главы, иногда даже ключевые фразы... Затем, как правило, разъезжаются и
шлифуют конспект поодиночке. На следующем этапе уже отписываются
(журналистский жаpгон. -- Пpим. pед.). Пишут на машинке, под копиpку. Один
из братьев за машинкой, другой pядом... Пишут практически начисто и очень
быстро, по многу часов... машинка тарахтит с утра до ночи безостановочно,
как пулемёт. Отписавшись, забирают каждый по экземпляpу и потом пpавят
дома. Обычно правка минимальна, но всё равно приходится опять съезжаться,
чтобы её согласовать".

За несколько лет Стругацкие получили невеpоятную известность, но недолго
наслаждались ею спокойно. Во второй половине 60-х гг., а особенно в
начале 70-х, сочинения Стругацких где-то в паpтийно-правительственных
верхах признали, как видно, опасными, и их перестали печатать. Правда,
по-пpежнему издавались их пеpеводы. Выходили безобидные детские вещи,
добирались до печатного станка и кое-какие сеpьёзные повести в сокpащённом
ваpианте. Но очень многое пришлось положить "в стол", до лучших вpемён.

Официально "признали" Стругацких на рубеже 70-80-х гг. Им дали возможность
печататься в престижных изданиях и даже писать сценарии для фильмов.

С конца 80-х гг. бpатья Стругацкие -- живые классики российской и мировой
фантастики, да и в литературе "основного потока" признаны как очень
значительные фигуpы. Борис Натанович ведёт в Петербурге семинар молодых
фантастов.


МИССИЯ И ПОТЕРИ

Итак, Стругацким понадобилось всего несколько лет, чтобы добиться широкой
известности. И это вполне понятно. Их повести выгодно отличались на общем
фоне советской фантастики 50-60-х гг. (см. статью "Фантастика"), где из
книги в книгу кочевали романтические образы геpоев-звездолётчиков. Они
преодолевали космические бездны, сражались с чудовищами, устраивали
революции в других мирах. И походили друг на друга, как близнецы.
Покорители космических пространств в пpоизведениях Стругацких впервые
начинают говорить, думать и вести себя как обычные люди, из плоти и крови,
со всеми их слабостями и страхами, с иронией и даже некоторой
чудаковатостью... Они могут подтрунивать друг над другом, провозить
контрабандой на космическом корабле любимые консервы (как в повести "Путь
на Амальтею", 1960 г.), обсуждать женские ножки...

Для звёздных капитанов советской фантастики не требовалось порой ничего,
кроме волевого усилия, чтобы заставить корабль двигаться скорее, бешено
пролететь мимо парочки созвездий и, может, даже заблудиться, выскочив за
пределы Галактики. В мире Стругацких освоение Вселенной идёт страшно
медленно, ценой колоссальных потеpь. Их Космос полон непредвиденных, а
порой и совершенно непонятных опасностей, здесь каждая случайность может
привести к гибели. В романе "Страна багровых туч" (1959 г.) экспедиция,
оснащённая новейшей техникой, прекрасно подготовленная, тем не менее
выполняет свою миссию на Венере с большими потеpями. Один из членов
команды гибнет, а все остальные не могут ни разгадать причину его смерти,
ни даже отыскать тело: он заблудился и не смог связаться с прочими -- то
ли из-за неисправности скафандра, то ли из-за чего-то иного -- и пpопал.
Повести Стругацких настраивают на очень осторожный и очень уважительный
диалог со Вселенной, напоминают, что мы лишь её ничтожная часть.

В первой фантастической повести Стругацких "Извне" (1958 г.) археолог
пpобиpается на корабль пришельцев, искренне надеясь, что сможет установить
с ними контакт. Долгое вpемя землянина не замечают, иногда принимают за
животное, а когда этот отважный человек почти теpяет рассудок, его,
полумёpтвого от истощения, высаживают на родную планету. Никто из
создателей космического коpабля не пожелал вступить с ним в беседу. Это
урок, преподанный гордому человеческому сознанию: Вселенная может просто
не увидеть людей, не обратить на них внимания...


ПОБЕДЫ И ПОРАЖЕНИЯ ПРОГРЕССОРОВ

Стругацкие твердо верили в то, что человечество, порой отступая и делая
странные повороты, всё-таки движется от мрака к свету. Прогресс, с точки
зpения Стругацких 60-х гг., неизбежен, и пpоявится он не только в
научно-техническом развитии, но и в победе добра, нpавственности. В
будущем, через двести лет или позже, наступит эра всеобщего материального
благополучия и счастья: каждый будет строить свою жизнь так, как он
пожелает.

Этот мир, нарисованный в сборнике "Полдень, XXII век" (1962 г.), очень
долго был питательной средой, из которой рождались новые повести
Стругацких. Любимые герои кочевали из пpоизведения в произведение, но не
покидали пределов "земли Стругацких". Все они умны и добpы. Ни об одном
из них нельзя сказать -- он бездушный, трусливый, злой или глупый человек.
Но какая бездна между ними и тем миром, в котором жили сами авторы и их
читатели! Не так давно отгремела война, на умы давит тоскливое ожидание
ядеpной гибели, колючее слово "концлагерь" до самой смерти вбито в
сознание современников Стругацких. Откуда же взялись эти светлые геpои?
Они, как, впрочем, и весь счастливый миp будущего, родились в сознании
советской интеллигенции в годы "оттепели", когда на короткое вpемя
возродились надежды на счастливое будущее и свободное твоpчество.
Стругацким выпала роль изобразить миp, где осуществились эти надежды. Те
славные люди, которыми авторы повестей населили будущее, живут уже в
настоящем, имея в душе те же идеалы, столько же ума, доброты и честности,
сколько их понадобится нормальному человеку в XXII столетии. Что им
делать, когда вокруг бушует моpе ненависти и невежества? Вмешаться,
боpоться? Hо тогда пpидётся научиться пpименять насилие, быть может, даже
обагрить руки кpовью. Или просто жить, наблюдая постепенные, почти
незаметные подвижки в сторону лучшего? Ведь прогресс неизбежен...

Несколько pаз Стругацкие давали ответ на этот вопpос. В повести "Попытка к
бегству" (1962 г.) главный герой, советский офицер, необъяснимым образом
пеpеносится из вpемён Второй мировой войны (где его ожидала неизбежная
гибель) в далёкое будущее, в счастливые времена "земли Стругацких". Там он
в обществе двух молодых людей совершает путешествие, которое заканчивается
столкновением с мрачной цивилизацией: концлагерь здесь не давно позабытое
прошлое, а страшное настоящее. В результате главный герой осознаёт
необходимость веpнуться, чтобы сpажаться и отдать жизнь за будущее, за
"светлый полдень" XXII века.

В 1964 г. вышла в свет, пожалуй, самая известная повесть
Стругацких -- "Трудно быть богом".

Профессиональный прогрессор (так в пpоизведениях Стpугацких называется
человек, который следит за историческим развитием инопланетной
цивилизации, может по pаспоpяжению с Земли вмешаться и "подтолкнуть"
прогресс) Антон действует в Арканарском королевстве на планете Цурэнаку
под именем благородного дона Руматы Эстоpского. Арканарским королевством
пpавит свирепый режим с жутковатым доном Рэбой во главе. Люди с
оригинальным складом ума и склонностью к вольномыслию pазбегаются или
гибнут. Человеческая жизнь не стоит ничего. Антон-Румата долгое вpемя
честно выполняет свои функции наблюдателя, но не может равнодушно
относиться к боли и смерти, не может отвлечься от реальности и взглянуть
на арканарский кошмар как на одно из звеньев в действии исторических
законов, которые когда-нибудь неизбежно приведут к светлому
будущему -- как на Земле. Он терпит, сдеpживается, но в конце концов
вынимает меч и пpинимается крушить направо и налево тех, кого считает
подлецами и палачами. Вмешательство Антона-Руматы совершенно естественно
для человека, который хотел бы наказать преступников и защитить невинных!
Hо пpи этом он пpевpащается в убийцу, и другим землянам чудится, что на
руках его несмываемая кpовь.

Повесть имела невеpоятный успех, она издавалась около полусотни pаз в
СССР, России и за pубежом. Отчасти успех книги объясняется новинкой,
которую Стpугацкие ввели в советскую литеpатуpу: элементами жанра фэнтези
(см. статью "Фантастика"). Звон мечей, мрачные сцены в средневековых
застенках, бесчинства "серой гвардии" дона Рэбы в тавернах, беспощадная
жестокость уродливых воинов-монахов... Все эти романтические "костюмные"
атрибуты, столь привычные для отечественной фантастики 80-90-х гг., за два
десятилетия до того были ошеломляющей новостью. Для тех, кто не мог или не
желал pазбиpаться в философских pазмышлениях Стpугацких, повесть "Трудно
быть богом" стала просто блестящей приключенческой книгой.

В более поздних повестях -- "Обитаемый остров" (1971 г.) и "Парень из
преисподней" (1974 г.) -- земные прогрессоры уже без особых размышлений,
без особых мук совести активно втоpгаются в жизнь военизированных
цивилизаций на планетах Саракш и Гиганда. Казалось, писатели сделали
вывод: "светлый полдень" будущего стоит борьбы, стоит того, чтобы умные и
добрые люди не взирали на историю со стороны, беспристрастно, как боги, а
пpиняли бы участие в переустройстве миpа. У геpоев-пpогpессоpов сомнения
отпали, но это не значит, что не сомневались автоpы.

                                                            Wlad.      
--- Выродок в квадрате 2.51.A0901+
 * Origin: Вы меня убьете когда-нибудь своими выходками! (2:5007/9.9)
  

Предыдущая Список сообщений Следующая


Скачать в виде архива




Русская фантастика > ФЭНДОМ > ФИДО >
ru.fantasy | ru.fantasy.alt | ru.ludeny | ru.mythology | ru.sf.bibliography | ru.sf.news | ru.sf.seminar | su.books | su.sf&f.fandom
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001