История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

RU.LUDENY

Исследование творчества братьев Стругацких

КОНФЕРЕНЦИИ ФИДО



- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 156 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Птн 02 Фев 01 06:26 
 To   : Vladimir Borisov                                    Суб 03 Фев 01 14:05 
 Subj : Тьмускорпионская новость от Бромберга                                   
--------------------------------------------------------------------------------

  i, Vladimir!

Письмо от Vladimir Borisov к Alla Kuznetsova, добавленное 31 Янв 01 к мировой
ноосфере, вызвало у меня следующий резонанс:

 AK>> А кстати, "Людены" что-то выясняли с эпиграфом, но что именно -
 AK>> не помню (вроде бы, что эпиграф пpедставляет собой контаминацию
 AK>> нескольких аналогичных фраз)... Никто не напомнит?

 VB>  Вот что было об этом в "Понедельниках":

[Оставшаяся часть себя бегу поручила и спрятала в ближайших лесах]
Большое спасибо. С возвращением Вас! И с новым адpесом!

Сайонара                                                Алла, молчаливый глюк

--- На сто пятнадцатом прыжке в компьютер впорхнул GoldEd/W32 1.1.1.2
 * Origin: Что нужно (для жертвоприношения?) - и двух (вместо  (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 157 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Птн 02 Фев 01 06:26 
 To   : All                                                 Суб 03 Фев 01 14:05 
 Subj : Тьмускорпионская новость?..                                             
--------------------------------------------------------------------------------

Добрый день, веселая минутка!
"В результате - сижу я в натуре Тарковского, в месте Бергмана и смотрю
единственный фильм Андpея, который там был. "Сталкер"."
    Битов А. Факультет нужных вещей. - Hовая газета (М.). - 2001. - 15-21 янв.
(  2). - С.21.

С демократическим приветом                              Алла, молчаливый глюк

--- Я большой глюк. Очень большой глюк. Размером в +/W32 1.1.1.2 GoldEdа.
 * Origin: Друзья придут (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 158 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Суб 03 Фев 01 05:43 
 To   : All                                                 Вск 04 Фев 01 11:31 
 Subj : Хауэлл-75                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Простите за беспокойство, All, но...

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
"Реалистическая" версия несчастного случая с Андреем  час-тично предсказана
источником - Данте. Андрей, прибывший в го-род, "земную жизнь пройдя до
половины" [Часть 1, Глава 1], поте-рян в темноте, и из-за крайней усталости
спотыкается о цементное препятствие - современный городской эквивалент
древесного корня в лесу, равно как и искаженная отсылка к божественному фонтану 
рая. Материальные параллели двух повествований делаются значи-мыми из-за
параллелей духовного плана. Хотя дантов Нижний Ад населен историческими или
легендарными персонажами, страдаю-щими от последствий своих различных намеренных
искажений, они также - аллегорические фигуры, представляющие возможность зла в
душе поэта и любого индивида. Это значительное, но не невоз-можное упрощение
аллегории - сказать, что, пока каждый не осоз-нает ад внутри, будет невозможным 
- для любого сообщества, или государства, или человечества в целом - достичь
гармонии рая (в светской терминологии - социальной утопии). Вергилий выбран в
спутники Данте в его путешествии через Ад, потому что в нем соче-таются
культурные и художественные достижения западной циви-лизации. Его искусство,
философия и этика не могут сами по себе отворить ворота Неба, но они могут
разбудить и направить греш-ную душу на путь праведности и спасения.
Эпическая поэма Данте является также политической иере-миадой, нацеленной на
критическое социополитическое положение в Италии XIII века. Во введении к
"Божественной комедии" Дороти Сейерс (Dorothy Sayers) формулирует политические
убеждения Данте как "протест против того, что ведет к теократии: [которую он
рассматривал как] попытку утвердить Царство Божие здесь и сейчас как
духовно-политическую структуру"18. Великий двойной шаблон, развертывающийся в
эпической поэме Данте, утверждает взгляд на историю как на процесс искупления
внутри времени и на спасение как на процесс искупления вне времени. Данте бранит
не-отъемлемую гуманистическую попытку локализовать Царство Бо-жие не в вечности,
а во времени. Так, как один из персонажей ро-мана Стругацких проницательно
замечает (ниже), что "идеи ком-мунизма сродни идеям раннего христианства".
Давайте предполо-жим, что в романе "Град обреченный" Стругацкие решили снова
провести героя через круги дантова ада, чтобы найти объяснение неудачи
человечества ХХ века в изгнании из своей души - и из ре-альности своих временных
"Королевств" корней фашизма, стали-низма и расизма. Дальнейшие значащие
параллели между двумя текстами выдвигают на первый план иронические расхождения 
ме-жду космологией по Данте и по Стругацким.
В то время как Андрей приходит в себя на барьере цементно-го фонтана, появляется
его первый "проводник" - в облике ученого старика, чья речь подтверждает
интертекстуальную связь романа с "Божественной комедией" Данте.
"- Ну хорошо, - сказал человечек ясным старческим  голосом.  -  А  что будет
дальше?
- Не знаю, - сказал Андрей, подумав. - Может быть,  еще  ка-кая-нибудь гадость
появится. Эксперимент есть Эксперимент. Это - надолго.
- Это - навечно, - заметил старик. - В согласии с любой рели-гией  это -
навечно.
- Религия здесь ни при чем, - возразил Андрей.
- Вы и сейчас так думаете? - удивился старик.
- Конечно. И всегда так думал.
- Хорошо, не  будем  пока  об  этом.  Эксперимент  есть  Экс-перимент [:]Hо я-то
о  другом. Зачем даже здесь нам  оставлена  свобода  воли?  Казалось  бы, в 
царстве абсолютного  зла,  в  цар-стве,  на  вратах  которого  начертано:
"Оставь надежду..."
Андрей подождал продолжения, не дождался и сказал:
- Вы все это себе как-то странно представляете. Это не  есть  царство
абсолютного зла. Это скорее хаос, который мы призваны упорядочить.  А  как мы
сможем его упорядочить, если не будем обладать свободой воли?
- Интересная мысль, - произнес старик задумчиво. - Мне это никогда не приходило 
в голову. Значит, вы полагаете,  что  нам  дан  еще  один  шанс? Что-то вроде
штрафного  батальона  -  смыть  кровью  свои  прегрешения  на переднем крае
извечной борьбы до-бра со злом...
-  Да  при  чем  здесь  -  "со  злом"?  -  сказал  Андрей,  понем-ногу
раздражаясь. - Зло - это нечто целенаправленное...
- Вы - манихеец! - прервал его старик.
- Я -  комсомолец!  -  возразил  Андрей,  раздражаясь  еще  больше  и чувствуя
необыкновенный прилив веры и убежденности. -  Зло  -  это  всегда явление
классовое. Не бывает зла вообще. А здесь  все  перепутано,  потому что -
Эксперимент. Нам дан хаос. И либо мы не справимся, вернемся к  тому, что было
там - к классо-вому расслоению и прочей дряни, - либо мы  оседлаем хаос и
пре-творим его в новые,  прекрасные  формы  человеческих  отношений, именуемые
коммунизмом...
Некоторое время старик ошарашенно молчал.
- Надо же, - произнес он наконец с огромным удивлением. - Кто бы  мог подумать, 
кто бы мог предположить... Коммунистиче-ская пропаганда -  здесь! Это даже не
схизма, это... - Он помолчал. - Впрочем, ведь идеи  коммунизма сродни идеям
раннего христиан-ства..." (  10, С.87-88).
Юмор ситуации проистекает из противоречия между пред-ставлением Андрея о том,
где он и кто он, и представлениями ста-рика, который "в курсе дела". Андрей
наивно верит, что он - совет-ский комсомолец, пребывающий среди живых (в
"реальном" мире), в то время как старик знает, что они оба - тени в загробном
мире. Впрочем, загробный мир у Стругацких не является полностью во-ображаемым
или фантастическим. Напротив, он соприкасается с миром Андрея и обладает
ощутимой эмпирической реальностью - он, в конце концов, физически сохранился во 
многих произведени-ях искусства. Например, старик не испытывает затруднений,
опре-деляя местонахождение фантасмагорического "Красного Здания" во времени, тем
самым "рационализируя" его существование в загроб-ном мире:
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

C yвaжeниeм,                                            Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: Обладателю правды - изначальное счастье. Хулы не бу (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 159 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Суб 03 Фев 01 05:45 
 To   : All                                                 Вск 04 Фев 01 11:31 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

Конничива, All-сан!
"Наша свобода, возможно, иллюзорна, но она есть. Может ли все веpнуться? Может. 
Посмотрите мой спектакль "Жиды города Питера" по пьесе Вайнеpов. Я не ставлю
точку - в конце снова мигалки. Но надеюсь, до реставрации советского стpоя дело 
не дойдет, люди поумнели."
    Дуров Л. Лев Дуpов: Однажды я был Микояном, а потом меня лишили "Оскара" /
Беседовала А.Гузаиpова // Hовая газета (М.). - 2001. - 22-28 янв. (  4). - С.21.

На том и покалим сростень                               Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: Владея правдой, будь нелицеприятен и строг (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 160 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Вск 04 Фев 01 06:07 
 To   : All                                                 Пон 05 Фев 01 13:36 
 Subj : Хауэлл-76                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Здравствуй, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Так, не только "Красное Здание", но и целый город, и даже его географическое
положение (рассматриваемое в 2.4.2) обладает существенными предшественниками
среди художественных и куль-турных изображений западной цивилизации. Образец
интертексту-альных аллюзий уже очевиден: прообразом декораций являются
ху-дожественные описания Апокалипсиса и преисподней. Во взаимо-действии между
"фантастическими" декорациями Стругацких и их "реальными" художественными
предшественниками расхождение между двумя планами реальности фактически
нейтрализуется. И представления Андрея, и представления старика одновременно
подвергаются корректировке: они живут в Советском Союзе второй половины ХХ века,
и они живут в аду. Если определять источник юмора в тексте Стругацких, то
обнаруживается, что он является не-избежным спутником процесса "нейтрализации": 
осознание, что ре-альное и фантастическое - мир современника-читателя и "ад"
ми-ровой литературы - суть одно и то же, вызывает иронический сме-шок. По ходу
развития приведенной выше сцены к Андрею и ста-рику присоединяется остроумный и 
ученый еврей Изя Кацман.
"Андрей сказал, стараясь, чтобы получилось по возможности небрежно:
- Вот этот пожилой господин полагает, что все мы находимся в аду.
- Пожилой господин  абсолютно  прав,  -  немедленно  возра-зил  Изя  и
захихикал. - Во всяком случае, если  это  и  не  ад,  то  нечто  совершенно
неотличимое по своим проявлениям." (  10, С.89).
Важно осознать, что аллегорическое представление Стругац-кими Советского Союза
как чего-то "совершенно неотличимого по своим проявлениям" от ада, не
ограничивается периодом сталиниз-ма. В воспоминании Андрея о прошлом - о периоде
сталинизма - и о нижнем уровне дантова ада - Изя еще ребенок. Большая часть
вымышленного загробного мира, описанного в романе, современна написанию романа, 
то есть соответствует Советскому Союзу начала 1970-х годов. Нижеприведенный
допрос подтверждает это - как стандартной формой вопросов, так и содержанием
ответов Изи.
"- Имя? Фамилия? Отчество?
- Кацман Иосиф Михайлович.
- Год рождения?
- Тридцать шестой.
- Hациональность?19
- Да, - сказал Кацман и хихикнул.
[:]
- Hациональность!
- Еврей, - сказал Изя с отвращением.
- Гражданство?
- Эс-эс-эс-эр.
- Вероисповедание?
- Без.
- Партийная принадлежность?
- Без.
[:]
- Земной год отбытия?
- Тысяча девятьсот шестьдесят восьмой.
- Место отбытия?
- Ленинград.
- Причина отбытия?
- Любопытство.
[:]" (  10, С.97).
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Жду ответа, как соловей лета                            Алла, молчаливый глюк

--- Была бы я молчаливым глюком, да вот GoldEd+/W32 1.1.1.2 мешает...
 * Origin: Хулы не будет (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 161 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Вск 04 Фев 01 06:08 
 To   : All                                                 Пон 05 Фев 01 13:36 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

И много ли у тебя глюков в этот прекрасный день, All? Давай добавлю парочку!
"[...] А еще раньше, в начале года, Дмитрию вручили Национальную Интел Интернет 
премию, присужденную странице братьев Стругацких на том же сайте.
[...]
-Hа "Страннике" вы разговаривали с "мастерами издалека". Знают ли они хоть
что-нибудь из русской фантастики, кроме сочинений Стругацких?
-Почти ничего. [...]."
    Ватолин Д. Литература в сети: Энтузиасты в отсутствие инвесторов / Записал
Л.Левкович-Маслюк // Книж. обозрение (М.). - 2000. - 25 дек. - С.19.

Такие вот дела                                          Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: Выходу и входу не будет вреда (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 162 из 1003                         Scn                                 
 From : Dmitry Ermolaev                     2:5057/19.19    Пон 05 Фев 01 15:08 
 To   : Alla Kuznetsova                                     Втр 06 Фев 01 11:18 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------
                         Привет, Alla!

03 Feb 01 05:45, Alla Kuznetsova wrote to All:

 AK> веpнуться? Может. Посмотрите мой спектакль "Жиды города Питера" по
 AK> пьесе Вайнеpов.

За что же он их так? 8-)

 AK>     Дуров Л. Лев Дуpов: Однажды я был Микояном, а потом меня лишили
 AK> "Оскара" / Беседовала А.Гузаиpова // Hовая газета (М.). - 2001. -
 AK> 22-28 янв. (  4). - С.21.

  С наилучшими
    Дмитрий Ермолаев  (846-2)32-31-71, "ermo@pioner.smr.ru", ICQ 20989963

--- GoldED/W32 3.0.1
 * Origin:  Ermo`s workbench  (2:5057/19.19)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 163 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Пон 05 Фев 01 06:08 
 To   : All                                                 Втр 06 Фев 01 22:30 
 Subj : Хауэлл-77                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Пpивeт, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Вышеприведенный допрос ведет Андрей, который, будучи в части 2 недавно
произведенным в чин молодым следователем, хо-чет предъявить обвинение своему
лучшему другу - во имя произ-вольных законов, которых он не понимает (и не
старается). Hесмот-ря на юмористические обертоны допроса, он помещает Андрея - и
целое общество (в контексте Данте) в самый нижний круг ада: для тех, кто
совершил грех предательства. По ходу действия - в частях 3, 4 и 5 романа -
Андрей достигает первого круга (часть 6, см.выше).
В то время, как у дантова ада вертикальная структура, ад по Стругацким обладает 
горизонтальным измерением. Духовное путе-шествие Андрея грубо соотносится с его 
движением от недр города (и работы мусорщиком) к окраинам и, наконец, к не
отмеченным на карте территориям, простирающимся между Городом и Антигоро-дом.
Андрею поручена забота об экспедиции к Антигороду. В экс-педицию входят военные,
гражданские лица, и Андрей берет Изю - как историка. По мере движения Андрея от 
Города увеличивается его способность замечать  и узнавать приметы ада. Один из
наибо-лее разительных моментов в росте его осведомленности происходит, когда
войска готовы взбунтоваться. Декорации пропитаны босхов-скими мотивами, что
заслуживает отдельного отступления от темы.

2.4.2. Мир по Иерониму Босху
Вне зависимости от интерпретации странных образов Босха как навеянных
средневековыми ересями, эзотерическими сектами и алхимией, или, напротив, как
иллюстраций к современным (то есть 15 века) религиозным проповедям и
дидактической литературе (мнения специалистов по Босху разделяются), бесспорно, 
что цен-тральная часть триптиха "Искушение св.Антония" - апокалиптиче-ская.
Поскольку старик признается Андрею, что искусство Иерони-ма Босха "подготовило
его к жизни в этом городе", можно предпо-ложить, что авторы полагали духовный и 
физический пейзаж "Града обреченного" перекликающимся - пятью столетиями позже -
с видением мира, отраженным средневековым голландским ху-дожником. Это видение -
весьма пессимистичный взгляд на мир, в котором человек слабо борется со своими
злыми наклонностями, скорее опускаясь на уровень чудовищ, нежели поднимаясь к
анге-лам. Это мир полного дуализма между искушениями плоти и дьяво-ла и
целомудренными страданиями немногих святых. Это изобра-жение в миниатюре того,
откуда (и в противоречии с чем) появился философский гуманизм. Сцены босховского
зла в романе "Град об-реченный" найти нетрудно: это разврат, пьянство,
сексуальная рас-пущенность ("Семь смертных грехов" Босха), равно как и
хаотиче-ский бунт и горящие деревни ("Последний суд" Босха). Конечно, это почти 
универсальные образы греха и постоянного апокалипси-са. Тем не менее, явные
ссылки старика на Босха позволяют провес-ти более широкое тематическое сравнение
между миром средневе-кового художника и современным адом Стругацких. В прозе
Стру-гацких есть отрывки, которые оправдывают стилистическое срав-нение с
босховскими получеловеческими, полуживотными, полу-мифическими чудовищами,
похожими на  "героев" Сальвадора Да-ли. В одной сцене части 5 романа "Град
обреченный" группа солдат под предводительством особенно жестокого солдата по
имени Хнойпек грубо насилует молодую полоумную девочку, прозванную Мымрой,
поскольку она никогда не произносила ничего, кроме это-го слога. Когда Андрей
формулировал суть инцидента, странные имена пе
сонажей превратились в абстрактное существительное - удачный неологизм,
представляющий суть "получеловеческих, по-луживотных" орд. Другой неологизм
происходит от слова "пупок", и похоже, что он также особенно соответствует часто
встречающе-муся у Босха мотиву раздутых животов - прожорливых животов,
беременных (грешно) животов, тараканоподобных животов.
"И вот тут мы вплотную подходим к вопросу о роли  Бога  и дьявола в истории.
[:]Что Бог взял хаос в свои руки и организовал его,  в  то  время  как дьявол,
наоборот,  [:] норовит  эту  органи-зацию,  эту структуру разрушить, вернуть к
хаосу. [:] Но,  с  дру-гой  стороны, [:] чем, спрошу я вас,  занимались на
протяжении всей истории самые лютые тираны? Они же как  раз  стремились
указанный  хаос,  присущий  человеку,  эту  самую   хаотическую   аморфную
хнойпекомымренность   надлежащим   образом   упоря-дочить,    организовать,
оформить, выстроить - желательно, в одну колонну, - нацелить в одну  точку и
вообще уконтрапупить. Или, говоря проще, упупить." (  1, С.127).
Гротескные неологизмы Стругацких, подобно визуальным образам Босха, являются
частью философского размышления о зна-чении хаоса и о роли дьявола в истории.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

На этой оптимистической ноте мы и прервем наш диалог    Алла, молчаливый глюк

--- Письмо неясного содержания, написанное с помощью GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: А в чем смысл жизни? (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 164 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Втр 06 Фев 01 05:44 
 To   : Dmitry Ermolaev                                     Срд 07 Фев 01 12:36 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

И много ли у тебя глюков в этот прекрасный день, Dmitry? Давай добавлю парочку!

При реакции письма Dmitry Ermolaev к Alla Kuznetsova с моим сознанием в
нерастворимый осадок выпало следующее:

 AK>> веpнуться? Может. Посмотрите мой спектакль "Жиды города Питера"
 AK>> по пьесе Вайнеpов.

 DE> За что же он их так? 8-)

Кто ж его знает...

C yвaжeниeм,                                            Алла, молчаливый глюк

--- Дубль+/W32 1.1.1.2, сложный, многопрограммный, самообучающийся
 * Origin: Благоприятен брод через великую реку (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 165 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Втр 06 Фев 01 05:45 
 To   : All                                                 Срд 07 Фев 01 12:36 
 Subj : Хауэлл-78                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

I'm very glad to see You, dear All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
2.4.3. Всадник Апокалипсиса и дантов город Дис (седьмой круг)

В данном случае важна  не статуя сама по себе - поскольку товарищ Ленин
изображен в обычной квазиромантической позе, предположительно адресующимся к
массам, с рукой, протыкаю-щей воздух; важен пьедестал. Поскольку товарищ Ленин
произно-сит речь, стоя на броневике. [:] Насколько мне известно, это
единственный в мире монумент человека на броневике. В этом ас-пекте - это символ
нового общества. Старое общество пред-ставляли люди на конях.
Иосиф Бродский. Путеводитель по переименованному горо-ду

Значимость Мстящего Всадника для российской апокалипти-ческой литературы (с
момента появления "Медного всадника" Пушкина) является предметом отдельного
исследования20. Важно заметить, как и где "Всадник" появляется в
апокалиптическом сю-жете романа "Град обреченный".
"Бумм, бумм, бумм, - раздавалось совсем близко, земля под ногами  содрогалась. И
вдруг наступила тишина. Андрей сейчас же снова  выглянул.  Он  увидел:  на
ближнем перекрестке,  доставая  головой  до  третьего  этажа,  возвышается
темная фигура. Статуя. Старинная металлическая статуя. Тот самый  давешний тип с
жабь-ей мордой - только  теперь  он  стоял,  напряженно  вытянувшись, задрав
объемистый подбородок, одна рука заложена за спину, дру-гая - то  ли грозя, то
ли указуя в небеса - поднята, и выставлен ука-зательный палец..." (  1, С.123).
В этом поразительном образе наиболее зловещие черты Мед-ного Всадника (Петра
Великого) замещены чертами Ленина, кото-рый стоит в своей иконографической позе 
(как на Финляндском во-кзале). Подобно пушкинскому Медному Всаднику, статуя, на 
кото-рую смотрит Андрей, имеет вымышленные, ненормальные пропор-ции; впрочем, он
больше не мчится с грохотом сквозь город, пре-следуя свою жертву. Подобно статуе
Ленина на Финляндском во-кзале он указывает России направление новой истории -
он даже стоит на перекрестке: символически - на перекрестке истории.
Ме-таллическое подобие исторического Ленина символически указыва-ет в
направлении "сияющего коммунистического будущего", секу-ляризованной версии
Царства Божия, реализуемого внутри исто-рии.Впрочем, статуя у Стругацких, как и 
Андрей с Изей, находится не в Ленинграде, а в одном из кругов Ада. Статуя
Ленина, которую видел Андрей, просто указывает в пространство - в аду это жест
банкрота.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Засим низко кланяюсь                                    Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: С правдой возглашай (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 166 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Втр 06 Фев 01 05:46 
 To   : All                                                 Срд 07 Фев 01 12:36 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

Здравствуйте, All!
[Подпись к фотогpафии:] "Из этой зоны ни один сталкер не выведет"
    Степовой А., Филиппов В. Дело смертника Михайлова: Правоохранительные органы
не ошибаются с тридцать седьмого года // Hовая газета (М.). - 2001. - 29 янв.-4 
фев. (  6). - С.10.

Сайонара                                                Алла, молчаливый глюк

--- Я большой глюк. Очень большой глюк. Размером в +/W32 1.1.1.2 GoldEdа.
 * Origin: Каков физический смысл понятий "нутро" и "чуять"? (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 167 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Срд 07 Фев 01 06:00 
 To   : All                                                 Птн 09 Фев 01 13:42 
 Subj : Хауэлл-79                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Пpивeт, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Круг ада, к которому приговорены великие реформаторы Рос-сии (Петр Первый,
Ленин) - это круг седьмой (город Дис). В поэме Данте, когда поэты приходят в
город Дис, они обнаруживают себя на огромной равнине, покрытой горящими могилами
еретиков:
"Затем, что здесь меж ям ползли огни,
Так их каля, как в пламени горнила
Железо не калилось искони.

Была раскрыта каждая могила,
И горестный свидетельствовал стон,
Каких она отверженцев таила." (Песня 9, строки 118-123)
Когда Андрей и Изя приходят в город, населенный металли-ческими статуями, они
выходят на огромную площадь, усыпанную пьедесталами ушедших статуй. Души,
выбравшиеся из пылающих могил в дантовом Дисе, подобным образом уходили от своих
па-мятников (могильных камней) в выжженный город, посещенный Андреем и Изей:
"Они [Андрей и Изя] шли и шли, постепенно дурея от жары: [:]
Таких площадей они еще не встречали. Она была похожа  на  вырубленный диковинный
лес. Как пни были  понатыканы  на  ней  постаменты  - [:]каменные, чугунные,  из
песчаника, из мрамора [:] И все эти постаменты были пусты." (  1, с.124-125).
Андрей в конечном счете встречается со всеми статуями - предположительно, душами
еретиков - которые знают о своем от-рицании Бога, но намеренно совершают грехи, 
представленные в нижних кругах ада: Насилие (или Скотство) и Обман (или Злоба). 
Он - в окружении статуй - пытается произнести речь, определяя ду-ховную границу 
между намеренным злом и меньшими грехами Hе-воздержанности (круги 3, 4, 5, 6) и 
пассивного (непроизвольного) Hеверия (круг 2). Иными словами, образы у
Стругацких: незавер-шенные постаменты на пылающей равнине и предмет речи Андрея 
перед статуями соотносятся с физическими и духовными декора-циями дантова города
Дис - на границе между верхними и нижни-ми кругами ада. Псевдонаучный словарь
Андрея, наложенный на разговорную речь и мировоззрение его прежнего советского
вопло-щения, вопиюще неадекватен задаче:
":Hеважно, военно ли это полевой суд или суд присяжных, тайный суд инквизиции
или суд Линча, суд  Фемы  или  суд  так  называемой  чести.  Я  не  говорю  уже 
о товарищеских и прочих судах... Надлежало  найти  такую  форму  организации
хаоса, со-стоящего из половых и пищеварительных органов как Хнойпеков,  так и
Мымр, такую форму этого вселенского кабака,  чтобы  хоть  часть  функций
упомянутых внешних судов была бы передана суду внутреннему. Вот, вот когда
понадобилась и пригодилась категория величия!" (  1, с.126).
Как только Андрей осознал, что "категория величия" приме-няется скорее к
индивидуальной морали, нежели к тем, кто хочет покорять и устанавливать законы
во имя некой абстрактной мора-ли, он готов покинуть Город Еретиков и
отправиться, в сопровож-дении своего просвещенного друга Изи, в Круг Первый. К
концу романа оба - Андрей и Изя - заработали место среди Некрещеных и
Добродетельных Язычников (в Первом круге, или Лимбо): Изя - еврей, единственный 
"грех" которого заключается в том, что он не крещен, а Андрей - потому, что его 
единственный оставшийся "грех" - воспитание вне Церкви (в атеистическом
Советском Сою-зе). К концу романа Андрей постигает понимания важности памяти и
культуры. Он присоединился к дантовским Добродетельным Язычникам - как активный 
сознательный участник строительства, сохранения и оценки "Храма Культуры", как
Изя назвал здание, по-строенное из высших человеческих достижений в области
филосо-фии, морали, поэзии, науки, искусства и воображения. Вне Храма Культуры
нет надежды ни на индивидуальное, ни на коллективное спасение.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Без All жизнь не та, люблю, привет от ЛИАНТА+/W32 1.1.1.2
 * Origin: (Двойная бездна) (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 168 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Срд 07 Фев 01 06:03 
 To   : All                                                 Птн 09 Фев 01 13:42 
 Subj : Тьмускорпионская новость-1                                              
--------------------------------------------------------------------------------

О многоуважаемый (-ая) All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
"Сейчас отношение к Александру Казанцеву, патриарху нашей фанта-стики, разное.
Кто-то по-прежнему хвалит, кто-то пренебрежительно оттопыривает губу. А я
благодарен ему всем сердцем за книги, которые в детстве уводили меня в
распахнувшиеся фантастические пространст-ва, полные великих преобразований и не 
менее великих тайн. И думаю, у множества читателей моего поколения найдутся для 
Александра Пет-ровича добрые слова.
Нашлись они и у Аркадия Натановича Стругацкого, хотя были люди, которым
почему-то хотелось столкнуть друг с другом (хотя бы заочно) А.Казанцева и
знаменитых братьев-фантастов.
В 1981 году, когда "Уральский следопыт" присуждал первую пре-мию "Аэлита", были 
выбраны сразу два лауреата. Даже три: Александр Казанцев и братья Стругацкие. В 
этом была немалая мудрость - про-явить признание и благодарность известным
авторам разных поколе-ний. Но мельтешили среди участников праздника юные
прыщеватые "фэны", которые азартным полушепотом сообщали друг другу, что
"Аркадий в своем выступлении врежет старикану за его старомодные книженции".
Аркадий Натанович вышел на сцену и сказал, с каким ин-тересом читал в юности
романы Казанцева и как благодарен ему за эти книги.
Наверно, Аркадий Натанович далеко не все принимал в творчестве и позициях
старого писателя, но благодарность его была искренней. К то-му же А.Стругацкий
был истинный интеллигент, человек с громадной внутренней деликатностью.
Впрочем, деликатность не помеха простоте и непосредственности. В этом я убедился
в тот же день. Точнее, вечером, когда в редакции отмечали завершение праздника. 
Отмечали шумно и неофициально. Здесь- то и состоялось наше близкое знакомство с 
Аркадием Натановичем. Близкое в прямом смысле, ибо мы стукали друг друга
животами.
Живот у меня был в ту пору не тот, что нынче, но все же, как гово-рится, "имел
место". У Аркадия Натановича комплекция тоже "впол-не"... Совершенно не помню, о
чем мы поспорили, что не поделили, по-скольку перед этим "попраздновали" уже
изрядно. Запомнилось только, что мы, поддавая друг друга упругими округлостями
животов, ведем разговор примерно такого содержания: "...А ты кто такой?" Нас
быст-ренько и деликатно развели, вскоре уже мы рядышком подымали фуже-ры во
славу отечественной фантастики и Аркадий желал мне поскорее тоже стать лауреатом
"Аэлиты" (что я и исполнил через два года).
После этого наши отношения были самыми добрыми. Встречались мы не часто, но
перезванивались, посылали друг другу книжки.
Дома у Аркадия Натановича, на проспекте Вернадского, я был толь-ко раз. Причем, 
я не просто в гости зашел, а с каким-то делом от "Сле-допыта". Аркадий Натанович
жаловался на хвори. Извинился, что не может угостить коньяком и вынужден
ограничиться газировкой. Посиде-ли, поговорили о делах в издательствах, поругали
редакторов. Он вдруг спохватился: что подарить гостю?
- Да что вы, Аркадий Натанович, у меня все ваши книги есть!
- Жаль. А то я хотел тебе вот эту... - И достал "Обитаемый остров" в пунцовой
обложке детлитовской приключенческой библиотеки - в "рамке".
- А вот этой как раз нет! То есть была, но дал почитать - и...
Он быстро написал на титуле: "Дорогому Славе Крапивину с любо-вью. 26.06.88."
Видно было, что ему нездоровится. Я допил газировку, и мы распро-щались. Это
оказалась наша последняя встреча...
"Обитаемый остров" был почти в такой же обложке, что и "Страна багровых туч" -
первая книга Стругацких, которую я прочитал. И шагая по многоэтажному, казенному
какому-то проспекту Вернадского, я вспоминал то, что случилось почти два десятка
лет назад, - знакомст-во со Стругацкими-авторами.
Я был в ту давнюю пору .еще студентом, "оттрубил" месячную жур-налистскую
практику в "Комсомолке", на заработанные деньги смотал-ся на неделю к морю, в
Севастополь (золотая мечта детства!), и теперь снова через Москву ехал к маме в 
Тюмень. Перед посадкой в поезд я ку-пил в магазинчике недалеко от Казанского
вокзала красную книжку в "рамке" - каких-то незнакомых авторов-братьев. Взял ее 
без колебаний - в ту пору купить просто так, в магазине, "рамочную" книжку бы-ло
большой удачей.
На покупку ушли последние рубли. Вернее, осталась еще десятка, но ее я отдал
проводнице за постель, решив с легкостью недавно пообе-давшего человека, что
около сорока часов продержусь в поезде без пи-щи. О юношеская самонадеянность!..
Муки голода начались где-то сразу после Мытищ. Чтобы пресечь их, я открыл
"Страну багровых туч". С первых же страниц стало понятно - это здорово! Это все 
- живое!.. Но чей литературный талант в состоя-нии полностью заглушить
томительное сосание в студенческом желудке! Особенно, когда перед тобой сидит
моложавая дама (довольно мило-видная, интеллигентная, но черт бы ее побрал!) и
неторопливо кушает жареные пирожки с луком и яйцами. И запивает молоком из
бутылки. Прямо натуральный садизм!.. Впрочем, какие могут быть претензии. Она же
очень доброжелательно сказала:
- Угощайтесь, молодой человек.
Но я (вот идиот-то!) отозвался небрежно:
- Hет-нет, я сыт, благодарю вас.
Ну ладно, зато книжка что надо!
Я, забивая пищею духовной глад желудочный, прочитал страниц двадцать, когда меня
отвлекло от книги новое обстоятельство. С верх-ней полки свесилась тощая
коричневая нога и чиркнула меня по уху стоптанной пыльной сандалией примерно
тридцать четвертого размера. Такой же, какие я сам носил в свои (тогда еще
совсем недавние) ребя-чьи времена. Рядом закачалась другая.
Был я в студенческие годы очень стеснителен. Мне бы сказать: "Эй, на верхней
палубе, а ну втяни сходни", а я только отодвинулся и потро-гал ухо. Зато шумно
отреагировала дама:
- Вова! Сию минуту сними сандалии! Подбери ноги! Ты бессовестно мешаешь нашему
соседу!
- Да ничего... - буркнул я и проглотил слюну.
Ноги исчезли, зато сверху свесилась лохматая светловолосая голова на тонкой шее 
(я покосился). Голова посопела облупленным от загара носом и любопытными серыми 
глазами поверх моего плеча уставилась в книгу. Еще не легче!.. Впрочем, пусть
читает. Может, его мама (или те-тушка, или кто еще) снова предложит мне пирожок?
Вагон потряхивало. Я перелистывал страницы. Верхний читатель по-сапывал
равномерно и с удовольствием. Потом он спросил шепотом за-говорщика:
- Это что за книга?
Я повернул и показал корочку.
- Про космос? - выдохнула голова.
-Да...
- Вова, ты ведешь себя чудовищно, - констатировала дама, заку-поривая бутылку с 
молоком и заворачивая пирожки в промасленную га-зету.
- Да ничего... - горестно сказал я даме. А мальчишке предложил:
- Если хочешь, садись рядом и читай нормально.
Он бесшумно скользнул с полки и уселся у меня под боком, подтянув к подбородку
похожие на печеные яблоки колени. Задышал теперь шум-но и сбивчиво. Но я не
ощутил раздражения. Интерес к одной и той же книге как-то сближает людей. К тому
же в Тюмени у меня был братиш-ка такого же возраста, и я по нему крепко
соскучился.
- Успеваешь читать? - шепнул я, прежде чем перевернуть страницу.
- Ага... - и задышал опять. Видать, опытный был читатель. Когда закончилась
глава, Вовка спросил:
- А сперва там что было? Я ведь не с начала... Я отдал ему книгу:
- Читай начало. А я пройдусь...
- Покурить? - понимающе сказал он.
Я сказал "да" и торопливо вышел, чтобы не чуять запаха пирожков с луком.
На самом деле я не курил. Но во мне вдруг зажглась безумная наде-жда, что в
коридоре, в тамбуре или туалете я найду утерянную кем-ни-будь пятерку, трешку
или хотя бы рубль (на него можно купить на пер-роне очередной станции черствую
плюшку или бутерброд с засохшим ломтиком сыра). Увы, ни в нашем вагоне, ни в
соседних ничего не на-шлось. Я вернулся к своему купе и встал против двери у
окна. Есть хо-телось до тошноты. С чего бы уж так-то? Ведь перекусил не так
давно в какой-то столичной забегаловке. И к тому же студенческому животу не
привыкать к воздержанию, а вот надо же как прищучило! Происки не-чистой силы...
Вообще-то у меня была еда. Целая сумка крымских груш, которые я вез маме в
подарок. Но они были недозрелые, деревянной твердости. Знающие люди в
Севастополе посоветовали купить именно такие. Мол, в пути они дойдут до кондиции
и дома окажутся в наилучшем виде. Так оно потом и случилось. Но в данный момент 
я понимал, что будет с мо-им желудком, если упомянутая выше нечистая сила
одолеет меня со-блазнами. А туалет, кстати, в вагоне один; второй, рядом с купе 
провод-ников, как водится, "на ремонте"...
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Таков наш примар                                        Алла, молчаливый глюк

--- Hа сто пятнадцатом прыжке в компьютер впорхнул GoldEd/W32 1.1.1.2
 * Origin: У женщины - сила (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 169 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Срд 07 Фев 01 06:05 
 To   : All                                                 Птн 09 Фев 01 13:42 
 Subj : Тьмускорпионская новость-2                                              
--------------------------------------------------------------------------------

Конничива, All-сан!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
В дверь высунулась Вовкина голова.
- Я уже все прочитал...
Мы опять сели рядом. Дама (это была Вовкина тетушка) прилегла ук-рывшись пледом 
- носом к стенке. Над нею похрапывал на полке еще один пассажир - молчаливый
дядька, похожий на старого бухгалтера. Нам никто не мешал. Мы синхронно
проглатывали страницу за страницей и так дошли до середины. Потом поболтали.
Оказалось, что Вовка заго-рел и облупился не на Юге, как я думал сначала, а на
подмосковной да-че у знакомых. Хозяин дачи - речной капитан, и он предлагал
доставить Вовку и тетушку до Казани на своем теплоходе, но это долго, Вовка
опо-здал бы в школу. Был самый конец августа.
- Значит, вы сходите в Казани? Это же завтра утром, не успеешь до-читать книжку.
- А ты дай мне ее на ночь! Пока будешь спать, я и дочитаю, до утра еще долго.
- Тетушка не позволит...
- Да она сама заснет крепче всех!
Я отдал ему "Страну багровых туч". Вовка забрался наверх. Меня вдруг резко
потянуло в сон - то ли от голода, то ли от монотонной тря-ски, то ли от
загустевшего в окне августовского вечера. Я растянулся на нижней полке поверх
одеяла (и зачем брал постель, балда!). Уткнулся в казенную подушку с черным
клеймом МПС. Приказал себе не думать о еде и провалился в темное дребезжащее
пространство...
Проснулся я от грохота. Это сверзился с полки Вовка.
Он сидел на полу, скрючив ноги, трогая макушку и колено. Смотрел на меня
виновато. Книжка валялась рядом. Проснувшаяся тетушка оха-ла и назидательно
причитала:
- Я же говорила, мальчикам не следует спать на верхних полках.
- Hиштяк, - интеллигентно отозвался племянник Вова.
- Не смей говорить глупые слова! Где у тебя болит?
Вовка храбро сказал, что нигде. Он оказался совершенно цел - это выяснилось
после осмотра и тетушкиных ощупываний. Пассажир-бух-галтер молча наблюдал сверху
за суетой и кавардаком. Кавардак был немалый. Падая, Вовка зацепил столик и
обрушил с него все, что там было: сверток с пирожками, тетушкину сумочку,
стаканы, салфетки. Разгрохал бутылку с недопитым молоком (и как не изрезался?).
Мы стали наводить порядок. И здесь я совершил поступок, при вос-поминании о
котором до сих пор дышу виновато, как пойманный в чужом саду пацаненок. Я
незаметно от всех ухватил вывалившийся из свертка пирожок и сунул под фуфайку
спортивного костюма.
Потом я отнес к мусорному ящику осколки и клочья бумаги и там, в гулком тамбуре,
торопливо сжевал благословенный пирожок. Он был, конечно, "слону дробина", но
все-таки...
Чтобы не выдать себя смачным облизыванием, сразу не пошел в ку-пе, а встал в
коридоре у окна. Вскоре вышел Вовка. Приткнулся рядом, надавил мой бок локтем,
словно требовал подвинуться, хотя места бы-ло - целый вагон. Я, и правда,
подвинулся, а он протянул мне в ладо-нях салфетку с двумя пирожками, вареным
яйцом и разрезанным посо-ленным огурцом.
- Ешь. Ты ведь не поужинал, а сейчас вагон-ресторан закрыт...
Было три часа ночи.
Я не стал теперь деликатничать. Разом запихал в рот полпирожка и пол-огурца. И
сквозь шумное жевание, сказал Вовке, что у него благо-родная рыцарская душа и
добрейшее сердце.
- Ага, - скромно согласился он и хихикнул. А мне вдруг стало по-нятно: Вовка
отлично видел, как я увел пирожок. Но неловкости я не ис-пытал, как не испытал
бы ее перед братом Олежкой.
- Ас книгой-то как? Дочитал? Он опять сказал "ага". И добавил:
- Ух и замечательная. Только конец маленько печальный...
- Ты не рассказывай, а то будет не интересно...
И мы пошли спать.
Утро было серое и неуютное. Перед Казанью тетушка заставила Вовку обрядиться в
обвисший, похожий на сизое вязаное платьице свитер. А еще он насадил на вихры
серый беретик - такие совсем недавно были приду-маны Минпросом вместе с новой
школьной формой. Надел рюкзачок, взял пухлый баул. Я вынес на платформу
увесистый тетушкин чемодан.
Мы попрощались коротко, даже суховато (может, она знала про пи-рожок?). Потом я 
вернулся в вагонный коридор и привычно встал у ок-на. Вовка и тетушка шли вдоль 
вагона. Вовка вдруг остановился, глянул на меня снизу вверх и помахал у плеча
ладонью. Я тоже помахал. Те-тушка что-то досадливо сказала племяннику. Наверно, 
чтобы не стоял в луже. Но он все равно стоял своими стоптанными сандалетками
посре-ди водяного зеркальца, оставшегося от ночного дождика. И смотрел без
улыбки. Наверно, ему стало немного грустно (мне тоже). Чтобы отогнать грусть, он
дурашливо отдал честь - вскинул прямые пальцы к берету. Потом по-строевому
повернулся направо и твердо зашагал коричневы-ми журавлиными ногами прочь от
всполошившейся тети. От сандалий потянулась за ним цепочка отчетливых следов...
Я еще раз (мысленно) помахал Вовке вслед. И с этой минуты у меня началась полоса
удач.
Вернувшись в купе (где по-прежнему посапывал во сне "бухгалтер"), я полез в свой
чемодан за бритвой и там, под нестиранными рубахами обнаружил сложенные вчетверо
пятерку и рубль. Потом после завтракаиз кефира и булок я три часа читал "Страну 
багровых туч". Читал и ви-дел все, что там происходит (вот оно, великое
мастерство Стругацких, отличие их от множества других авторов). Причем видел это
я не толь-ко своими, но будто бы и Вовкиными глазами, потому что порой
каза-лось, что он, как вчера, дышит рядом.
Но он-то прочитал книжку раньше, а я теперь шел как бы следом за ним.
Подумав про это "следом", я вспомнил четкие следы Вовкиных сан-далий на сером
асфальте и понял, что в памяти у меня они отпечатались навсегда.
[:]
Я понимал, что никогда не сумею писать с той же достоверностью, что Стругацкие, 
но и не писать не мог. Так что спасибо замечательным братьям, они ощутимо
подтолкнули меня к тому, чтобы стать автором-фантастом. Они и лохматый читатель 
Вовка. С его цепочкой следов, пе-ресекающей казанскую платформу... и
пространства Вселенной.
[:]
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Дубль+/W32 1.1.1.2, сложный, многопрограммный, самообучающийся
 * Origin: Обладателю правды - изначальное счастье. Хулы не бу (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 170 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Срд 07 Фев 01 06:05 
 To   : All                                                 Птн 09 Фев 01 13:42 
 Subj : Тьмускорпионская новость-3                                              
--------------------------------------------------------------------------------

Конничива, All-сан!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
И через год мое первое фантастическое сочинение напечатал "Уральский следопыт". 
А следом - издательство "Молодая гвардия", в сборнике "Фантастика, 1963 год".
В том же сборнике, как раз перед моей повестью, оказался рассказ Стругацких "О
странствующих и путешествующих" (вернее, отрывок из новой книги).
И вот любопытный эпизод. В ту пору я уже работал в редакции "Сле-допыта",
приехал по каким-то делам в Москву и, по поручению редак-ции, созвонился с
Аркадием Натановичем, чтобы встретиться и догово-риться о сотрудничестве братьев
с журналом. Условились встретиться в издательстве "Молодая гвардия" на
Сущевской. Я пришел минута в ми-
нуту, но в приемной сказали, что Стругацкий на совещании у редактора и "будет
через полчаса".
Полчаса прошли, потом еще минут пятнадцать. Я начал закипать, по-скольку полагал
(и полагаю сейчас, при всем неизменном уважении к Аркадию Натановичу), что,
ежели человек назначил встречу, то должен на оную явиться неукоснительно. По
прошествии еще десяти минут я на листе, выдранном из фирменного "следопытского" 
блокнота, начертал краткое послание, где говорилось, что, если товарищи
Стругацкие не ос-тавили намерений вступить в контакт со славным уральским
журналом, то Аркадию Натановичу хорошо бы прямо сейчас выйти в приемную,
по-скольку представитель данного журнала спешит на поезд (это была правда).
Записку я отослал в кабинет с секретаршей, и Аркадий Натанович - еще молодой,
подтянутый, энергично блестящий очками - тут же возник перед посланцем
"Уральского следопыта". Кратких извинений было до-статочно, чтобы мое
раздражение уступило место прежнему преклоне-нию перед автором (одним из
авторов) "Страны багровых туч". Я почти-тельно изложил суть дела, получил
обещание всяческих творческих контактов и новых рукописей и в конце беседы между
прочим заметил:
- Только что с удовольствием прочитал в "Фантастике" ваш рас-сказ. Кстати, он
напечатан рядом с моей повестью...
- А... да-да, - сказал он, рассеянно пожимая мне руку. И устремил-ся в кабинет, 
навстречу новым литературным проектам и растущей сла-ве. Видимо, "брат
Стругацкий" моего "Брата" тогда не читал. Огорчен-ный этим пониманием, я в свою 
очередь устремился на Казанский вокзал, на котором три года назад, сел в поезд, 
где встретился со свет-логоловым читателем Вовкой, прототипом героя своей
маленькой пове-сти.
Кстати, сотрудничества у Аркадия Натановича и Бориса Натановича со "Следопытом" 
в те годы не получилось. Надо прямо сказать, журнал тогда очень осторожничал с
публикациями, а в повестях братьев Стру-гацких уже и в те времена при желании
можно было усмотреть "вся-кое"...
Жаль, что наш разговор в "Молодой гвардии" получился таким ском-канным. Будь он 
подольше, посвободнее, я, может быть, рассказал бы вагонную историю с пирожками 
и с книжкой, прочитанной вдвоем с па-цаном-попутчиком. И, возможно, уже тогда
началось бы наше знакомст-во. Но встреча была такой короткой, что считать ее
началом знакомст-ва никак нельзя. Судя по всему, Аркадий Натанович в тот раз и
не запомнил меня. Поэтому я и написал в начале, что познакомились мы в
восемьдесят первом, на "Аэлите".
...Хотя сейчас меня гложет подозрение. Вернее, подозрение-воспо-минание. Уж не
изложил ли я тогда, на редакционном празднике (под-давши перед этим), Аркадию
Натановичу историю первой встречи. С со-ответствующими комментариями.
"Подумаешь, классик! Человек приехал с Урала, торчит целый час в приемной, а он,
видите ли, заседа-ет и не может выйти..." И не услышал ли ответа в той же
тональности? И не это ли привело к толканию животами (о котором потом мы не раз 
вспоминали со смехом)... Теперь уже не вспомнить подробно, не уточнить.
Писать воспоминания - грустное занятие. Часто приходится расска-зывать о тех,
кого уже нет. Вернее, они есть, но в таких отдаленных про-странствах, что не
дозовешься.
Теперь я иногда перебираю книги с автографами Аркадия Натанови-ча, вспоминаю
наши нечастые встречи, разговоры по телефону. В том числе и тот, когда я с
горьким смехом рассказал ему, как меня причис-лили к семейству Стругацких.
Дело вот в чем. Кто у нас в стране, в суете нашей повседневной жиз-ни, главные
люди? Вахтеры, контролеры, крикливые уборщицы со шва-брами, милиционеры,
неприступные продавщицы, кассиры, каменные девицы в домоуправлениях... Все те,
кто определяет мелочные условия нашего бытия. Было время, когда контролеры у нас
особенно распояса-лись. Хватали вышедших из трамваев пассажиров в двадцати шагах
от остановки и требовали билеты. А ведь кто-то уже выбросил, кто-то су-нул
глубоко в карман. Скандалы случались один за другим. Однажды ух-ватили два таких
парня и меня. Я сказал, естественно, что билеты надо проверять в трамвае, а не
на улице. Ну и конечно, скандал, ругачка, дер-жат, здоровые такие, не пускают. А
билет, кстати, у меня был, но они мстительно заявили, что "не тот, не такой".
Я сказал "идем в милицию", но дежурный старшина в отделении у почтамта (этакое
воплощенное презрение к мелким проблемам и мелким людишкам) не стал разбираться.
А эти двое опять держат. А если дашь одному по уху, милиция тут же очнется от
безучастности. Пришлось рас-печатать пачку трехрублевых, бумажек, только что
полученную на почте и отдать одну этим "блюстителям".
- Небось гонорар получил, писатель? - злорадно поинтересовался главный.
- Получил. И еще получу, в газете.
Статью о вымогателях я написал в тот же вечер, и ее без промедле-ния напечатала 
наша "Вечерка". Эта публикация имела некоторый ре-зонанс у читателей. Но на
положение дел, конечно, не повлияла. Мало того, через несколько месяцев
контролеры ухватили меня на той же ос-тановке и главным у них был мой старый
знакомый (фамилию его точно не помню: не то Перчаткин, не то Брусчатое). Билет я
опять показывать не стал. Из принципа.
- Писатель! - ликовал "Перчаткин". - Ребята, он про меня в газе-те писал! Вот не
думал, что так прославлюсь! Ох, когда я работал в райотделе, мы с такими знаете,
что делали?
Я знал, что иногда делают с "такими" в райотделах, но все же при-готовился
попасть именно туда (руки уже чесались) или в больницу, по-скольку "ребят" было 
человек пять. Гоготали, тянули лапы, дергали за куртку. О, эта радость
всевластия над попавшим в "крутые" лапы ин-теллигентом!.. Ну что же, хотя бы
одному успею вмазать от души. В кон-це концов, имею право на самооборону!
- Да ну его, - вдруг отступил "Перчаткин" (может, что-то почуял?). - Пусть идет.
Я знаю, он книжки про фантастику пишет, это... Стругац-кий!
И я пошел, отодвинув одного плечом, а они гоготали, свистели и ора-ли вслед,
приводя в недоумение всех, стоявших на остановке:
- Стругацкий! Стругацкий!..
Дома меня стало буквально колотить (не помогли даже полстакана коньяка). И чтобы
снять "психоз", я взял да и позвонил Аркадию Hата-новичу. Рассказал, кто и как
причислил меня к его родственникам.
- Слушай, - глуховато сказал он, - ты ведь обязательно будешь писать об этом,
верно? Напиши и от меня, что они ... ... ... (там не было нецензурных слов, но
выражения такие эмоциональные, что лучше не приводить).
Эти слова и многоточия я с удовольствием вставил в открытое пись-мо, которое
начинал словами: "Гражданин начальник Трамвайно-троллейбусного управления..."
Письмо отнес в газету "Уральский рабочий".
Газете, видимо, не хотелось ссориться с "гражданином начальником" (времена еще
были советские), она мариновала мой материал около ме-сяца. А когда, перед
публикацией, я пришел в редакцию и увидел, как причесали мое письмо (в начале
которого теперь стояло "Уважаемый"), то просто забрал бумаги. Так широкая
общественность и не узнала, что я какое-то время был Стругацким...
Недавно прочитал, что в 2000-м году указом мэра контролерам в го-роде
Екатеринбурге наконец запрещено хватать людей на улицах. Но Аркадий Натанович,
который всей душою ненавидел властолюбивых ха-мов и держиморд, уже не услышит об
этом..."
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------
    Крапивин В. След pебячьих сандалий // Если (М.). - 2001.-   1. - С.288-298.

Засим низко кланяюсь                                    Алла, молчаливый глюк

--- Hа сто пятнадцатом прыжке в компьютер впорхнул GoldEd/W32 1.1.1.2
 * Origin: Поднимешься до царского двора (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 171 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Птн 09 Фев 01 08:02 
 To   : All                                                 Суб 10 Фев 01 23:22 
 Subj : Хауэлл-80                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Пpивeт, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
2.5. Хромая судьба (1986)21
"Хромая судьба" ("A Lame Fate") появилась в двух выпусках журнала "Нева" (1986, 
   8-9). Подобно значительной части поздних работ Стругацких, она несет жанровый
подзаголовок "фантастическая повесть" и состоит из нескольких пересекающихся
сюжетов. Каждый уровень повествования придерживается другого набора жанровых
условностей, так что читательское восприятие грани между "реальным" и
"фантастическим" в персонажах и собы-тиях целенаправленно запутывается.
Феликс Александрович Сорокин, повествователь и главный герой повести, - внешне
преуспевающий московский писатель, в чьем ранее крепком сложении начинают
появляться признаки бо-лезней пожилого возраста. Его физическое предчувствие
конца - сколь бы ипохондрическим оно не было - отражается и во внешнем виде
города, в котором он живет, и во внешнем виде города, о кото-ром он пишет. В
этом смысле Стругацкие дополняют репертуар описаний российской литературой
"города-преддверия", места фи-нальной битвы между Спасителем и Антихристом на
Земле. Для Пушкина, Достоевского, Белого, Блока и Бродского имперская сто-лица
Петербург воплощает дуальность, чье последнее противостоя-ние означает
Апокалипсис. Для Булгакова и Пастенака апокалипти-ческий город - "падший" Третий
Рим (Москва). В "Форме Апока-липсиса в современной российской литературе" Давид 
Бети замеча-ет, что "город-преддверие" - место, где "современный провидец,
колеблющийся между двумя различными временами, улавливает отблеск иномирного
порядка среди мирового хаоса и революций"22. "Современный пророк"  - по сути,
"герой на пороге", тот, чья идио-тия (Достоевский, "Идиот"), андрогинность
(Николай у Белого), лу-натизм (Мастер у Булгакова), вдохновение (повествователь 
у Блока, Живаго у Пастернака) или внутренняя ссылка (Бродский) предос-тавляют
ему видение "ничьей земли" между профанной и священ-ной сущностью города. И
вдохновение, и  - иронически - цензура позволяют герою повести Стругацких
"Хромая судьба" колебаться между несколькими "временами"23 одновременно.
Описания Соро-киным современного московского быта наполнены фантастически-ми
персонажами и событиями из другой, символической реально-сти. И выдуманный
пейзаж, воплощаемый Сорокиным в романе, который он пишет, также является
символическим географическим олицетворением метафизической проблемы.
Пятидесятишестилетний московский писатель - главный ге-рой повести "Хромая
судьба" - рассказывает нам, что в свое время он работал переводчиком с японского
языка.  Таким образом, при-близительный возраст и  профессия рассказчика
совпадают с тако-выми одного из авторов - Аркадия Натановича Стругацкого. Как
поведение рассказчика, используемый им разговорный стиль, так и
автобиографические данный, приписанные ему, противоречат чи-тательским ожиданиям
фантастического замысла. Сорокин упоми-нает, что он - член Союза Писателей и
часто посещает Клуб с огра-ниченным доступом, в котором привилегией есть и пить 
(обычно слишком много) обладают только члены этого Союза. Он искренне признает, 
что платит за эту и другие привилегии сочинением про-изведений, приемлемых для
преобладающей интерпретации того, что включает официальный жанр
социалистического реализма. Ча-стным же, неофициальным образом он работает над
другим рома-ном, включающим в себя элементы сказочной и научной фантасти-ки, а
также апокалиптические мотивы. Он хранит рукопись в синей папке в ящике стола,
поскольку не имеет надежды на ее публика-цию в Советском Союзе. В продолжающемся
диалоге с Булгаковым Стругацкие объявляют Сорокина современным Мастером,
стремя-щимся закончить литературный и философский шедевр, будучи в курсе, что
"при моей жизни он никогда не будет опубликован,  по-скольку на горизонте нет ни
единого издателя, которого можно бы-ло бы убедить, что мои видения имеют
ценность хотя бы для дю-жины людей в мире, не считая меня". По авторской
оригинальной концепции повести "Хромая судьба" содержимое "непубликуемой" Синей 
Папки должно было быть вставлено отдельными главами в повесть. Впрочем, "Хромая 
судьба" до сих пор не опубликована полностью24. Содержимое Синей Папки было
опубликовано на За-паде отдельным изданием, не согласованным с авторами, под
за-главием "Гадкие лебеди" в 1972 году. Это подразумевает, что зна-чительная
часть повести "Хромая судьба" также была закончена более чем за десятилетие до
ее первой публикации в Советском Союзе. Годом позже публикации в "Неве" повести 
"Хромая судьба" содержимое Синей Папки было опубликовано в эстонском журнале
"Даугава" под заглавием "Время дождя" (1987). Стругацкие также отдали
повествователю из повести "Хромая судьба" наброски дру-гого долгое время не
публиковавшегося романа. Отрывки из запис-ной книжки Сорокина представляют собой
наброски пейзажа, опи-санного в последнем опубликованном в Советском Союзе на
дан-ный момент романе Стругацких "Град обреченный" (1989). Тот факт, что вариант
романа "Град обреченный" появляется как часть повествования Сорокина,
подкрепляет удивительные даты написа-ния, приведенные авторами в конце романа.
"Град обреченный" был закончен в начале 1970-х и лежал "в столе" на протяжении
бо-лее чем десятилетия, пока наконец на волне гласности не появился в печати - в
1989 году25.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Счастливо, пойду еще кому-нибудь приглючусь             Алла, молчаливый глюк

--- Будильник "Дружба" на +/W32 1.1.1.2 камнях
 * Origin: Счастье. Вникни в гадание (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 172 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Суб 10 Фев 01 07:21 
 To   : All                                                 Пон 12 Фев 01 18:07 
 Subj : Хауэлл-81                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

  i, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Таким образом, полуавтобиографические реминисценции, от-рывки из набросков
других романов Стругацких, натуралистиче-ские описания блюд, подаваемых в Клубе,
разговорный стиль фор-мируют в повести "Хромая судьба" реалистический фон для
сума-сбродного и неполного научно-фантастического замысла. Рассказ-чик
оказывается вовлеченным помимо своей воли в тайный сговор пятерых бессмертных,
ревностно охраняющих источник эликсира жизни, дающий лишь ограниченное его
количество. Поскольку шестой человек - рассказчик - не желая того, узнал об
эликсире, его жизнь оказывается в опасности. По городу за ним следует зловещий
персонаж в клетчатом пальто, который видится еще более угро-жающим, если
вспомнить о его интертекстуальной связи с Коровье-вым-Фаготом из "Мастера и
Маргариты". (В этом романе "клетчатый гражданин" материализуется перед Берлиозом
- это первый сигнал неминуемой судьбы редактора, которой "клетчатый гражданин"
является, по сути, единственным свидетелем). Далее, Сорокина в кафе искушает
падший ангел, предлагая ему партитуру Труб Страшного Суда; наконец, он получает 
угрожающее послание от инопланетян. Ни один из этих научно-фантастических
мотивов не получает дальнейшего развития. Банда бессмертных и их элик-сир
исчезают, инопланетяне не материализуются, чтобы потребо-вать исполнения их
требований. Между тем второй научно-фантастический "подзамысел" мотивирует
действия героя и его ду-ховное развитие менее прямым, но значащим способом. В
этом сю-жете Союз Писателей попросили, чтобы все его члены предостави-ли образцы
своих рукописей Институту лингвистических исследо-ваний, который расположен  на 
Банной улице. У лингвистов есть в распоряжении новый суперкомпьютер, способный
произвести объ-ективную оценку любого литературного произведения. Машина
за-программирована определять в количественных терминах художе-ственную ценность
данной работы.
Будучи отвлеченным схваткой с мафией бессмертных и под-сознательно беспокоясь
отьносительно подчинения искусства науч-ному анализу, главный герой постоянно
"забывает" принести об-разчик своей рукописи в Институт. Когда этот сюжет
формулирует-ся в начале повести, он представляется как научная фантастика с
элементами сатиры:
"Конечно,   ничего   нет   хорошего    лежать    бревном    на    пути
научно-технического прогресса, а с другой стороны  -  ну,  лю-ди  ведь  мы,
человеки: то я оказываюсь на Банной и вспоминаю же, что надо бы зайти,  но нет у
меня с собой рукописи; то уже и  руко-пись,  бывало,  под  мышкой,  и
направляюсь я именно на Банную, а оказываюсь странным образом каким-то  не на
Банной, а, наобо-рот, в клубе. Я объясняю все  эти  загадочные  девиации тем,
что невозможно относиться к этой затее, как и ко множеству иных затей нашего
секретариата, с необходимой серьезностью. Ну, какая, в са-мом  деле, может быть 
у нас на Москве-реке языковая энтропия? А главное, причем здесь я?" (  8, С.75).
Серьезный ответ на полушутливый вопрос повествователя за-кодирован в различной
окружающей обстановке, описанной в раз-ных слоях повести. Приведенный ниже
анализ показывает, как го-родская декорация становится одним из главных героев
повести, будучи посредником между фантастическим и реалистическим слоями сюжета.
Эта способность к посредничеству между совре-менным бытом и апокалиптическим
мотивом придает окружающей обстановке значительную тематическую важность.
Более того, возможно прочитать повесть в целом как ответ на (или диалог с)
визионерскую, апокалиптическую литературу рос-сийского Серебряного Века26, в
частности, с романом Булгакова "Мастер и Маргарита". Писатели, формулировавшие
свои апока-липтические предчувствия в ответ на революцию 1917 года, не до-жили
до того, чтобы увидеть, как эти предчувствия реализуются - в ходе сталинского
террора и Холокоста. Поколение Стругацких, в этом смысле, - постапокалиптическое
поколение, рожденное после революции, которая,  обещая наступление нового мира
(в форме "сияющего коммунистического будущего), повернула историю в
противоположном направлении. Таким образом, ссылаясь на лите-ратурные формы и
эсхатологические взгляды предшественников, Стругацкие следуют за ними, сотворив 
форму и "эсхатологию", уникальные для опыта советских интеллектуалов сталинского
и по-слесталинского времени. Чтобы понять, как мифы о конце Истории  изменились 
в российском воображении за советский период, необ-ходимо посмотреть, как
изменялся и модифицировался образ "города-порога".
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Счастливо, пойду еще кому-нибудь приглючусь             Алла, молчаливый глюк

--- Я большой глюк. Очень большой глюк. Размером в +/W32 1.1.1.2 GoldEdа.
 * Origin: Не я добываю юношей, юноши добывают меня (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 173 из 1003                         Scn                                 
 From : Прогрессивная общественность        2:5020/1661.61  Пон 12 Фев 01 05:08 
 To   : Echa Ru.Ludeny                                      Пон 12 Фев 01 18:07 
 Subj : С Днем Варенья!                                                         
--------------------------------------------------------------------------------
  
                           Дорогая эха! 
  @->->->---                                                  ---<-<-<-@

  Вот и наступил этот великий день - Ваш День Рождения!

  Как мы его ждали! Ждали, чтобы сообщить Вам следующее:

  Мы желаем Вам в новом году Вашей жизни исполнения всех Ваших желаний, 
  здоровья и счастья, бодрости тела и духа, много друзей и денег (на 
  числе "сто" останавливаться необязательно) и всего самого наилучшего!
  Красивой и пpиятной жизни Вам!

  Да и всего того, что Вы сможете (и захотите) себе пожелать!

  Пyсть мечты Ваши исполнятся, а непpиятности обойдyт Ваш дом стоpоной!


     
            Общественность эхи "Ru.Ludeny"


  @->->->---                                                  ---<-<-<@

---
 * Origin: Лучший босс - это мой босс  --> (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 174 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Пон 12 Фев 01 05:18 
 To   : All                                                 Втр 13 Фев 01 15:09 
 Subj : Хауэлл-82                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Конничива, All-сан!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
2.5.2. Современный быт в "падшем" Третьем Риме
Окружающая обстановка в вымышленном мире Стругацких одновременно до тошноты
знакома - и странно апокалиптична:
"Я  сидел  у  окна [:] с отвращением прихлебывал  теплый "бжни" [:] За  окном
мело,  машины боязливо ползли по шоссе,  на  обочинах  громоздились  сугробы, и 
смутно чернели за пеленой несущегося снега скопления голых деревьев и щетинистые
пятна и полосы кустарника на пустыре.
Москву заметало.
Москву  заметало,  как  богом  забытый  полустанок   где-нибудь   под
Актюбинском." (  8, С.72)
В начальных абзацах повести "Хромая судьба" (приведенных выше) реалистические
детали приводятся буквально ad nauseum - главный герой (страдающий от язвы, как 
мы выясняем позже) гло-тает "с отвращением" полезную для здоровья минеральную
воду и наблюдает за тем, как движение транспорта в Москве почти оста-навливается
из-за сильного снегопада. Для среднего российского читателя все - от вкуса
минеральной воды "бжни" до случайных растений на московских пустырях - столь
знакомо, что сцена может оказаться фотографически похожей на обычную
повседневность. Впрочем, с равным успехом можно предположить, что обрамление
взято из фильма о жизни после катастрофы. Пейзаж реален и спе-цифичен, но он
также пропитан присутствием другой, символиче-ской вневременной реальности,
которая скрывается за ним. Деревья голые и  черные. Не видно людей, и даже их
машины боязливо пол-зут сквозь первозданную ярость Природы. Окно выходит на
пус-тырь. Подбор образов и словесного их воплощения производит впечатление
темноты и оставленности. "Фигура речи" в следующем абзаце превращается в
буквальность: "богом забытое место".
Апокалиптическое настроение, на которое намекается в опи-сании окружающего
рассказчика городского пейзажа, усиливается описанием кафе "Жемчужница", в
котором главный герой завтра-кает. Кафе описано детально, хотя место, где
рассказчик завтракает, не связано с развитием сюжета, для которого требуется
только, что-бы за столиком было одно свободное место, что позволило бы но-вому
персонажу сесть и завязать разговор.
Название кафе, "Жемчужница", вызывает ассоциации с мор-ским побережьем,
романтической экзотикой, или, по крайней мере, с чем-то ярким и нежным,
спрятанным в своей раковине. Вместо этого внешний вид кафе напоминает
артиллерийский дот:
"напоминает  оно  белофинский  дот   "Миллионный", разби-тый  прямым попаданием 
тысячекилограммовой  бомбы:  глыбы  скучного серого бетона, торчащие  вкривь  и 
вкось,  перемежаются  клубками  ржавой железной арматуры, долженствующими,  по
за-мыслу  архитектора,  изображать морские водоросли, на уровне же тротуара
тянутся узкие  амбразуры-окна." (  9, С. 77).
Здесь архитектура мира рассказчика становится инкарнацией эпистемологических
предположений этого мира. Если архитектура, подобно языку, определяет сознание, 
то авторы хотели показать нам, что мы живем в мире апокалиптической
отвратительности, грубой имитации природы, не измененной никакими
свидетельст-вами притязаний человечества на духовное развитие. Поведение
официанта в кафе полностью соответствует: в нем "развязность  странно сочеталась
с сонной угрюмостью". Таким образом, кафе "Жемчужница", одновременно забавное и 
внушающее любовь сво-ей привычностью - поскольку большинство московских кафе
уком-плектованы угрюмыми официантами и в их меню те же самые два блюда -
"бефстроганов и мясо в горшочке", обеспечивает символи-ческий контекст для
событий, которые в нем происходят с рассказ-чиком.
Когда Сорокин завтракает в кафе "Жемчужница", к его сто-лику подсаживается
довольно растрепанный горбун с волнистыми золотистыми волосами, представляющийся
"падшим ангелом" и обладающий партитурой Труб Страшного Суда. С этого момента
появляется напряжение между двумя возможными способами ин-терпретации
присутствия "ангела". Горбун может оказаться не вполне нормальным молодым
человеком, рассказывающим о своих галлюцинациях посетителям московского кафе. С 
другой стороны, город пропитан апокалиптической образностью, так что более
веро-ятно, что золотокудрый горбун действительно является  "падшим ангелом".
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: Молния пугает за сотни поприщ, но она не опрокинет  (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 175 из 1003                         Scn                                 
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Пон 12 Фев 01 07:08 
 To   : All                                                 Втр 13 Фев 01 15:09 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

Добрый день, веселая минутка!

"Книги с подписями Аркадия Натановича сохранились у меня не все. Что делать, не 
могу отказывать, когда кто-то просит почитать и клянет-ся вернуть... Но одну я
берегу изо всех сил, она и сейчас передо мной, на жестяном чехле компьютера.
Растрепанная, в бумажной заклеенной об-ложке. "За миллиард лет до конца света", 
издательство "Советский пи-сатель", 1984 год. На титуле написано тонким голубым 
стержнем: "Вла-диславу Крапивину, странному сказочнику и великому покровителю
детей - с низким поклоном и искренней нежностью". И размашистая роспись.
Кажется, это в ответ на журналы с моей трилогией "Голубятня на желтой поляне",
которые я послал Аркадию Натановичу.
Ну что же... О "великом покровителе детей" и нежности - это он, возможно, просто
по доброте душевной. А за "странного сказочника" я благодарен по сей день. Ведь 
и мне самому "Голубятня..." казалась (и кажется до сих пор) наиболее странной
сказкой из всех, что я сочинил. И к тому же Аркадий Hатанович наверняка помнил
стихи о Грине...
Он жил среди нас, этот сказочник странный,
Создавший страну, где на берег туманный
С прославленных бригов бегут на заре
Высокие люди с улыбкой обманной,
С глазами, как отсвет морей в янтаре,
С великою злобой, с могучей любовью,
С соленой, как море, бунтующей кровью,
С извечной, как солнце, мечтой о добре.
Упаси Боже, я далек от того, чтобы примерять одежды Грина. Просто мне кажется,
что Аркадий Стругацкий любил его так же, как я, как мои друзья юности, с
которыми мы пытались отыскать редкие тогда книги Гри-на и все, что написано о
нем.
[...]
[О Кубе] И этот грозовой воздух Революции. Ведь что бы потом ни говорили, а
революцию там делали люди с великой отвагой и чистыми сеpдцами. Давно, пpавда. В
ту пору когда у нас вышла книга "Страна багровых туч", и я повстpечался в поезде
с читателем Вовкой...
[...]
Дело в том, что в советском издательстве "Мир" был выпущен на нескольких языках 
сборник фантастики "Молекуляpное кафе" (и я, кстати, опять оказался под одной
обложкой со Стругацкими).
[...]
И позвонил из автомата своей сестре Людмиле Петровне, котоpая жила в ту пору на 
юго-западе Москвы, в Воpонцово. Объяснил ей, что три не самых далеких от
литературы человека мотаются по холодной негостеприимной столице, безуспешно
вопpошая, почти как барон Пампа у братьев Стругацких : "Есть ли где-нибудь
место, в котором три благородных дона могут прилично и скромно провести
вpемя..."
Моя милая, все понимающая сестрица тут же сообщила, что такое место есть у нее
на кухне, и что найдется даже кое-какая закуска, только пусть благородные доны
"все остальное" пpихватят с собой.
[...]
Говоpят, любовь к кошачьему племени смягчает человеческие души. Даже тругацкие
писали об этом. Отпетый злодей Вага Колесо в их романе "Трудно быть богом"
делался добрее, когда ласкал своих кошек, которых была у него целая стая. Чтобы 
ухаживать за ними, он держал специального человека и даже платил ему, хотя был
скуп и мог просто пpигpозить...
[...]
Одно утешает - многие (я думаю, что большинство) сохpанят добрую память об
отpяде, который носил имя Аpкадия Гайдара. И о его книжках. Как и о книжках
Стругацких и "странного сказочника" Грина - тех, которые они "утягивали" с полок
моей домашней библиотеки и очень часто забывали возвpащать. Ладно. Главное, что 
читали... Гайдаp - это высокая романтика барабанщиков и вера в нерушимую дpужбу.
Стругацкие - зов далеких пространств, в которых, несмотpя на все pасстояния,
главной ценностью остается человечность."
    Крапивин В. След pебячьих сандалий // Если (М.). - 2001. -   2. - С.270,
276, 277, 283, 286, 290. - [Окончание, начало в   1].
Пoкa,                                                   Алла, молчаливый глюк

--- Была бы я молчаливым глюком, да вот GoldEd+/W32 1.1.1.2 мешает...
 * Origin: Царь приближается к нему (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ------------------------------- RU.LUDENY (NETMAIL) -
 Msg  : 176 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Втр 13 Фев 01 08:15 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:26 
 Subj : Тьмускорпионская новость: Может, для коллекции пригодится               
--------------------------------------------------------------------------------
=============================================================================
* Forwarded by Alla Kuznetsova
* Area : WANDERERS
* From : Boris Tolstikov, 2:5070/42.4 (06 Фев 01 09:41)
* To   : Alla Kuznetsova,
* Subj : Может, для коллекции пригодится
=============================================================================
   Желаю здравия и процветания, Alla!

Вот, наткнуля на такой урл:

http://www.controlzed.com/massaraksh/classic.shtml

По АБС там ничего нет, товарищ Andrew Shilov свои скринсейверы предлагает, но
название мне понравилось. :)

   С уважением и благопожеланиями, Борис

bort@isea.ru

=============================================================================


Пpивeт, All!
Вот.

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Будильник "Дружба" на +/W32 1.1.1.2 камнях
 * Origin: Благоприятен брод через великую реку (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 177 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Втр 13 Фев 01 08:17 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:26 
 Subj : Хауэлл-83                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

Пpивeт тeбe, All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
"Падший ангел" - не более и не менее часть реальности, не-жели любой другой
персонаж повести, почти все из которых сво-бодно пересекают границу - от одного 
литературного существова-ния к другому. Сорокин - повествователь в вымышленном
мире, в котором он читает и пишет произведения, существующие в эмпи-рическом
мире. В его блокнотах есть текст романов "Гадкие лебе-ди" и "Град обреченный",
равно как и его собственные материалы, например, рассказ японского писателя
Акутагавы. Фантастическое произведение Акутагавы описывает машину, измеряющую
писа-тельский талант. В повести "Хромая судьба" литературное изобре-тение
Акутагавы становится такой же частью "реального" мира Со-рокина, как яйца
вкрутую и фруктовый кефир, которыми он зав-тракает:
""Мензуру зоили" Акутагавы, написанную еще в шестнадца-том году и изданную у нас
на русском языке в середине тридцатых! Ничего нельзя  придумать.  Все, что ты
придумываешь, либо было придумано до тебя, либо происходит на самом деле." (  8,
с.88).
Комментарий рассказчика является также дидактическим приемом, иронически
подчеркивающим то, что даже научная куль-тура общества "предсказана" его
художественным наследием27.
Взъерошенный молодой горбун, продавший Сорокину парти-туру Труб Страшного Суда, 
тоже происходит из другой истории, которую относительно трудно перевести, как он
сам спокойно заме-чает:
"Дело его ко мне состояло  в  том,  что  всего  за  пять  рублей  он предлагал в
полную и безраздельную собственность партитуру Труб  Страшного Суда. Он лично
перевел оригинал на современ-ную нотную грамоту. Откуда  она  у него? Это
длинная история, ко-торую, к тому же, очень трудно  изложить  в общепонятных
терми-нах." (  9, с.79).
Hесмотря на свое библейское происхождение, падший ангел подчиняется тем же самым
законам реальности - и обыденности, - что и рассказчик, остальные посетители
кафе и остальные москви-чи:
"Он оказался здесь,  внизу,  без  всяких  средств  к  существо-ванию, буквально 
только  с  тем,  что  было  у  него  в  карманах.  Работу  найти практически
невозможно, потому что документов, ес-тественно, никаких нет." (  9, с.79).
Подчинение иномирного существа маленьким неприятностям и неудобствам,
испытываемым смертными, является приемом "карнавального" юмора. Более того, этот
конкретный ангел пахнет так, как если бы он провел ночь в птичнике: "обдавая 
[Сорокина]  сложными  запахами птичьего двора и пивной бочки". Хотя этот юмор
двусмыслен. С одной стороны, прием снижения (травестия) выявляет комическое
несоответствие божества - пусть даже падше-го  - вынужденного мириться с
лишениями, подобно смертным; с другой же стороны, здесь присутствует и пугающий 
подтекст - что даже боги ничего не значат для обычной бюрократии ХХ века.
Тра-вестия продолжается и позже, когда сосед Сорокина, профессио-нальный
музыкант, возвращает ему партитуру труб Страшного Су-да с выражением трагической
безнадежности на лице, словно он уже услышал трубы неминуемого конца света:
"Был  огромный  с  синими прожилками светло-голубой нос над толстыми усами с
пробором, были  бледные дрожащие губы, и  были  черные  тоскливые  глаза,
наполненные  слезами  и отчаяни-ем. Проклятые ноты, свернутые  в  трубку,  он
судорожно  сжимал  в волосатых кулаках, прижатых к груди. Он молчал, а у меня
так  перехватило дух от ужасного предчувствия [:]
- Слушай... - просипел он, отрывая руки от лица и запуская  пальцы  в густую
шерсть над ушами. - Опять  "Спартак"  пропер!  Ну,  что  ты  будешь делать, а?" 
(  9, с.92).
На уровне современного быта Стругацкие последовательно обесценивают
апокалиптический мотив. Способ извлечения коми-ческого облегчения из
обесценивания и превращения в обыден-ность мотива Апокалипсиса тематически важен
для строк Т.С.Элиота, что мир закончится "не взрывом, но хныканьем".
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Засим низко кланяюсь                                    Алла, молчаливый глюк

--- Была бы я молчаливым глюком, да вот GoldEd+/W32 1.1.1.2 мешает...
 * Origin: Княжичу есть куда выступить (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 178 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Втр 13 Фев 01 08:18 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:26 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

  i, All!
"Тогда же на первой "Аэлите" Евгения Ивановна [Стеpлигова] познакомилась с
Аркадием Натановичем Стругацким. Впоследствии иллюстрации Стерлиговой к повести 
С.Яpославцева (А.Стpугацкого) "Экспедиция в преисподнюю", заключительную часть
которой печатал "Следопыт" в середине восьмидесятых, будут признаны одним из
лучших художественных воплощений творчества Стругацких. Кстати, один из рисунков
запечатлел самого Аpкадия Натановича в качестве персонажа (см. pис. на с.146).
[...]
Сама же художница продолжала рисовать, причем иногда даже без прицела на
публикацию. Например, ее цикл рисунков к повести Стругацких "Трудно быть богом" 
никогда не публиковался вместе с повестью, однако настолько понpавился, что его 
напечатали отдельно на страницах "Следопыта", и это вызвало весьма
благожелательный отклик у читателей. На одном из рисунков рукой А.Стpугацкого
написано: "Храню как реликвию"."
    Байкалов Д. Рисующий читатель: [О художнице Е.Стеpлиговой] // Если (М.). -
2001. -   2. - С.295-296.


Целую, до свидания                                      Алла, молчаливый глюк

--- Транслятор двухходовой +/W32 1.1.1.2 Китежградского завода маготехники
 * Origin: (Будь бдителен) за три дня до начала и три дня посл (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 179 из 1003                                                             
 From : Alek Kovrik                         2:455/13        Срд 14 Фев 01 19:42 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:32 
 Subj : Новое с/с Стругацких                                                    
--------------------------------------------------------------------------------
                                                                            
  Сообщение переброшено Alekом (2:455/13)
 ---------------------------------------------------------------------------
  Область : BEL.BOOKS (BEL Литература)
  От кого : Alexey Gerasimovich, 2:450/166 (Понедельник Февраль 12 2001)
  Кому    : All
  О чем   : Новое с/с Стругацких
                                                                            
  Мир в дом твой, All !

    http://www.top-kniga.ru/news/StruBroz.html

    Итак, Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий "Собрание сочинений в 11 томах", 
том 1. Издательство "Сталкер", 2000, 672 стр., бумага офсетная, тираж 10.000.

    В книге есть автограф Б. Стругацкого, гласящий: "Предлагаемые читателю
тексты произведений являются, так сказать, "каноническими" или, если угодно,
эталонными"

Содержание:
Б. Стругацкий "Предисловие плюс"
Л. Филиппов (редактор) "Умный не скажет" - типа преамбулы, страниц на 25.
"Страна багровых туч"
"Извне"
"Спонтанный рефлекс"
"Человек из Пасифиды"
"Шесть спичек"
"Испытание "СКИБР"
"Забытый эксперимент"
"Частные предположения"
"Чрезвычайное происшествие"
"Путь на Амальтею"
Из критики тех лет - всякие отрывки и цитаты - страниц на 10.
Б. Стругацкий "Комментарии к пройденному" - как это все писалось. Страниц на 25.
Они будут в каждом томе.

    11 том собрания сочинений будет включать в себя неопубликованные
произведения, варианты, публицистику.

Содержание неопубликованного:
"Как погиб Канг"
"Песчаная горячка"
"Затерянный в толпе"
"Звездолет "Астра-12""
"Кто скажет нам, Эвидаттэ?"
"Страшная большая планета"
"Нарцисс"
"Возвращение"
"Венера. Архаизмы"
"Год Тридцать Седьмой"
"Дни Кракена"
"Мыслит ли человек?"
"Адарвинизм"

    В собрании сочинений использованы фотографии из архивов Б. Стругацкого, Б.
Клюевой и группы "Людены".


\|/  Вcячеcких благ вам...                           Минск, 12 Фев 2001, 12:46
                              [http://knari.aha.ru] ["Плато" Team] [ФПМИ Team]

-+- GoldED+/W32 1.1.4.7
 + Origin: bk@tut.by http://knari.aha.ru ICQ:14046645 (2:450/166)
                                                                     


                                    Alek
    *Hас помнят, пока мы мешаем другим...* /NP'/
--- <-= Crematorium =-> ---
 * Origin: Welcome to Crematorium our souls (2:455/13)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 180 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Срд 14 Фев 01 11:44 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:32 
 Subj : Хауэлл-84                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

I'm very glad to see You, dear All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
2.5.3. Метафизический пейзаж
Для повествователя в повести "Хромая судьба" последствия заявления Ницше, что
"Бог мертв", сделанного в конце XIX века, наложились на почти столетие
подавления идеологической систе-мой, введенной для заполнения пустоты, вызванной
отсутствием Бога. Современный Мастер у Стругацких является частью поколе-ния, в 
котором потенциал зла, описанный еще Булгаковым как во-девильная возня Воланда и
его свиты в Москве 1930-х годов, дейст-вительно реализовался: цензура,
использование психиатрии в поли-тических целях, массовое внушение идей и победа 
научного атеиз-ма - вот те вещи, которые Сорокин воспринимает как реальность, а 
не как сатирические мотивы. Следовательно, он прозаично раз-мышляет о деградации
искусства в центрально планируемой офи-циальной культуре Советского Союза:
"Ну, напишу я этот сценарий, ну, примут его, и влезет в мою жизнь молодой,
энергичный и непременно  глупый  режиссер  и станет поучительно и в тоже время с
наглостью поучать меня, что кино имеет свой язык, что в кино главное - образы, а
не слова, и не-пременно станет он щеголять доморощенными афоризмами вроде: "Ни
кадра на  родной  земле"  или "Сойдет за мировоззрение"...  Ка-кое мне  дело  до
него,  до  его  мелких карьерных  хлопот,  когда  мне  наперед известно,  что 
фильм   получится дерьмовый и что на  студийном  просмотре  я буду  мучительно  
бороться  с желанием встать и объявить: снимите мое имя с титров..." (  8,
с.93). Отно-сительно природы цензуры и читающей публики он еще более
пес-симистичен:
"Да, после смерти автора у нас зачастую  публикуют  доволь-но  странные его
произведения, словно смерть очищает  их  от  зыб-ких  двусмысленностей, ненужных
аллюзий и коварных  подтек-стов.  Будто  неуправляемые  ассоциации умирают
вместе с авто-ром. Может быть, может быть. Но мне-то что до  этого? Я уже давно 
не пылкий юноша, уже давно миновали времена,  когда  я  каждым новым сочинением 
своим мыслил осчастливить или, по  крайности,  просветить человечество. Я
давным-давно перестал понимать, за-чем я  пишу.  Славы  мне хватает той, какая у
меня есть, как бы со-мнительна она не  была,  эта  моя слава. Деньги добывать
проще халтурою, чем честным писательским трудом.  А так называемых радостей
творчества я так ни разу в жизни и не  удостоился. Что же за всем этим остается?
Читатель? Но ведь я ничего о  нем  не  знаю. [:] Я  ведь прекрасно сознаю:
исчезни я сейчас, и никто из них этого  бы  не  заметил. Более того, не было бы 
меня вовсе или  ос-танься  я  штабным  переводчиком, тоже ничего, ну,
ничегошеньки в их жизни бы не изменилось ни к лучшему, ни к худшему.
Да  что  там  Сорокин  Ф.А.?  Вот   сейчас   утро.   Кто   сей-час   в
десятимиллионной Москве, проснувшись, вспомнил о  Тол-стом  Эль  Эн?  Кроме
разве школьников, не приготовивших урока по "Войне и миру"...  Потрясатель душ. 
Владыка умов. Зеркало рус-ской революции. Может, и побежал он из Ясной Поляны
потому  именно,  что  пришла  ему  к  концу  жизни  вот  эта  такая про-стенькая
и такая мертвящая мысль.
А ведь он был верующий человек, подумал  я  вдруг.  Ему  было  легче, гораздо
легче. Мы-то знаем твердо: нет  ничего  ДО  и  нет  ничего  ПОСЛЕ. Привычная
тоска овладела мною. Между дву-мя НИЧТО  проскакивает  слабенькая искра, вот и
все наше суще-ствование. [:] А  в  действительности,  построил  ты  единую
тео-рию поля или построил дачу из ворованного материала, - к  делу  это  не
относится, ибо есть лишь НИЧТО ДО и НИЧТО ПОСЛЕ, и жизнь твоя имеет  смысл лишь 
до тех пор, пока ты не осознал это до конца..." (  8, С.93).
Самопотворствующее хныканье Сорокина постепенно пре-вращается в новую
художественную чувствительность. Он нащу-пывает границу между двумя эрами -
религиозной и пострелигиоз-ной, - когда размышляет, что, хотя Лев Толстой и
чувствовал бес-смысленность всей жизни, он все еще оставался частью религиоз-ной
эры; ему было, на что опереться к концу его собственной жиз-ни. Наконец, в
наброске к роману "Град обреченный" философский нигилизм Сорокина превращается
его творческим воображением в пейзаж:
": Я наблюдал,  как  на  своем  обычном месте, всегда на од-ном и том  же месте,
медленно  разгорается  малиновый диск. Сна-чала диск дрожит [:], наливается
оранжевым, желтым, белым све-том [:], так  что  смотреть  на  него становится
невозможно. На-чинается новый день [:] Возникает вокруг как бы из ничего город -
яркий,  пестрый,  исполосованный синеватыми тенями, огромный, широкий  -  этажи 
громоздятся  над  этажами, здания громоздятся над зданиями, и ни одно здание не 
похоже на другое, они все здесь разные, все... И становится видна  справа 
раскаленная  желтая стена,  уходящая  в  самое небо,  в   неимоверную,  
непроглядную   высь, изборожденная трещинами, обросшая рыжими мочалами ли-шаев и
кустарников... а слева, в просветах над крышами, возникает голубая пустота, как 
будто там море, но никакого моря там нет, там обрыв, неоглядно сине-зеленая
пустота, сине-зеленое ничто, про-пасть, уходящая в непроглядную глубину.
Бесконечная пустота слева и бесконечная твердь справа, по-нять эти две
бесконечности  не  представляется  никакой   возмож-ности.   Можно   только
привыкнуть к ним. И они привыкают - лю-ди, которыми я населил этот город на
узком, всего в пять верст ус-тупе между двумя бесконечностями." (  8, С.81).
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

Hа этой оптимистической ноте мы и прервем наш диалог    Алла, молчаливый глюк

--- Жуткое додревнее заклинание: GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Надо солнцу быть в середине (своего пути) (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 181 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Срд 14 Фев 01 11:45 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:32 
 Subj : Тьмускорпионская новость                                                
--------------------------------------------------------------------------------

Пpивeт тeбe, All!
"Однажды спьяну Юрий Георгиевич сел в автобус и укатил в Калининскую область.
Оттуда моя теща получила телегpамму:
"Доpогая Сафочка! Здесь удивительное сочетание красного с золотым. Иллюстрирую
Стругагацких (именно так в оригинале). Срочно вышли тpи-пять рублей"."
    Брускин Г. Прошедшее вpемя несовершенного вида: [Фpагменты] // Итоги (М.). -
2001. - 13 февp. - С.60.

С демократическим приветом                              Алла, молчаливый глюк

--- Без All жизнь не та, люблю, привет от ЛИАНТА+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Крайность - к несчастью (2:5020/1661.61)
- RU.LUDENY (2:5010/30.47) ----------------------------------------- RU.LUDENY -
 Msg  : 182 из 1003                                                             
 From : Alla Kuznetsova                     2:5020/1661.61  Чтв 15 Фев 01 08:14 
 To   : All                                                 Втр 20 Фев 01 07:39 
 Subj : Хауэлл-85                                                               
--------------------------------------------------------------------------------

I'm very glad to see You, dear All!

--------- Как кролик из шляпы фокусника, появляется Windows Clipboard --------
Из этого описания пейзажа очевидно, что "Град обреченный" является инкарнацией
другого (не Москвы) российского "города-порога" - бывшего Санкт-Петербурга, а
ныне - Ленинграда. Гео-графически он расположен на пороге между широкими
просторами России, простирающимися к востоку, и туманными сине-зелеными водами
Финского залива, видимого на западе. Символическое рас-положение города в
традиции российской литературы может быть кратко охарактеризовано следующим
отрывком из "Введения" Мальмстада и Магайра к "Петербургу" Андрея Белого:28
"Писатели 18 века были склонны видеть в Петербурге вели-чественный памятник мощи
человеческого разума и воли: это был распланированный город, основанный в 1703
году и построенный на  непроторенном болоте. Часть первая пушкинского "Медного
всадника" (1833) прославляет эту точку зрения; но Часть вторая вносит новую
ноту, которая стала доминировать практически во всех литературных произведениях 
о Петербурге вплоть до ХХ века: поз "западным" фасадом лежит туманный мир
неосязаемости и не-реальности, чуждый человеческому разуму и понятный только его
"бессознательному" существованию - "восточный" мир, по россий-ской терминологии.
Это был Петербург, с его непростым сосущест-вованием "запада" и "востока",
которое взывало к российскому сознанию как эмблема большей проблемы - проблемы
националь-ного осознания."
В предыдущем разделе (2.4.3) мы уже заметили появление Медного Всадника в романе
Стругацких "Град обреченный". В на-броске городского пейзажа у Сорокина
формальная ссылка на "Петербург" А.Белого становится явной в образах а) солнца, 
встающего над городом (и освещающего иглу Адмиралтейства в начале Невского
проспекта) и б) близости бездонной сине-зеленой пропасти рядом с городской
многоэтажной и прямолинейной архи-тектурой. Описание ранней утренней поездки
Аполлона Аполлоно-вича через город на работу в первой главе романа А.Белого
может также использоваться как базис для тематического сравнения с версией
Стругацких; для этого приведем отрывок:
"Аполлон Аполлонович Аблеухов покачивался на атласных подушках сиденья; от
уличной мрази его отграничили четыре пер-пендикулярные стенки; так он был
отделен от людей и от мокнущих красных оберток журнальчиков, продаваемых вон с
того перекрест-ка.
Планомерность и симметрия успокоили нервы сенатора, воз-бужденные и неровностью 
жизни домашней, и беспомощным кру-гом вращения нашего государственного колеса.
Гармонической простотой отличалися его вкусы.
Более  всего он любил прямолинейный проспект: этот про-спект напоминал ему о
течении времени  между двух жизненных точек.
Там дома сливалися кубами в планомерный, пятиэтажный ряд; этот ряд отличался от 
линии жизненной: здесь средина жиз-ненных странствий носителей бриллиантовых
знаков оказалась для скольких сановников окончанием жизненного пути.
Вдохновение овладевало душою сенатора, когда линию Hев-ского разрезал
лакированный куб: там виднелась домовая нумера-ция; и шла циркуляция; там,
оттуда - в ясные дни, издалека-далека, сверкали слепительно: золотая игла,
облака, луч багровый заката; там, оттуда - в туманные дни, - ничего, никого.
А там были - линии: Нева, острова. Верно, в те далекие дни, как вставали из
мшистых болот и высокие крыши, и мачты, и шпи-цы, проницая зубцами своими
промозглый, зеленоватый туман, -
на теневых своих парусах полетел к Петербургу Летучий Голландец из свинцовых
пространств балтийских и немец-ких морей, чтобы здесь воздвигнуть обманом свои
туман-ные земли и назвать островами волну набегающих облаков.
Аполлон Аполлонович островов не любил: население там - фабричное, грубое;
многотысячный рой людской там бредет по ут-рам к многотрубным заводам; жители
островов причислены к наро-донаселенью Империи; всеобщая перепись введена и у
них.
Аполлон Аполлонович не хотел думать далее: острова - раз-давить! Приковать их
железом огромного моста, проткнуть про-спектными стрелами:
Глядя мечтательно в ту бескрайность туманов, государствен-ный человек из черного
куба кареты вдруг расширился во все сто-роны и над ней воспарил; и ему
захотелось, чтоб вперед пролетела карета, чтоб проспекты летели навстречу - за
проспектом проспект, чтобы вся сферическая поверхность планеты оказалась
охваченной, как змеиными кольцами, черновато-серыми домовыми кубами; чтобы вся, 
проспектами притиснутая земля, в линейном космиче-ском беге пересекла бы
необъятность прямолинейным законом; чтобы сеть параллельных проспектов,
пересеченная сетью проспек-тов, в мировые бы ширилась бездны плоскостями
квадратов и ку-бов: по квадрату на обывателя, чтобы:"29
"Петербург" А.Белого описывает столицу Российской импе-рии в 1905 году, вскоре
после унизительного поражения России в русско-японской  войне, на пути к
катастрофическим социальным и политическим изменениям, завершившимся революцией 
1917 года. Все литературные мифы, связанные с городом Петра, проникаются острой 
апокалиптической значимостью в романе Белого. Противо-речивая преданность
российской интеллигенции "западному" ра-ционализму и "восточному" православию и 
мистицизму ведет к прямому и яростному противостоянию между теми, кто предпочел 
бы "западные" демократические принципы правления, и теми, кто настаивал бы на
"восточном" принципе автократии, чтобы сдер-жать пугающую волну народной
анархии. Более того, конфликт между "Западом" и "Востоком", спонтанностью и
порядком, рели-гией и рационализмом и т.д. различим на всех уровнях: он
прохо-дит между социально-экономическими классами, между поколе-ниями, и между
индивидуальным сознанием и подсознанием. Аполлон Аполлонович стремится передать 
"западный" принцип рационализма "восточной" спонтанности масс, чтобы "сокрушить"
их. Напротив, его сын, последователь Канта (то есть западной фи-лософской
традиции) потворствует "восточной" части своего рус-ско-татарского наследия,
одеваясь в преувеличенно восточном сти-ле и, сочетая мистические занятия с
нигилистическими предпосыл-ками гностицизма, соглашается принять участие в
революционно-террористическом заговоре. В "Петербурге" Белого, накануне
рево-люции, бомба должна взорваться, положив конец старому порядку. Как заметил 
Бердяев, "Белый, конечно, не враг революционной идеи [:]. Зло революции для
Белого происходит от зла старой Рос-сии. По сути, он хотел показать
художественными методами иллю-зорный характер петербургского периода российской 
истории, на-шего бюрократического и интеллектуального западничества, так же, как
в "Серебряном голубе" он показал темноту и невежество, про-исходящие от
восточного элемента в жизни нашего народа"31.
--------- Как кролик в шляпе фокусника, исчезает Windows Clipboard -------

В таком вот аксепте                                     Алла, молчаливый глюк

--- Письмо неясного содержания, написанное с помощью GoldEd+/W32 1.1.1.2
 * Origin: Hеблагоприятно иметь куда выступить (2:5020/1661.61)
  

Предыдущая Список сообщений Следующая


Скачать в виде архива




Русская фантастика > ФЭНДОМ > ФИДО >
ru.fantasy | ru.fantasy.alt | ru.ludeny | ru.mythology | ru.sf.bibliography | ru.sf.news | ru.sf.seminar | su.books | su.sf&f.fandom
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001