История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ЗА «КРУГЛЫМ СТОЛОМ» ФАНТАСТЫ

[Евгений Войскунский]

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© Е. Войскунский, 1980

Уральский следопыт.- 1980.- 11.- С. 55-56.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

620219, г. СВЕРДЛОВСК, ГСП-353
ул. 8 МАРТА, 8, тел. 51-55-26

25 октября 1978 г.

АНКЕТА

1. Когда и почему Вы обратились к фантастике? Было ли опубликовано Ваше самое-самое первое НФ-произведение?
2. Ставите ли Вы целью своей работы в фантастике изображение будущего и его проблемы? Или всецело озабочено при этом насущными проблемами настоящего?
3. Высказывалось мнение о "кризисе" фантастики. Разделяете ли Вы эту точку зрения?
4. Каковы ныне, на Ваш взгляд, взаимоотношения фантастики и науки? Не исчерпала ли своих возможностей фантастика сугубо техническая?
5. Существуют ли, на Ваш взгляд, какие-либо ограничения, пределы фантазии, переступать которые не принято?
6. Фантастика - любимое чтение школьников - формирует из них неофитов в лагерь "физиков". А будущие "лирики"? Что даёт фантастика им?
7. Фантастика наших дней все больше сближается с "большой" литературой. Как Вы расцениваете это? Не растворится ли фантастика - в нефантастике?
8. Назовите наиболее интересные, на Ваш взгляд, произведения советской фантастики последних двух - трех лет.
9. Как Вы полагаете, на какую тему будет написан НФ бестселлер 2079 года?
10. Какая проблема (научная, социальная, нравственная) волнует Вас более всего? Над чем Вы сейчас работаете?
11. Что пожелали бы Вы журналу и его читателям?

    Не скупитесь на мысли и улыбку, отвечая нам! Тем более, что не обязательно останавливаться на каждом вопросе.

В редакционном портфеле имеются поступившие с запозданием и потому неопубликованные в прошлогодних номерах ответы еще трех известных писателей-фантастов, Предлагаем их вашему вниманию.

Читатели были единодушны в своих письмах: ответы писателей-фантастов на анкету "Уральского следопыта" (см. №№ 4, 6, 7, 9 за прошлый год) представляют собою любопытнейший материал для размышлений.

Предвидим вопрос: почему же мы не приводим читательских оценок?

Автор каждого письма, подытоживая ответы писателей, по сути дела и сам отвечал одновременно на ту же анкету. Разноречивость в этих ответах получилась примерно та же, что и у писателей, - оттого печатать их значило бы попросту продублировать предшествовавшие им писательские ответы.

Однако три письма мы процитируем.

"Редакцией сделано хорошее м нужное начинание, которое необходимо продолжить, - пишет В. Борисов (Абакан). - Пусть подобные встречи с фантастами станут регулярными. А сформулировать вопросы к ним, думаю, помогут любители НФ". Комментируем: планируя такие встречи и на будущее, мы тоже надеемся на эту помощь.

"В следующий раз за округлым столом" журнала, - советует нам С. Колыгин (Днепропетровск), - было бы целесообразно собрать критиков и литературоведов. Интересно было бы узнать их мнение о кризисе, о грани между фантастикой и "большой" литературой, о пределах фантазии, о "ленинградской" и "сибирской" волнах в советской фантастике..." С удовольствием принимаем и это предложение.

"И еще: нельзя ли составить подобную или более подробную анкету для читателей? - идет еще дальше В. Ковалев (Калуга). - Ввести новые вопросы, только обращенные к широком аудитории. Думаю, интерес будет очень велик..." Что ж, и "то заманчиво. Но опять-таки: дело это для всех нас общее, давайте же сообща и подумаем: какие вопросы стоило бы задать в такой анкете?

Ждем ваших писем, друзья!

* * *

Евгений ВОЙСКУНСКИЙ

1. Если "обратиться" к фантастика значит читать ее, то я обратился в раннем детстве, Едва ли не самой первой прочитанной книгой были жюльверновские "80 тысяч верст под водой". Я и сейчас думаю, что без Жюля Верна нельзя обойтись в детстве (во всяком случае мальчикам). Писать фантастику мы с И. Лукодьяновым начали в конце 50-х годов. Почему? Потому что стихийно - из игры воображения, из пестрого бакинского быта, из нашего увлечения Каспийским морем - начал складываться роман. Этот роман, "Экипаж "Меконга" ("самый-самый первый"), был опубликован в 1962 году.

2. Будущее не может не интересовать писателя-фантаста: профессия обязывает. Но вот что, по-моему, надо иметь в виду; изображая будущее и эго сложные проблемы, фантаст пишет для сегодняшнего читателя, живущего тоже в достаточно сложном мире. Читателю вряд ли интересно, будет читать о людях, которые заняты не существующей для него, читателя, проблемой, - ну, скажем, квадриальной супергормостинацией (можно придумать еще забористее). Проблемы будущего не выращиваются, как фикус в кадке, - они вырастают из сегодняшних проблем. Верно было сказано когда-то, что "будущее отбрасывает свои тени". Уловить эти тени в настоящем или отдаленное эхо сегодняшних проблем в будущем - серьезная задача для фантастики, жанра, осуществляющего своеобразную связь времен.

3. Кризиса нет. Просто у фантастики есть свои трудности, - я бы выделил три. Первая а какой-то мере связана с трудностями самого процесса познания, с резко усложнившейся картиной мироздания. Иначе говоря, фантастике подчас бывают "не по зубам" некоторые новейшие научные" проблемы и гипотезы. Вторая трудность - это сложность самого жанра, его "пограничность", недостаток, что ли, температуры, в которой возникает сплав литературы и науки. Отсюда качественные потери, повторяемость сюжетов и т. п. Но с этими трудностями фантастика, в общем, справляется, способна справиться. Иное депо - третий пункт. Фантастику мало издают. Читатель-то к ней интереса не потерял, отнюдь, - а вот издательства... Тут даже профессиональные писатели-фантасты испытывают немалые затруднения - что же говорить о молодых авторах! Стоит задуматься об их писательской судьбе - и о судьбе жанра.

4. Взаимоотношения фантастики и науки многосторонни и не исчерпываются схемой: сделано научное или техническое открытие - посмотрим, что из этого выйдет. Фантастика может и вовсе обходиться без науки, а просто служить литературным приемом для изображения жизни в резком, необычном ракурсе. Собственно, надо различать фантастику и научную фантастику (первая намного старше второй). Нет оснований считать, что какие-либо из разновидностей фантастики, в том числе и "сугубо техническая", исчерпали свои возможности.

5. Для фантазии ограничений нет. Для фантастики как литературного жанра существует тот же предел, что и для литературы вообще: предел, за которым начинается дурное сочинительство.

6. Из моего опыта общения с молодежью, не следует однозначного вывода, что фантастика формирует будущих "физиков". "Лирики" тоже не одного Фета читают. Как и всем читающим людям, фантастика дает им пищу для ума.

7. Если фантастика "сближается с большой литературой", то это хорошо. Так, собственно, и должно быть в идеале. При этом хорошая фантастика вряд ли растворится, перестанет быть самой собой - как не теряет своего достоинства благородный камень в драгоценной оправе. Думаю, что у фантастики большое будущее - может быть, ее героический век впереди.

10. Среди "моих" проблем назову такую: несоответствие между быстрым темпом научного и технического прогресса и неизменностью биологической природы человека. В самом деле, человек биологически почти не изменился, ну, скажем, со времен Древнего Египта. А техносфера, в которой он обитает изменилась разительно... Тут есть о чем подумать.

11. Хочется пожелать журналу не терять интереса к фантастике.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001